0
3765
Газета Наука Печатная версия

25.05.2021 21:32:00

Цветение спасенной «Царицы ночи»

Судьба главного хранителя коллекции кактусов ленинградского Ботанического сада Николая Курнакова и его подопечных

Елена Скородумова

Об авторе: Елена Владимировна Скородумова – журналист, эссеист.

Тэги: история, ботаника, война, ботанический сад, блокада ленинграда


7-15-1480.jpg
Николай Иванович Курнаков во время блокады
Ленинграда ценой невероятных усилий спасал
коллекцию Ботанического сада Академии наук
До начала Великой Отечественной войны ленинградский Ботанический сад, начавший свою историю еще во времена Петра I – в 1714 году, был гордостью города. Его создавали ученые с мировыми именами. По количеству возрастных и редких экземпляров он занимал второе место в мире после знаменитого Ботанического сада Кью в Лондоне.

Когда сжались тиски блокады Ленинграда, растения оказались беззащитными – их невозможно было погрузить, вывезти и спрятать в безопасном месте. Но спасали и сберегали уникальную коллекцию все долгие военные годы. Для ученого садовода Николая Ивановича Курнакова цена спасения оказалась самой высокой…

Роскошь Ботанического сада

Заканчивался 1902 год. Николай Курнаков, приехавший в Петербург из Саратовской губернии, как тогда говорили, за лучшей долей, пришел устраиваться в Императорский Ботанический сад учеником садовода. И думал, что надолго здесь не останется. 19-летний Николай был уверен, что со временем для него найдется более увлекательное дело. А вышло так, что богатое растительное царство знаменитого Ботанического сада, его особая атмосфера заворожили, захватили. И задержали навсегда.

От каждого, кто здесь работал, требовалась полная самоотдача. Тяжелой работы Курнаков не страшился, ведь в их деревне Аряш все трудились на земле с раннего детства. Из всех тысяч растений так полюбились ему диковинные для северного края кактусы, что и не считал каждодневный уход за ними работой. Для него это была большая радость – входить каждое утро в пронизанную светом оранжерею.

В начале ХХ века Ботанический сад переживал свой расцвет. Коллекция пополнялась. Но потом случилась Первая мировая война, государству стало невозможно содержать всю роскошь Ботанического сада. А впереди были две революции, Гражданская война, разруха. Наводнение 1924 года. И гигантские потери. Тогда казалось, что удивительному зеленому островку, ставшему частью культурного наследия города, нанесен непоправимый ущерб. Переживали все – от заведующего до ученика. Ситуация начала выправляться только в середине 20-х годов.

Николай Курнаков, ставший главным хранителем коллекции кактусов и суккулентов, долгие годы занимался восстановлением фонда: не все его подопечные выдержали испытания лихолетьем. Но многие редкие виды кактусов удалось вырастить из заграничных семян. Это было сродни чуду!

В 1938 году в «Трудах Ботанического института Азербайджанского филиала Академии наук СССР» появилась первая статья Николая Ивановича «Кактусы и их культура в комнатных условиях», написанная в соавторстве с известным ленинградским ученым Всеволодом Дьяконовым. Коллеги считали работу основой для серьезного научного труда. Для профессиональных кактусоводов и любителей этих растений статья сразу стала раритетом – сборник вышел в свет малым тиражом.

Николай Иванович продолжал работать над будущей книгой, кропотливо изучал тонкости агротехники своих любимцев, их болезни, способы размножения. Никто не предполагал, что совсем скоро город и Ботанический сад ждет еще один экзамен. Самый страшный.

Колючее хозяйство на линии фронта

Ноябрьскую ночь 1941 года запомнили все сотрудники ленинградского Ботанического сада. Тяжелый фугас угодил тогда в большую пальмовую оранжерею, уничтожил ее и задел соседние – тропическую и кактусовую. Безжалостный мороз – а на улице было минус 15 – тут же начал уничтожать живую зелень. К разрушенным конструкциям сразу пришли сотрудники – почти все они жили в деревянных домах на территории сада, построенных для садоводов еще до революции. Обессиленным людям было нелегко двигаться, они с трудом держались на ногах, но спешно начали перетаскивать горшки и кадки в уцелевшее помещение. Так началось спасение народного достояния, длившееся всю войну…

7-15-3480.jpg
Главный бриллиант коллекции Ботанического
сада – кактус «Царица ночи» в фазе цветения.
Фотографии предоставлены
Культурно-просветительским центром
Ботанического института РАН
Только за первые военные осень и зиму в Ботанический сад попало не меньше полусотни мощных зажигательных бомб. Рядом с ним находился штаб командующего Балтийским флотом Владимира Трибуца, этот объект был под постоянным прицелом вражеских летчиков. Снаряды разрушили почти все оранжереи (из 28 уцелели только две). А в них находилось больше 6400 редких видов теплолюбивых растений. «Растенья в Ботаническом саду чернели, словно в Дантовом аду», – писала поэтесса Вера Инбер.

