0
3982
Газета Политика Печатная версия

07.06.2022 21:12:00

Российская Фемида не поддается либерализму Лебедева

При замене уголовных дел штрафами судейское усмотрение попадает под обвинительный уклон

Тэги: юстиция, уголовное дело, замена, судебный штраф, либеральная новелла, вс, лебедев

On-Line версия

юстиция, уголовное дело, замена, судебный штраф, либеральная новелла, вс, лебедев Фото сайта supcourt.ru

Институт судебного штрафа, который освобождает обвиняемого от клейма судимости, не вписывается в обвинительный уклон российской Фемиды. Хотя инициатива ввести такой формат приговора принадлежит председателю Верховного суда (ВС) РФ Вячеславу Лебедеву, нижестоящие инстанции осторожно применяют либеральную новеллу. Эксперты считают, что чрезмерно широкое судейское усмотрение при назначении такого штрафа приводит либо к необоснованным отказам в освобождении граждан, совершивших незначительные преступления, либо, наоборот, к уходу реальных преступников от ответственности.

На недавнем заседании Совета судей Лебедев в очередной раз заявил о необходимости расширить сферы применения судебных штрафов в качестве основания для освобождения от уголовной ответственности. Это, по его мнению, одно из важных условий «снижения уровня криминализации общества и социальной конфликтности». Лебедев привел эффектную статистику: за первый квартал 2022 года суды прекратили уголовные дела с назначением судебного штрафа в отношении 5,5 тыс. лиц.

Но на практике, указали «НГ» эксперты, данный институт не действует для всех, кто формально полностью подпадает под его критерии и условия. Бывает, скажем, так, что, несмотря на все основания, в том числе искреннее раскаяние и заглаживание вины перед пострадавшим, суды по какой-то причине отказываются назначать штраф. «Дискреционные полномочия суда в части судебного штрафа приводят к тому, что при внешне схожих обстоятельствах в отношении одних лиц он применяется, а в отношении других выносится обвинительный приговор», – пояснил «НГ» советник BGP Litigation Владимир Колесин. То есть институт судебных штрафов оправдал себя «не в достаточно полной мере, что прежде всего вызвано неконкретностью ряда норм УК и УПК в части полномочий суда». Речь идет о спорах – может или обязан суд назначать такой штраф, имеет значение факт заглаживания причиненного преступлением вреда или не имеет?

Есть определенные сомнения относительно эффективности данного института ввиду наличия коллизий в законе, подтвердил «НГ» вице-президент Ассоциации юристов по регистрации, ликвидации, банкротству и судебному представительству Владимир Кузнецов. В каких-то статьях (ч. 1 ст. 25.1, п. 4 ч. 1 ст. 254 и ч. 1 ст. 446.3 УПК) говорится, что суд «вправе» прекратить уголовное преследование штрафом. В других отмечается, что отказ от такого прекращения является безусловным основанием для отмены приговора первой инстанции (ч. 2 ст. 389.17 УПК). Поэтому-то более высокие суды вынуждены указывать нижестоящим коллегам на нарушение тех или иных норм, а то и вовсе констатировать, что «прекращению уголовного дела с применением судебного штрафа ничто не препятствовало», разве что усмотрение самого судьи.

«При системном толковании норм УПК тот вывод, что прекращение уголовного преследования с назначением судебного штрафа является обязанностью суда, напрашивается сам собой», – убежден Кузнецов. Противоречивую практику он связывает больше с отсутствием четких критериев – когда именно надо применять судебный штраф: «Оценке в каждом случае подлежит множество обстоятельств: общественная опасность деяния, личность подсудимого, его отношение к содеянному и т.п.». Кузнецов уверен, что решить проблемы правового института можно через поправки, которые исключат нечеткие формулировки и дополнят их «осязаемыми критериями применения».

