0
2501
Газета Политика Печатная версия

13.03.2022 20:20:00

Правозащитную деятельность монополизируют

Общественные наблюдательные комиссии станут истиной в последней инстанции

Тэги: оп, подготовительные курсы, онк, общественные наблюдатели, выборы

On-Line версия

оп, подготовительные курсы, онк, общественные наблюдатели, выборы Члены Общественных наблюдательных комиссий любят проверять за решеткой именно бытовые условия. Фото с сайта www.fsin.gov.ru

Общественная палата (ОП) РФ запускает подготовительные курсы для кандидатов в Общественные наблюдательные комиссии (ОНК), которые занимаются правами заключенных. В 45 регионах в середине года запланирована ротация нынешнего состава ОНК. Также в ОП предлагают добиться того, чтобы именно отчеты ОНК направлялись в международные правозащитные структуры в качестве альтернативных докладов по тем данным, которые представляют госорганы страны. Сейчас такие материалы готовят правозащитные организации, в основном признанные иноагентами. Так что ОП пытается застолбить за собой монополию на правду.

В ОП РФ подвели итоги работы ОНК за 2021 год: комиссии «осуществили более 160 выездов в места принудительного содержания, провели порядка 1,2 тыс. бесед по личным вопросам, собрали более 300 жалоб и заявлений». Все эти документы «оперативно обрабатывались и тщательно рассматривались». Вывод сделан такой: самые системные проблемы пенитенциарной системы связаны с недовольством заключенных бытовыми условиями и качеством медпомощи.

Обсудили в ОП и подготовку кандидатов в ОНК в преддверии масштабной ротации их составов в более чем половине регионов. В двух субъектах РФ процедура выдвижения кандидатур начнется весной, в 43 – летом. Прозвучали следующие предостережения: сейчас нужно с особой осторожностью подойти к отбору кандидатов, поскольку в ОНК будут стремиться политизированные, оппозиционные и попросту преследующие свои цели личности. Так что к отбору решено активнее привлекать региональные ОП. Более того, надо создавать условия для перехода в них бывших председателей ОНК, а других проверенных делом членов комиссий – как действующих, так и бывших – включать в общественные советы при территориальных органах ФСИН и МВД. Дескать, это позволит «дополнить существующую систему ротаций: люди не уходят от темы, а продолжают помогать ОНК, в которой процессуально быть не могут».

Кроме того, представители ОП РФ провели встречу с МИДом, чтобы разъяснить: ОНК, действующие уже почти 14 лет, являются «уникальным институтом гражданского общества, не имеющим аналогов в мире». И поэтому партнерам России в рамках ОБСЕ и ООН следует демонстрировать этот правозащитный механизм. Например, можно использовать материалы проверок, которые проводят ОНК, при подготовке докладов для различных органов ООН.

«Сам по себе институт ОНК востребован, он доказал свою эффективность на практике», – сказал «НГ» сопредседатель Московской Хельсинкской группы Валерий Борщев. Но, к сожалению, подчеркнул он, чиновники почти добились уничтожения ОНК как действенного, а главное – независимого института. Он превращается в лояльную к власти структуру, которая озвучивает текущие проблемы вроде бытовых условий – к примеру, старые матрасы и дефицит туалетной бумаги, но игнорирует наиболее резонансные – скажем, поборы с заключенных, пресс-хаты, пытки. То есть планы властей вполне понятны: создать в своих интересах некое облако правозащитников – по аналогии с нынешними общественными наблюдателями за выборами. И у тех, и у других круг задач окажется примерно похожим – повышать благоприятный информационный фон. Например, нынешние за малым исключением провластные ОНК будет докладывать в ту же ООН о якобы отсутствующих в российских тюрьмах и СИЗО нарушениях. То есть, допускает Борщев, речь идет о подмене реально независимых правозащитных отчетов на ложные данные от структур, создающих лишь иллюзию общественного контроля. По его словам, альтернативные доклады от ОНК, конечно, нужны, весь вопрос в том – кто будет их создавать, если «сегодняшние члены ОНК – это лишь муляж общественного мнения». Достойных членов ОНК, заметил Борщев, осталось мало, из большинства реальные правозащитники уже изгнаны, а после ротации их и вовсе может не остаться.

При этом он напомнил, что институт ОНК вовсе не так уникален, как считают в ОП РФ, сама идея скопирована у Великобритании, где на общественных началах действует Совет визитеров в тюрьмы, появившийся еще в начале XIX века. В него входят как адвокаты, так и бизнесмены, а также учителя, пенсионеры, безработные и т.д. У визитеров есть свои комнаты в колониях и даже ключи от камер для самостоятельного и свободного их инспектирования. При этом к каждой тюрьме прикрепляется по 7–10 визитеров. Федеральный судья в отставке Сергей Пашин, автор первоначального варианта закона об общественном контроле за местами заключения, подтвердил «НГ», что британский опыт также учитывался.

Вообще же, по его мнению, власть всегда пыталась ограничить ОНК, посадить в них своих людей, вычистить независимых правозащитников, противодействующих незаконным действиям тюремных администраций. Сейчас степень контроля довольно скромная, ОНК не имеют реального влияния на происходящее, все их жалобы и действия «могут быть проигнорированы самым элементарным образом». Действуют и различные правовые ограничения, нивелирующие всю работу, – например, на контакты с заключенными, на фиксацию полученной информации. «То есть довольно хороший институт ослабляют как могут», – резюмировал Пашин. На Западе, подтвердил он, подобного рода органы действительно есть – и они гораздо более эффективные. К примеру, они могут не только беседовать с заключенными, но и участвовать в назначении взысканий или, скажем, аккумулировать денежные средства, спонсорские взносы. 

Российские правозащитники изначально ратовали за то, чтобы нечто подобное было и у нас. Например, в той же Британии многие решения по заключенным принимают мировые судьи, в том числе именно они наказывают тех за проступки, а вовсе не начальники тюрем. Неэффективность нынешних ОНК Пашин также связывает с их составом и процедурой формирования комиссий. Сам он, когда готовил законопроект, планировал, что «любая аккредитованная общественная организация, у которой есть пятилетний успешный стаж, может заниматься такой работой». А главное, что он закладывал в документе, что представители этих организаций могли бы приходить в колонии с врачами и юристами, чтобы нарушения реально фиксировались и квалифицировались. Если это будет сделано в дальнейшем, то будет уже существенный шаг вперед. Но пока, констатировал Пашин, полномочия наблюдателей только урезают. А еще, по его словам, нелогично, что патронаж ОНК замкнут на ОП РФ, более разумно было бы отдать данные полномочия депутатам: «Зоны находятся на территории субъектов РФ, так что это вопросы скорее местного сообщества, заниматься ими должны региональные законодатели при поддержке религиозных организаций».



Читайте также


Запорожские власти призвали украинцев эвакуироваться

Запорожские власти призвали украинцев эвакуироваться

Наталья Приходко

В Киеве посоветовали населению запастись одеялами в преддверии зимнего сезона

0
970
КПРФ разворачивается к интернет-голосованию

КПРФ разворачивается к интернет-голосованию

Дарья Гармоненко

Тотальный бойкот дистанционки признан ошибочной тактикой

0
871
Верховному суду адвокаты не нужны

Верховному суду адвокаты не нужны

Екатерина Трифонова

Госкорпорация "Росфемида" оправдывает коллег-чиновников на порядок чаще рядовых граждан

0
894
Миф о конвергентных технологиях

Миф о конвергентных технологиях

Сергей Пястолов

У человечества есть шанс для следующего жизненного цикла, только если оно признает наличие у Природы собственной онтологии

0
857

Другие новости