0
3534
Газета Политика Печатная версия

17.11.2022 20:48:00

В подвалах правосудия улучшений не ожидается

Конвойные помещения для обвиняемых находятся вне общественного контроля

Тэги: суды, конвойные помещения, допуск, правозащитники, адвокаты, онк, безопасность, мнение

On-Line версия

суды, конвойные помещения, допуск, правозащитники, адвокаты, онк, безопасность, мнение Своего осуждения гражданину приходится ждать или в автозаке, или в тесной комнатке. Фото с сайта www.fsin.gov.ru

Правозащитников и адвокатов не пустят в конвойные помещения судов, где содержат обвиняемых перед процессами. За «конвойками» следят прокуроры, но у них нет полномочий в отношении судебной системы. Эксперты напомнили, что накопители для подсудимых либо не оснащаются видеокамерами, либо к ним нет доступа членам Общественных наблюдательных комиссий (ОНК).

В Госдуме с учетом позиции МВД и ФСБ отклонен законопроект, дающий право членам ОНК и адвокатам посещать обвиняемых и подозреваемых в конвойных помещениях судов. Обоснование – противоречие мерам безопасности. Однако, сказал «НГ» член Адвокатской палаты Москвы Александр Иноядов, инициатива не несла рисков чему-либо, «за исключением нежелания органов исполнительной власти допускать третьих лиц в указанные помещения».

Поскольку «условия в конвойных помещениях, особенно в зданиях старой постройки, могут указывать на существенное нарушение установленных стандартов содержания». И действительно, ранее граждане неоднократно жаловались на пыточные условия в «конвойках», так что сейчас без контроля извне это полностью закрытая территория, куда не пускают ни общественников, ни защитников, хотя прежде пускали.

Эксперт комитета по защите в судебных спорах и процедурах банкротства московского отделения «Опоры России» Сергей Матюнин напомнил, что по УПК обвиняемый (подозреваемый и подсудимый), находящийся под стражей, имеет право на ничем не ограничиваемую возможность для консультаций с защитником, получения правовой помощи и т.д. Так что необходимы поправки, прямо предусматривающие доступ адвокатов в конвойные помещения. Позиция же силовиков, считает он, в данном случае неоправданна, не стыкуется с нормами закона и с установленными Конституцией РФ гарантиями. «Их неспособность обеспечить безопасность в указанных помещениях не может расцениваться как основание и повод для ущемления конституционных и законных прав», – подчеркнул Матюнин.

Не секрет, заметил вице-президент Ассоциации юристов по регистрации, ликвидации, банкротству и судебному представительству Владимир Кузнецов, что власти препятствуют общественному контролю за условиями содержания в конвойных помещениях судов. Он подтвердил, что отрицательный отзыв со стороны МВД и ФСБ объясняется достаточно просто: «Случаи нападения конвоируемых на сотрудников неоднократны, в ближайшее время еще и ожидаются суды над военными преступниками, вот почему сохранение жестких условий для подсудимых, дескать, необходимо». Кузнецов напомнил, что вопросы содержания в залах и кулуарах судов уже многократно поднимались на различных уровнях, в том числе и в ЕСПЧ. Но проблема, подчеркнул он, с каждым годом становится все актуальнее: «В суде арестант часто проводит большую часть времени не в зале заседаний, а в конвойных помещениях, где он сначала ожидает судебного заседания, иногда по несколько часов, а потом ждет отправки в СИЗО часто тоже по несколько часов». Кузнецов напомнил о случае, который обсуждался и в аппарате омбудсмена, когда к правозащитникам обратился один из подсудимых. Его возили на судебные заседания в подмосковный Дубненский горсуд, где вообще нет конвойного помещения, граждане вынуждены ждать своего заседания в автозаках. Понятно, что они не приспособлены для организации питания, ознакомления с документами и подготовки к процессу, проблемы и с туалетными удобствами. По данным Кузнецова, аналогичная ситуация сложилась в Озерском, Коломенском, Орехово-Зуевском горсудах.

