0
6052
Газета Печатная версия

29.10.2013 00:01:00

Между «ящиком» и «мышкой»: Семь шагов от человека к андроиду

Интернет уже побеждает телевидение в борьбе за юные души

Анна Морозова

Об авторе: Анна Анатольевна Морозова – старший преподаватель Челябинского государственного университета, к.ф.н., член Ассоциации кинообразования и медиапедагогики РФ.

Тэги: интренет, зависимость, общество, психология


интренет, зависимость, общество, психология Знала бы, чем придется заниматься, – в деревне бы осталась. Фото PhotoXPress.ru

В наступившем столетии, наверное, ни одно направление нашей деятельности не сможет обойтись без умения человека работать с информацией, уметь правильно анализировать получаемые данные, адекватно их воспринимать, делать ценностные оценки поступающих сведений, включая такие важные критерии, как полезность или вред сетевого контента.

Один из исследователей влияния постмодернизма на современные коммуникации Александр Селютин пишет: «С одной стороны, Интернет становится своеобразным зеркалом отражения человеческой мысли на определенном этапе ее развития. С другой стороны, Интернет не просто пассивно перенимает все то, что создается человеком в реальности, он активно формирует человеческое сознание, стирая ранее существующие границы, «плавя» уже сложившиеся устои и нормы».

15 лет назад в мире насчитывалось всего 153 млн. человек – пользователей Сети. Но к концу нынешнего года эта цифра достигнет 2,7 млрд. человек, или 39% населения Земли. Это обещает нам Центр новостей ООН.

Но эта «глобальная деревня», как называл мировую коммуникацию Маршалл Маклюэн, – действительно всеобъемлющий, объединивший миллиарды людей источник информации, сфера общения, своего рода всемирный центр образования и просвещения, зона отдыха и развлечений – всего не перечесть. Но одновременно Интернет является для нас и серьезной угрозой, как явной, так и скрытой. И эта неоднозначность феномена Интернета вызывает беспокойство у многих исследователей, у государственных и общественных институтов. Опасность рассматривается с различных сторон – педагогики, филологии, информатики, социологии, культурологии и даже психики человека.

Почти 15 лет назад исследователь и разработчик виртуальной среды для научной деятельности Сергей Паринов сделал весьма емкое предостережение: «Мы строим интернет-цивилизацию, которая будет обладать высокой гибкостью и быстрым коллективным разумом. Наш инстинкт самосохранения должен помочь нам встроить в ее конструкцию защитные механизмы, которые уберегут нас от «вавилонской» катастрофы».

В связи с потребностью в защитных механизмах в мире все чаще стали употреблять понятие «медиабезопасность». Под этим, как я думаю, можно понимать защиту пользователей Интернета и всего человеческого сообщества от недостоверной или опасной информации, причиняющей вред здоровью, общественной морали и личностному развитию пользователей.

Чаще всего проблемами медиабезопасности обеспокоены родители, педагоги и те исследователи, которые лучше других понимают силу технологий, способных эффективно тиражировать любую, в том числе и вредоносную информацию. Молодежь, подростки, дети – вот кто наиболее уязвим, податлив и плохо защищен. Хотя, несомненно, эта проблема касается любого общества в целом. Ибо нет страны или политического режима, в которых Интернет считался бы абсолютным благом.

И это объяснимо: в виртуальном мире отражается все, что содержит в себе мир реальный. Благородные намерения и криминальные замыслы, подлинные и мнимые ценности, плохие и хорошие люди, полезные советы и призывы к насилию.

По результатам опроса, проведенного ВЦИОМом, каждый четвертый россиянин считает Интернет вредным. Неприятие вызывает то, что Всемирная сеть сокращает общение в реальной жизни, ухудшает зрение, мешает детям читать книги, гулять. Больше всего опрошенным не нравится количество бесполезной информации.