Однако специалист в сфере правового консалтинга Нихад Касумов заявил «НГ», что назначение судебного штрафа – это исключительная прерогатива суда, исходя «из буквального толкования норм УК и УПК». Он настаивает, акты вышестоящих инстанций говорят не о том, что назначение штрафа возводится в обязанность, они лишь означают, что любой вывод и действия суда должны быть мотивированы. «Если суд не назначил судебный штраф при наличии оснований для этого, он должен это мотивировать. Если суд отказался от этого даже при согласии потерпевшего, он также должен свое действие объяснить», – пояснил Касумов. И вообще, добавил эксперт, к самому институту освобождения от уголовной ответственности нужно относиться предельно аккуратно, чтобы под него не попал потенциально опасный для общества человек, который в следующий раз может совершить более тяжкое преступление. Так что, констатировал Касумов, данный институт «занял достойное место в уголовно-правовой системе, стал живительным глотком для лиц, которые случайно или по глупости оказались на скамье подсудимых». Более того, по известной ему практике «суды охотно применяют данный механизм».

В свою очередь, управляющий партнер юркомпании AVG Legal Алексей Гавришев отметил, что, к сожалению, правоприменение все-таки явно хромает. Возможно, потому, что на фоне длящегося уже несколько лет «закручивания гаек» такое освобождение от уголовной ответственности выглядит в глазах судей излишне либеральной мерой. В связи с этим у служителей Фемиды существует определенный психологический барьер для применения нормы закона в первой инстанции. Этим, по мнению Гавришева, и можно объяснить тот факт, что чаще решения о судебных штрафах выносятся апелляционными судами: «Дабы не попасть под подозрение в личной заинтересованности или излишней мягкости, судьи первой инстанции снимают с себя ответственность, не применяя положения уголовного законодательства о судебном штрафе».

По словам доцента кафедры государственно-правовых и уголовно-правовых дисциплин РЭУ им. Плеханова Екатерины Арестовой, ко всему прочему законодатель не установил никаких ограничений по видам преступлений небольшой и средней тяжести, уголовные дела по которым могут быть прекращены штрафами. Де-юре не играет здесь роли и мнение потерпевшего, нет и минимального размера такого штрафа. Так что уже есть случаи, когда обвиняемые в преступлениях, скажем, против половой неприкосновенности или повлекших смерть избегают уголовного наказания, уплатив несколько тысяч рублей. «Это ставит под сомнение соблюдение принципа справедливости, подрывает веру граждан в правосудие. И выглядит особенно несправедливо на фоне отказа со стороны суда «оштрафовать», к примеру, какого-либо незадачливого воришку из супермаркета. Поэтому, несомненно, институт судебного штрафа нуждается в совершенствовании», – подчеркнула Арестова. 

Однако управляющий партнер Criminal Defense Firm Алексей Новиков сказал «НГ», что на практике суды как раз «с особым вниманием относятся к мнению потерпевших» при решении вопроса о судебном штрафе, хотя это не является условием из закона. То есть в данном случае судьи все же злоупотребляют своим усмотрением. Эксперт настаивает: если имеются все основания, предусмотренные законодателем, то освобождение подсудимого от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа должно быть наиболее вероятным, хотя и не обязательным решением суда. «Границы судебного усмотрения при решении вопроса о назначении судебного штрафа должны быть все же минимальными. Что пока, к сожалению, не подтверждается делом», – указал эксперт.



Читайте также


Верховный суд высказался за приватность осужденных

Верховный суд высказался за приватность осужденных

Екатерина Трифонова

Подтверждено, что зэкам тоже необходимо пространство для уединения

0
1146
Фондовый рынок в России решили держать полузакрытым

Фондовый рынок в России решили держать полузакрытым

Ольга Соловьева

Возвращение нерезидентов на биржу пока откладывается

0
1791
Отключите голову. Истории из жизни художника с 65-летним стажем

Отключите голову. Истории из жизни художника с 65-летним стажем

0
1077
Требуются пешки, предпочтительно белые

Требуются пешки, предпочтительно белые

Владимир Иванов

Западная пресса поет в унисон американской разведке

0
2543

Другие новости