Управляющий партнер КА Pen & Paper Алексей Добрынин пояснил «НГ», что конвойные помещения судов, в том числе по смыслу закона «Об общественном контроле», не являются местами принудительного содержания, что и позволяет фактически вывести их из-под этого контроля. При этом основной и не решенной до настоящего времени проблемой является нарушение санитарного законодательства в контексте бытовых потребностей – освещение, свежий воздух, не говоря уже о месте для отдыха. «Несмотря на то что ЕСПЧ неоднократно констатировались такие нарушения, вопросы содержания людей в указанных помещениях и обеспечения за ними контроля не решены», – напомнил Добрынин и подчеркнул, что такового нет со стороны ни общественных, ни государственных органов. Вроде бы конвойные помещения и подконтрольны прокурорам, которые в соответствии с п.1.12 приказа генпрокурора РФ от 08.08.2011 № 237 не менее одного раза за полгода совместно с представителями территориальных органов судебного департамента при Верховном суде должны проверять условия содержания в помещениях для подсудимых и конвоя. В этом приказе предписано обеспечить исполнение требований закона в части надлежащего санитарно-технического оборудования и освещения камер, а также технического оснащения зданий и помещений суда противопобеговым оборудованием, средствами связи, сигнализацией, вентиляцией и первичными средствами пожаротушения. Однако, заметил Добрынин, приказ существенно противоречит и Конституции, и закону «О прокуратуре РФ», «поскольку ее органы не имеют надзорных полномочий в отношении судебной системы, а следовательно, лишены возможности применять меры прокурорского реагирования».

Отсутствие допуска, альтернативного прокурорскому, в данные помещения может быть связано с закрытостью судебной системы и нежеланием выносить сор из избы, отметил эксперт. При этом в новых судебных зданиях в таких помещениях хотя и установлены видеокамеры, они доступны лишь конвойной группе и администратору суда. Экипировка конвоиров нагрудными регистраторами в настоящее время не предусмотрена, напомнил Добрынин. И если во вновь возводимых зданиях стараются учитывать минимальные требования к указанным помещениям, то этого не видно в отношении старых зданий. Так что утверждение относительно конвойных помещений, что «раз никто не видит, то, значит, человека можно содержать как угодно, в самых плохих условиях», можно считать верным. 

По словам федерального судьи в отставке Сергея Пашина, речь идет о безобразных «боксиках», где человек упирается коленками в решетку, и которые действительно давно нуждаются в перестройке. Допустим, по китайскому образцу: это тоже небольшая клетка, но в ней созданы человеческие условия – мягкие скамейки, свободный доступ к туалетам, горячее питание. «В наших же судах дают лапшу быстрого приготовления. И хорошо, если конвоир согласится налить кипятка, а то бывает, что говорят – мол, грызи так», – заметил он. А ведь речь идет о людях, вина которых еще не доказана. Пашин пояснил, что «конвойки» подконтрольны не столько судам, сколько ФСИН, а единственный надзирающий орган – прокуратура, хотя прокуроры ходят туда от силы раз в год. ЕСПЧ неоднократно признавал перевозку и пребывание обвиняемых в суде «формой жестокого обращения, унижающего человеческое достоинство», но ФСИН явно хочет сохранить слепые зоны, где сотрудники могут действовать без всякого надзора, контроля и отчета. По его словам, сейчас заключенные «полностью отданы на милость конвоиров, которые не прочь за мзду и записку передать, и свидание небольшое устроить, могут передать еду и даже что-либо запрещенное». То есть, с одной стороны, тюремщики блюдут свою выгоду, с другой – «сидельцев поколачивают, но не с целью принудить к правильным показаниям, а просто, чтобы отвести душу или наказать за пустяковое неподчинение».

