0
1338
Газета Тенденции Печатная версия

01.08.2007 00:00:00

Рахмонов закручивает гайки

Игорь Ротарь

Об авторе: Игорь Владимирович Ротарь - журналист, исследователь современного ислама в Центральной Азии и на Северном Кавказе.

Тэги: таджикистан


Общая для центральноазиатских стран тенденция вмешательства государства в жизнь верующих достигла своего пика в Таджикистане. Парламент республики должен рассмотреть проект нового закона о религии. Этот документ содержит целый ряд существенных ограничений прав верующих.

«Если закон будет принят парламентом, то Таджикистан станет государством с наиболее репрессивной по отношению к верующим законодательной базой во всей Центральной Азии. К сожалению, гонения на верующих усиливаются во всех центральноазиатских республиках», – утверждает Феликс Корли, редактор информационного агентства «Форум-18», специализирующегося на мониторинге нарушений прав верующих в бывших коммунистических странах. Правозащитника особенно беспокоит, что таджикские власти подчеркнуто не хотят обсуждать с верующими новый проект закона. «Верующим приходится доставать новый проект закона нелегально, и, к счастью, им это удается. 22 группы религиозных меньшинств, в основном протестанты, а также католики и приверженцы веры бахаи написали совместное письмо-протест на имя президента Таджикистана Эмомали Рахмонова, а так же в парламент и в комитет по делам религий», – сообщил Корли.

Законопроект впервые в Центральной Азии вводит квоты на количество культовых учреждений в зависимости от величины населенного пункта. Для открытия неисламского религиозного объединения, местного или централизованного, требуются соответственно 200 и 600 подписей. Мечеть с учетом административно-территориального устройства может быть образована в каждом селе с населением от 200 до 2 тыс. человек. Пятничная мечеть в сельской местности может быть открыта в расчете на 20 тыс. человек, в городе – в расчете на 30 тыс. человек. Исключение составляет Душанбе, где одна пятничная мечеть может быть открыта в расчете на 60 тыс. человек.

«Квоты на количество мечетей приведут к тому, что многие из ныне действующих мечетей будут попросту закрыты. Так, например, из 28 пятничных мечетей в Душанбе останется только 16. Требования проекта просто абсурдны. Мечети не смогут вместить и половины верующих. Даже сейчас на пятничной молитве в Душанбе во многих мечетях не хватает мест, и верующие вынуждены молиться на улице. Если же новый проект вступит в силу, то пятничные молитвы превратятся в настоящую пытку для мусульман», – заявил корреспонденту «НГР» глава аналитического центра Исламской партии возрождения Таджикистана Хикматулла Сайфуллозода.

На практике регулировать количество мечетей пытаются и в Узбекистане, однако таджикские власти впервые попытались лимитировать количество мечетей официально, на законодательном уровне. Новый проект закона вписывается в политику контроля жизни верующих, реализуемую Душанбе. Например, 8 июня Эмомали Рахмонов подписал Закон «Об упорядочении традиций, торжеств и обрядов в Республике Таджикистан». Согласно новому закону вводится жесткий лимит на число гостей на свадьбах, похоронах и других национальных обрядах и религиозных ритуалах. Например, количество гостей на свадьбе не должно превышать 300 человек. Сбор гостей на некоторые национальные обряды (например, «говордон» – качание 40-дневного ребенка в люльке) запрещен полностью. Как подчеркнул Рахмонов, главная цель нового закона – предотвратить излишние и ненужные расходы населения и таким образом способствовать снижению уровня бедности в стране.

В этом законе, несомненно, есть здравый смысл. Обычай проведения чрезвычайно дорогостоящих свадеб и других обрядов появился в Центральной Азии только в советское время. Повсеместная практика: семьи годами копят на пышную свадьбу дочери или сына, чтобы в день торжеств пустить на ветер все накопленные сбережения. Интересно, что после распада Советского Союза главными критиками новых обрядов стали так называемые ваххабиты (последователи религиозно-политического учения в суннитском исламе, проповедующие строжайшее соблюдение единобожия, очищение ислама от более поздних наслоений), считающие, что эти нововведения противоречат исламу. «Парадоксально, что во время гражданской войны нынешний президент воевал с исламской оппозицией, которую ее противники ошибочно называли ваххабитами, а сегодня поддерживает так называемую ваххабитскую идеологию», – считает Хикматулла Сайфуллозода.

