0
1215
Газета Регионы России Печатная версия

26.04.2000 00:00:00

Заложники комендантского часа

Тэги: Чечня, сх


ВСЕ ДЕЛО в особенностях режима работы пчел. Они труженицы сезонные и начинают свою деятельность только в пору, когда распускаются цветы, причем трудятся от рассвета до заката. Ночью же предпочитают отдыхать.

К сожалению, цветение в разных географических зонах различных растений происходит не в одно и то же время. Потому пчеловоды вынуждены в течение всего весенне-летнего сезона мигрировать из одного места в другое вместе со своими пасеками. Но перевозить пчел можно только поздно ночью, когда они собираются в ульях. Вот тут и начинается нарушение прав чеченских пчел. Сейчас в республике не только нельзя ночью передвигаться на транспорте, опасно пройти в соседний подъезд во время комендантского часа.

Между тем приближается пора, когда нужно вывозить ульи на акации в предгорные районы. Здесь пчеловоды задерживаются недолго. Затем пасеки необходимо перевозить за 80-100 км в Терские степи на разнотравье. От Терека путь пролегает в лесные массивы в предгорьях на липу, и к концу лета - в горы, на альпийские луга. Вот почему пчеловоды в Чечне так обеспокоены. Внятно ответить, смогут ли они вывезти пасеки на природу в нынешнем сезоне, им не могут ни гражданские власти, ни военные. Если же ульи останутся на все лето во дворах хозяев, то пчелиные семьи погибнут. Или их надо подкармливать сахаром. Вместо пользы от пчел будут одни расходы.

- Я содержал за счет пасеки три семьи - свою и двух братьев, - сетует пчеловод из Урус-Мартана Ширавни Муртазов. - Уже несколько лет никто из нас не работает. Негде. Не знаю, что мне делать с этой оравой без пасеки.

Кстати, в последние годы в республике резко возросло число пчеловодов именно из-за высокого уровня безработицы, и выработка меда стала важной статьей доходов населения. Но сейчас пасекам грозит уничтожение.

Подобная проблема возникла перед всей сельскохозяйственной отраслью республики. Весна уже в разгаре. Но на полях работы разворачиваются чересчур вяло. Борозды прокладывают пока не плуги, а гусеницы бронетехники, и засеяны они преимущественно минами и фугасами. Но у аграрников Чечни ныне голова не болит из-за этих развороченных угодий, сколько бы тысяч гектаров они не занимали. Дело в том, что засеять их уже практически не успеют, да и нечем.

- В нашей географической зоне весенний сев основных яровых культур, кроме кукурузы, подсолнечника и овощей, необходимо было закончить еще две-три недели назад, - говорит начальник отдела сельского хозяйства Временной администрации Чеченской Республики Руслан Алихаджиев. - Конечно, ввести в оборот все пахотные земли мы не рассчитывали. Но если бы вовремя обеспечили хозяйства семенами, техникой, топливом, засеянных полей было бы значительно больше.

Действительно, даже военными действиями нельзя оправдать то, что нынешней весной успели засеять всего около 20 тыс. га, плюс еще 47 тыс. заняты озимыми. И не только в северных районах, где военные действия не идут с прошлой осени, но и в хозяйствах Урус-Мартановского, Грозненского, Ачхой-Мартановского, Шалинского районов. Пахали и сеяли, несмотря на бомбардировки. Были случаи гибели механизаторов прямо в поле.

Но засеянные площади - мизер по сравнению с 280 тыс. га пашни. В ноябре прошлого года представители Минсельхоза России побывали в Чечне. После знакомства с состоянием дел в отрасли было принято решение выделить на 2000 г. 5,7 млрд. руб., в том числе в первом квартале - 2,4 млрд., по 800 млн. руб. ежемесячно. Прежде всего эти средства предназначались для проведения весенне-полевых работ: на закупку семян, техники, горюче-смазочных материалов, запчастей. Из всей этой суммы 31 марта, в последний день квартала, поступило только 342 млн. руб.