Спасательные работы не прекращались: сотрудники делали все возможное, чтобы сберечь достояние города. Горожане считали сад символом Ленинграда – так же как Эрмитаж или Медного всадника. И поэтому у специалистов Ботанического сада была своя линия фронта. Они полагали, что обязаны сохранить красоту для будущих поколений.

С части погибших растений собирали споры, где-то семена, и через короткое время начались попытки восстановить былое богатство. А те растения, что погибли, помогали выжить сотрудникам – заведующий в то время Ботаническим садом Сергей Соколов писал: «…мы научились готовить листья замерзших агав и стеблей кактусов, которые и были съедены очень быстро дружной семьей еле живых садоводов».

Николай Курнаков понимал, что создать нужный микроклимат растениям проще в маленьком помещении. И в свою крохотную квартирку перенес десятки горшков с любимыми кактусами и суккулентами. Около 60 трихоцереусов, 55 гимнокалициумов, 48 цереусов и других питомцев заняли все пространство – стояли на полу, подоконниках, столе, под кроватью. У Николая Ивановича и его супруги в конце концов осталась только одна узенькая тропинка для передвижения по комнате.

Кактусы считаются не очень требовательными растениями, но своевольны: без подходящих условий не будут расти, цвести. И Николай Иванович фактически не отходил от колючего хозяйства. Залечивал нанесенные холодами раны, начал размножать уцелевшие экземпляры. Работа помогала гнать мысли о голоде, заглушала боль потерь.

Николаю Ивановичу удалось выходить главный бриллиант коллекции – кактус «Царица ночи». Этот кактус-лиану из рода Селеницереус привезли в Ботанический сад с берегов Карибского моря еще в 20-х годах XIX столетия. Старейшина расцветал диковинными благоухающими цветами только раз в году – ночью и всего на несколько часов. Этого события ждал весь город.

«Для меня это будет предательством»

«Николай Иванович смог сберечь еще одну редкость – молочай, который находился в саду с 1876 года, – рассказывает научный сотрудник Ботанического института Российской академии наук Мария Ярославцева. – О том, как садоводы выхаживали растения, Николай Курнаков подробно описал в своей статье, написанной во время блокады. Ценой невероятных усилий удалось спасти около тысячи теплолюбивых».

В 1942 году истощенных сотрудников Ботанического сада начали эвакуировать из Ленинграда. Николаю Ивановичу предлагали уехать несколько раз. Он всякий раз отказывался и говорил: «Я был с кактусами 40 лет и бросить их не могу. Для меня это будет предательством».

В декабре 1943 года Николай Курнаков отметил 60-летие. Ему торжественно вручили орден Трудового Красного Знамени. Он очень радовался, что дожил до счастливого январского дня 1944 года, когда Ленинград был полностью освобожден от блокады. А вскоре ушел из жизни: организм после истощения восстановиться не смог.

В 1945 году была опубликована книга большого ученого, тогдашнего заведующего Ботаническим садом Николая Шипчинского, в предисловии которой автор особо подчеркнул, что этот труд был создан при постоянном консультировании Николаем Курнаковым. Глава «Кактусы» в этом издании – это переработанная статья Курнакова и Дьяконова. В начале 50-х годов Ленинградский государственный университет издал эту совместную работу двух ученых отдельной книгой.

А для пополнения коллекции сотрудники института после войны обращались в ботанические сады всего Советского Союза и других стран. Только к началу нулевых годов наследие Ботанического сада стало таким же полноценным, каким оно было до войны. Сегодня оранжерейная коллекция насчитывает более 13 000 таксонов; большая их часть – это семена, привезенные в Ленинград из естественных мест обитания, а также в результате обмена семенами и растениями между садами. Всего в Ботаническом саду Санкт-Петербурга сегодня 80 тыс. растений.

…Возле горки с лесными кактусами Ботанического сада Петра Великого (сегодня сад носит его имя) уже в наше время была установлена памятная табличка. Возле нее – портреты сотрудников, благодаря которым мы сегодня можем любоваться спасенной и непокоренной красотой. В центре – фотография ученого-садовода Николая Курнакова.

А «Царица ночи» и сейчас считается одной из главных достопримечательностей сада. О дне ее цветения сообщается во всех средствах массовой информации города. Чтобы увидеть нежные цветы этого необыкновенного растения, люди готовы стоять в очереди часами. n

Санкт-Петербург


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Автограф на Рейхстаге

Автограф на Рейхстаге

Борис Хавкин

Кристина Божик

Памяти Ильи Кремера – фронтовика и историка

0
906
Гитлер мечтал о мифической прибыли

Гитлер мечтал о мифической прибыли

Андрей Быков

Экономические причины поражения Германии во Второй мировой войне

0
1348
Леонид Млечин: Гитлер был не способен рационально мыслить

Леонид Млечин: Гитлер был не способен рационально мыслить

Вера Цветкова

В семи авторских программах писатель попытается осмыслить, зачем Германия напала на Россию

0
2487
Талибы начинают угрожать постсоветским республикам

Талибы начинают угрожать постсоветским республикам

Андрей Серенко

Лидеры террористов пытаются влиять на политику государств Центральной Азии

0
4600

Другие новости

Загрузка...