0
3051
Газета Политика Печатная версия

29.11.2020 20:48:00

Суды снисходительны к преступлениям чиновников и белых воротничков

Ненормативные приговоры чаще всего выносятся по должностным и экономическим статьям Уголовного кодекса

Тэги: уголовный кодекс, ук, теория, правоприменение, ипп, юстиция, приговоры, сроки, чиновники, белые воротнички, статистика


уголовный кодекс, ук, теория, правоприменение, ипп, юстиция, приговоры, сроки, чиновники, белые воротнички, статистика Российская Фемида сняла повязку с глаз, чтобы отслеживать колебания весов правосудия. Фото со страницы Верховного суда РФ в Facebook

Институт проблем правоприменения (ИПП) при Европейской университет в Петербурге проанализировал разрыв между теоретическим содержанием и практической реализацией Уголовного кодекса (УК). Сроки в приговорах часто оказываются ниже тех, что предусмотрены в статье УК в основном по коррупционным и служебным преступлениям. По насильственным же преступлениям разница между статистикой и нормой незначительна. ИПП делает вывод, что таким образом Фемида своими решениями по конкретным делам компенсирует гражданам как уловки следствия, так и просчеты законодателя. Однако в этом исследовании, очевидно, проигнорирован социальный аспект: глубинный народ массово идет за решетку по любому поводу, а представители правящих классов – чиновники и «белые воротнички» часто отделываются испугом. Причем, не менее интересным был бы и предметный анализ, кого из них и за что все-таки сажают.

В идеале правоприменительная практика должна соотноситься с нормативными границами статей УК, однако за многие преступления, в том числе по тяжким статьям, наказание назначается сильно ниже установленных значений. Об этом говорится в докладе директора по исследованиям ИПП Кирилла Титаева «Нормы и практика в уголовной политике: разрывы и дисбалансы». Он проанализировал 84 самых массовых состава преступлений, по которым предусмотрено лишение свободы. Согласно данным Судебного департамента при Верховном суде (ВС) РФ, они охватывают 90,7% осуждений 2019 года.

В случае с насильственными преступлениями вроде убийств, разбоев, изнасилований разрыв между нормой и правоприменением относительно небольшой, «среднее наказание близко к середине нормативного диапазона в УК». То же самое и с наркотическими преступлениями, хотя, напомним, по поводу применения этих статей УК у правозащитников есть серьезные претензии к следствию и судам.

Но есть и такая группа статей, по которым суды выносят куда более мягкие приговоры, чем это предусмотрено, скажем, не назначают реальных посадок. Это значит, что российская Фемида не соглашается либо с законодателями, либо с правоохранителями, отмечается в докладе. В основном речь идет об экономических и должностных преступлениях, за которые де-юре предусмотрено довольно суровое наказание. Но в подавляющем большинстве случаев обвиняемые отделываются или приговором, не связанным с лишением свободы, или сроком «сильно ниже не только максимума, но и середины установленной «вилки». Среди составов с наибольшим отклонением факта от средней формальной нормы – растрата, мошенничество, производство товаров, не отвечающих требованиям безопасности. Кроме того, это еще миграционные преступления и уклонение от воинской службы.

Но в докладе ИПП нет ответа на вопрос, почему же у судов есть особое мнение именно о таких преступлениях, которые совершают представители власти и бизнеса, то есть люди, в целом относящиеся к правящему сословию. Так что в исследовании то ли случайно, то ли намеренно проигнорирован социальный аспект правосудия, а именно то, что в народе называется справедливостью.

Скажем, за превышение должностных полномочий доля посадок чуть выше 20%, хотя за это полагается до 10 лет лишения свободы. За «мошенничество при получении выплат в крупном размере» суды могут назначить до 6 лет колонии, но пользуются этим правом лишь в 2,9% случаев. Растрата (ч. 3 ст. 160) на практике наказывается лишением свободы в одном случае из 15. «Существуют составы тяжких преступлений, по которым суды считают нужным назначать лишение свободы менее чем в 7% случаев. Получается, что почти для четверти изученных составов (более 10% всех осужденных в 2019 году) среднее назначенное наказание составляет менее 5% от среднего уровня, установленного законодателем», – говорится в исследовании ИПП.

Как указывается в документе, это, во-первых, дискредитирует правовую систему государства и правоприменительные органы: мол, когда дача взятки (до 8 лет) ведет к реальным посадкам лишь в 14% случаев, это можно расценить как защиту судами коррупционеров. Во-вторых, тем самым искажается отчетность правоохранителей: пустяковые, по сути, деяния предстают как раскрытые тяжкие преступления. В-третьих, осужденные, с точки зрения суда как бы и не заслуживающие серьезного наказания, все-таки получают судимость по тяжкому обвинению.

Но вся эта статистика свидетельствует вовсе не о злоупотреблениях со стороны судей или, напротив, их мягкосердечности, отмечается в докладе ИПП. Похоже, что обвинение просто причисляет к «преступлениям» мелкие деяния, которые законодатель и не имел в виду, создавая ту или иную норму УК. То есть «правоприменитель исказил мысль законодателя». А суды, видя формальные признаки преступления, избирают наименьшее наказание, видимо, для того, чтобы не портить отчетность силовикам. Однако и законодатель, указали в ИПП, очевидно, неверно оценил «криминальные реалии», гиперкриминализировав такие события, которые на практике оказываются малозначительными.

Например, одним составом описываются как чрезвычайно тяжкие, так и относительно малоопасные преступления. Это видно, скажем, в ст. 160 УК «Присвоение или растрата», когда «наличие служебного положения практически убирает границу по сумме ущерба». Получается, что любые похищенные суммы – 1,5 тыс. или 1,5 млрд руб. описываются одним составом. Такое положение дезориентирует и подозреваемых. Как говорится в докладе, если бы человек, дескать, понимал, что ему вряд ли грозит реальное лишение свободы, то он повел бы себя иначе в части признания вины, согласия с обвинением и т.д.: «УК должен показывать, что и в какой степени опасно для общества, и с этой точки зрения отражать реальную криминальную ситуацию». И конечно, данная ситуация открывает коррупционные возможности для недобросовестных правоохранителей, которые могут шантажировать серьезным наказанием тех, кто на самом деле совершил малозначительный проступок.

Заметим, что еще один недостаток исследования ИПП – это отказ посмотреть на тех, кому из «должностников» или «экономистов» приговоры, связанные с длительными посадками, все-таки выносятся. Тут могло бы вскрыться немало любопытных фактов, наглядно иллюстрирующих нынешнее состояние российской Фемиды, которая вовсе не зря на здании ВС изображена с открытыми глазами. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Контроль за фейковыми прививками чиновники начнут с себя

Контроль за фейковыми прививками чиновники начнут с себя

Ольга Соловьева

Мишустин поручил перепроверить статистику вакцинации

0
1471
Российский бюджет теряет уже 100 миллиардов рублей за год на сером табаке

Российский бюджет теряет уже 100 миллиардов рублей за год на сером табаке

Анастасия Башкатова

Повышение акцизов при стагнирующих доходах населения подстегнуло спрос на нелегальную продукцию

0
1780
Верховная рада займется патриотическим воспитанием граждан

Верховная рада займется патриотическим воспитанием граждан

Татьяна Ивженко

Школьники будут изучать предмет "Защита Украины"

0
1190
Вьетнам ждет активизации России в Юго-Восточной Азии

Вьетнам ждет активизации России в Юго-Восточной Азии

Александр Королев

Визит президента Нгуен Суан Фука в РФ должен придать новый импульс отношениям между двумя странами

0
1501

Другие новости

Загрузка...