Но странности со снабжением отрасли на этом не закончились. Деньгами распоряжаются не сами производители сельхозпродукции, а дирекция по финансированию восстановительных работ представительства правительства Российской Федерации в Чечне. Но что закуплено и по каким ценам, является тайной даже для сотрудников сельскохозяйственного отдела Временной администрации.

- Мы стали настоящими следопытами, - возмущается главный агроном республики Ваха Султыханов. - Почему-то сведения о поступивших материалах являются секретными. Никто не может понять, почему все это разгружается в Моздоке, хотя железнодорожные составы без проблем могут следовать на территорию Чечни.

Мы подготовили склады, хранилища для семян, горюче-смазочных материалов, но вынуждены за сотни километров гонять автотранспорт.

Завеса секретности, которой покрыты поставки материалов для агросектора республики, оказалась достаточно прозрачной не только для сотрудников сельхозотдела Временной администрации. Любой директор, с которым довелось беседовать, раскладывал все по полочкам. Система хищения денег, выделенных на восстановление, довольно проста и внешне выглядит совершенно законной. Деньгами распоряжаются не специалисты. Они вообще отстранены от механизма закупки якобы для того, чтобы легче было осуществлять контроль над расходованием средств. Но на практике идет настоящее расхищение. Так, семена закупаются по цене, в несколько раз превышающей их реальную стоимость. Кукурузные, например, можно приобрести в соседних республиках по пять рублей за килограмм. Дирекция же отвалила по 14 руб. 20 коп.

- Подсолнечник же вообще стал золотым, - возмущается Ваха Султыханов. - Заплатили за килограмм по 50 рублей. Да еще мы его должны вывезти из Моздока. Нам же предлагают с доставкой в Гудермес по шесть-семь рублей. А в самом Моздоке можно купить и за четыре-пять.

Поставщики привезли в республику и предложили аграрникам 350 тонн семян риса по 12 руб. Но руководство сельхозотдела вынуждено было от них отказаться из-за отсутствия средств. Зато дирекция закупила по 18 руб.

- Такая же проблема с запчастями, - говорит Руслан Алихаджиев. - Закупают все подряд, не привлекая наших специалистов. Так, в период сева прежде всего нужны лемехи для плугов, сошники и семенопроводы для сеялок, лапки для культиваторов. Их же вообще нет на складах в Моздоке. Непонятно, почему мы платим за белорусские трактора по 215 тысяч рублей, если они стоят 160 тысяч. Если бы мы сами занимались закупкой, это было бы сделано в два-три раза дешевле и в более ранние сроки.

Между тем семена для Чечни приобретают организации, судя по названию, никакого отношения к растениеводству не имеющие, - Московская торгово-промышленная палата, АНО "Центр гарантий в строительстве "Стройгарантия", генеральным директором которой является В.А. Хотин. По утверждению специалистов из сельхозотдела Временной администрации, палата тоже приобретает посевной материал не у производителей, а у посредников. Почему используется такая сложная запутанная технология, известно всякому, кто имеет хоть какое-то отношение к предпринимательству. Так легче скрыть концы в воду. А покупка по завышенным ценам означает, и это ни для кого не секрет, что задействована так называемая система "отката". Не случайно, что те же лица снова слетелись в Чечню.

В то же время в самих хозяйствах пытаются выйти из положения и провести сев. Снабжение пока недостаточное. Да и то, что выделено, трудно получить и вывезти из Моздока. Директора госхозов утверждают, что, если не оставить часть получаемых товаров на складах, вряд ли вообще что-нибудь получишь. Вот и крутятся руководители хозяйств, доставая, выменивая, одалживая. Иногда приходится проходить через это по два-три раза. Дело в том, что по территориям хозяйств постоянно перемещаются федеральные войска. Бронетехника уничтожает посевы, вдоль и поперек исполосовывая поля. Кроме того, воинские части, как правило, располагаются в помещениях полевых станов, ферм. После себя военные оставляют одни руины. Например, межрайонное объединение "Сельхозтехника", расположенное на окраине города Аргун, было в рабочем состоянии еще за два дня до входа российских войск. Это огромное предприятие, где ремонтировались автотранспорт, трактора, прицепной инвентарь со всей республики. Сейчас там не осталось ни одного гвоздя. Даже станки вывезены. Однако ни одна структура не провела расследование, куда все это исчезло.