Пашин напомнил, что по стране в судах идет постепенная замена металлических клеток на светопрозрачные кабины, что подтверждает и статистика Судебного департамента, сообщая о результатах строительства и реконструкции зданий. А значит, утверждая их типовые планы, эта структура могла хотя бы немного усовершенствовать и конвойные камеры. Однако не стала, видимо, потому, что они скрыты за фасадом: «Это витрина должна выглядеть хорошо, а то, что в недрах творится, не показывают. «Конвойки» – это брюхо судов, где перевариваются люди, но поскольку этого не видно, то никому и не интересно там что-либо менять». И камер видеонаблюдения в «конвойках» почти нет, как и видеорегистраторов у сотрудников. И хотя Минюст обещал всю эту оснастку, потом о данной теме благополучно забыли. «При желании можно и камеры поставить, и членов ОНК пускать, но всякая гласность претит нынешней судебной системы. Отсюда рождаются иные «светлые» идеи – судит по интернету, публику не пускать, приговоры не читать. Я уверен, что у судейских начальников даже мысли нет о такой ненужной роскоши как послабления. Для них важнее залы украсить, мантии пошить, а обычные люди перебьются и, как всегда, перетерпят издевательства», – заявил «НГ» Пашин.

Проблема защиты прав содержащихся под стражей широка, ее не стоит ограничить только допуском в конвойные помещения, сказал «НГ» заместитель заведующего бюро адвокатов «Де-юре» Александр Погодин. Он пояснил, что сам по себе вывоз для участия в судебном заседании, особенно в течение нескольких дней подряд, превращается для человека в пытку. Особенно остро проблема стоит в Москве: «Арестанта рано утром или глубокой ночью поднимают, помещают в специальный бокс – он же сборка, «стакан», где тот в течение нескольких часов, зачастую стоя, дожидается конвойной машины. Потом развоз по судам также в течение нескольких часов. Затем ожидание в конвойной – и, наконец, заседание. Следом все в обратном порядке, глубокой ночью возврат в СИЗО, а на утро опять по кругу». Однако, подчеркнул Погодин, нельзя говорить, что конвойными службами и судами это проделывается специально, скорее, это организационные и технические проблемы: «В основном все упирается в большое количество арестованных, штатный некомплект конвойных служб и работников СИЗО. Так со скрипом именно работает система. Поэтому на фоне ужасов доставки конвойное помещение, где можно принять пищу и оправиться, выглядит, наверное, не таким уже и адом».

Он подтвердил, что нормативного акта, дающего права пускать в «конвойки» адвоката, сейчас нет, и его не предвидится. Помещений для встречи обвиняемых с адвокатами в судах тоже не имеется. Что же касается ограничений на допуск членов ОНК, то «это совершенно неприемлемо». И Погодин уверен, что решить проблему лишь путем строительства новых «комфортных помещений» не удастся, «это попытка замести мусор под ковер, навести внешний лоск, как и с аквариумами вместо клеток». Сперва нужно максимально ограничить применение меры пресечения в виде заключения под стражу, а еще сократить предельные сроки содержания под стражей на следствии. Для ознакомления с материалами уголовных дел легально применять в СИЗО электронные книги-читалки. «Уверен, что если радикально сократить количество содержащихся под стражей, шире применять иные меры пресечения, то эффект, в том числе, финансовый будет значительный, не говоря уже о людских судьбах», – заявил «НГ» Погодин.


Читайте также


Тяжелобольные обвиняемые не вызывают жалости у судей

Тяжелобольные обвиняемые не вызывают жалости у судей

Екатерина Трифонова

Отправка граждан из СИЗО в колонии допускается и вперед ногами

0
581
О допуске россиян на Олимпиаду

О допуске россиян на Олимпиаду

Заявления депутатов о расколе в обществе не помогают спортсменам

0
662
Киргизские депутаты занялись русским языком

Киргизские депутаты занялись русским языком

Виктория Панфилова

В Бишкеке лингвистическими проблемами подменили социальные

0
2579
Будет ли Япония воевать за Тайвань

Будет ли Япония воевать за Тайвань

Валерий Кистанов

Токио готовится к "непредвиденным обстоятельствам" вокруг острова

0
1649

Другие новости