В мае этого года Министерство образования Таджикистана по поручению президента выпустило специальную инструкцию, регламентирующую форму одежды школьниц и студенток. Отныне им категорически запрещено появляться в учебных заведениях в хиджабах (платках, закрывающих волосы и шею).

От новой религиозной политики страдают не только мусульмане, но и религиозные меньшинства. Протестанты, католики, свидетели Иеговы всерьез обеспокоены неоправданно высоким количеством подписей, которые согласно законопроекту, необходимо собрать для создания религиозного объединения. «В большинстве населенных пунктов у нас меньше 100 последователей, следовательно, большинство наших церквей окажется вне закона», – заявил в беседе с корреспондентом «НГР» таджикский протестант, пожелавший остаться неизвестным. Наибольший страх у религиозных меньшинств вызывает 7-я статья этого законопроекта, запрещающая миссионерскую деятельность и прозелитизм. «Миссионерство можно понимать очень широко. Например, любая беседа о Боге может быть расценена как незаконная пропаганда христианства», – считает собеседник газеты.

Эта точка зрения по меньшей мере не лишена оснований. В соседнем Узбекистане (единственном центральноазиатском государстве, где официально запрещены прозелитизм и миссионерская деятельность) религиозные меньшинства привлекаются к административной и даже уголовной ответственности именно за пропаганду своих взглядов среди мусульман. В мае этого года были приговорены к тюремному заключению пастор из Андижана Дмитрий Шестаков и свидетель Иеговы из Самарканда Ирфон Хамидов. Единственная вина этих людей заключалось в том, что они пропагандировали свои религиозные взгляды среди мусульман. Ссылаясь на запрет прозелитизма, власти Узбекистана конфискуют у верующих христианскую литературу на узбекском языке и запрещают проповеди на государственном языке в церквах.

С другой стороны, запрет прозелитизма и миссионерства поддерживают очень многие центральноазиатские мусульмане. Как уже писали «НГ-религии» (см. № 10 от 20.06.07), в Центральной Азии зафиксированы многочисленные случаи избиений и даже убийств мусульман, перешедших в христианство. «Мы оказались между двух огней. Радикальная организация «Хизб ут-Тахрир» резко активизировалась в Таджикистане. В результате их агитации едва ли не треть таджикских женщин ходит в хиджабах, – заявил в беседе с корреспондентом «НГР» высокопоставленный таджикский чиновник. – Активность исламских радикалов вынуждает нас усилить контроль за деятельностью мусульманских организаций. Но мы не можем выпускать одни законы для мусульман, а другие для христиан! Если мы будем закрывать мечети и открывать церкви, то это может окончиться кровавым бунтом».

Душанбе–Худжанд–Ош


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Апрельское дно пройдено: льготная ипотека оживила рынок недвижимости

Апрельское дно пройдено: льготная ипотека оживила рынок недвижимости

Татьяна Астафьева

Льготная ипотека возвращает спрос на жилье

0
2002
«Байкал без пластика» может стать реальностью

«Байкал без пластика» может стать реальностью

Владимир Полканов

Бизнес, наука и волонтеры объединили усилия по защите озера

0
1376
Интересы России должны быть в приоритете при управлении активами ушедших иностранных компаний

Интересы России должны быть в приоритете при управлении активами ушедших иностранных компаний

Татьяна Астафьева

Эксперты призывают депутатов доработать законопроект так, чтобы он позволял внешней администрации приносить пользу стране, а не только иностранным инвесторам

0
1708
Полиция Лондона выписала 126 штрафов участникам вечеринок на Даунинг-стрит

Полиция Лондона выписала 126 штрафов участникам вечеринок на Даунинг-стрит

0
1498

Другие новости