По мнению специалистов, не засеянными в нынешнем сезоне в Чечне остается порядка 180 тыс. га пашни. Значит, республика осенью не досчитается 300-350 тыс. тонн хлеба. Годовая потребность же в лучшие времена была около 600 тыс.

В животноводстве ситуация еще сложнее. Можно сказать, что этой отрасли сейчас в республике просто нет. Во всех хозяйствах осталось всего 1200 голов крупного рогатого скота и около 10 тыс. овец. Это мизер. В былые времена одних коров в Минсельхозе насчитывалось свыше 200 тыс., а поголовье овец в одном хозяйстве составляло до 30-40 тыс. Возродить животноводство за несколько лет просто невозможно. На это потребуется огромные средства.

- Агропромышленный комплекс республики нужно возрождать более рациональным путем, - считает Руслан Алихаджиев. - Растениеводство мы можем вывести на соответствующий уровень уже в течение двух лет, если будет финансирование в разумных пределах. А вот сохранившиеся вШелковском и Наурском районах животноводческие комплексы при небольших затратах можно переоборудовать под птичники. Это позволит получить за сезон тысячу тонн мяса.

В республике есть пруды площадью 800 га. Чтобы привести их в порядок и запустить в ближайшее время туда мальков, особых затрат не понадобится. Необходима сумма в пределах 4-5 млн. руб. Зато осенью рыбхозы выдали бы не меньше 700-800 тонн рыбы.

Но настоящим локомотивом, который вытянет все сельское хозяйство Чечни, смогло бы стать виноделие. Раньше эта отрасль обеспечивала до 30% доходной части бюджета республики, занимая второе место после нефтекомплекса. Местные коньяки и вина славились на всю страну. В России всего несколько зон на юге, где можно выращивать винные сорта винограда. Чечня - одна из самых крупных.

Кстати, предприятия бывшего объединения "Чеченингушвино" в основном сохранились благодаря многим руководителям. Так, директор Гудермесского винзавода Леча Тепсуев, чтобы сохранить коллектив, наладил на базе предприятия хлебопекарню, розлив безалкогольных напитков и даже швейное производство. Сохранили часть виноградников в винсовхозах "Советская Россия", "Калиновский". По словам главного специалиста сельхозотдела Али Зармаева, сейчас можно перерабатывать до 100 тыс. тонн винограда в сезон.

- Отрасль начали уничтожать с 1991 года, - говорит Али Алхазурович. - Особенно разрушительным оказалось введение сухого закона в последние три года. Виноградники забросили. Из 30 тысяч гектаров осталось только четыре тысячи. Из них половина требует срочного ремонта.

По расчетам специалистов, кредит на два-три года под разумные проценты позволил бы поднять всю отрасль. Выделение спирта и необработанного виноматерила с выплатой в рассрочку тоже может спасти ситуацию. Это позволит запустить перерабатывающие предприятия и линии розлива. За три года отрасль не только вернет долг, но и начнет приносить прибыль.

Говорят, весенний день год кормит. Конечно, если не сидеть сложа руки. Но работники сельского хозяйства Чечни по большей части пока бездельничают. До конца же весны осталось совсем немного.

Грозный


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Лавров рассказал о пределах терпения России

Лавров рассказал о пределах терпения России

Геннадий Петров

На своей пресс-конференции глава МИД РФ поторопил Запад с окончательным ответом на кремлевские предложения по безопасности

0
3980
QRный план

QRный план

0
1359
В России появился благотворительный фонд, поддерживающий ученых

В России появился благотворительный фонд, поддерживающий ученых

0
2153
Российская экономика замедлится в полтора-два раза

Российская экономика замедлится в полтора-два раза

Ольга Соловьева

"Омикрон" может свести прирост ВВП почти до нуля

0
2750

Другие новости

Загрузка...