Семь шагов от человека к андроиду

Доктор психологических наук, заместитель заведующего кафедрой психологии личности МГУ Галина Солдатова согласна с биосоциальной моделью, предложенной некоторыми учеными. В этой модели выделяется шесть критериев, которые присутствуют в любой аддикции (навязчивой потребности), в том числе и в модели интернет-зависимости.

Первый критерий – высокая значимость, сверхценность Интернета, который становится самым важным для человека, определяет его чувства, поведение. Второй критерий – изменение настроения при вхождении в Сеть. Оно у пользователя улучшается в результате нажатия нескольких кнопок, и это позволяет отвлечься от неприятных переживаний, полученных в реальном мире, улучшает настроение и т.д. Еще один критерий – это толерантность, но не в привычном нам смысле, а в медицинском – как необходимость все чаще и чаще делать что-то, в данном случае – быть в Интернете. А когда человек там не находится, у него возникает чувство, описанное в следующем критерии – симптом отмены. В отсутствие Интернета в нем начинается своеобразная ломка, так как он лишается какого-то привычного удовольствия. Симптом отмены может быть, как у наркозависимых, пассивным или активным. За этим может последовать и более важный симптом – социальной дезадаптации, ломающий отношения личности с социальным окружением. Так с ним случаются конфликты, затрудняющие повседневную жизнь. Наконец последний критерий – возникновение рецидива. Это устойчивое желание вернуться к состоянию, даже после того как человек, можно сказать, покончил с интернет-зависимостью. Такой рецидив Галина Солдатова объясняет еще одним, на ее взгляд, седьмым критерием – симптомом потери контроля, когда человек тщетно пытается отрегулировать время, проводимое им в Интернете.

На основе этих критериев можно определять степень интернет-зависимости.

Конечно, нельзя не согласиться с психологом в том, что в широком плане проблема интернет-зависимости еще не стала глобальной. Скорее эти факторы выведены для того, чтобы каждый мог прибегать к самоанализу и периодически определять – сколько из приведенных признаков наличествует в его собственном поведении. Что же касается детей, то здесь, конечно, не обойтись без помощи родителей, учителей и вообще тех взрослых, которым ребенок доверяет.

Моральный кодекс для хакера?

Но это не отменяет иных форм воздействия на процессы, происходящие в Интернете. И если за государством есть право на создание реестра запрещенных сайтов и каналов коммуникации, то общество обладает более широким набором средств для осуществления того, что можно назвать медиабезопасностью. Это, к примеру, контроль медиаресурсов самими интернет-провайдерами и редакторами сайтов. Не менее важно медиаобразование вообще и тема медиабезопасности в частности. Было бы крайне полезно, если бы в Сети был создан и нашел признание некий этический кодекс.

Многое из того, за чем должно следить государство, прописано в законе о печати. Статья о недопустимости злоупотребления свободой массовой информации возлагает этот контроль на Роскомнадзор, который должен «мониторить» в том числе и сетевые издания Как говорится в законе, «на предмет наличия в них признаков экстремизма, оправдания террористической деятельности, пропаганды культа насилия и жестокости, порнографии, пропаганды наркотиков»

В последнее время происходит ужесточение подобного рода мер, что вызывает возражения, поддержку, дискуссии.  Но мне кажется, что появление летом прошлого года Закона «О внесении изменений в ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» и отдельные законодательные акты РФ» вряд ли вызовет массовые протесты общественности. Что же касается применения его на практике, то это уже процесс, за которым как раз сама общественность и должна следить. Тем более что среди нее есть немало тех, кто верно считает – Интернет уже содержит немало инструментов, присущих гражданскому обществу.

Самостоятельный контроль ресурсов интернет-провайдерами и редакторами сайтов сегодня ведется. Другой вопрос – качество этого контроля. Постоянное расширение интернет-пространства и медиарынка сделало эту работу настолько трудоемкой, что говорить о результатах уже не приходится. Поэтому не могу не согласиться с тем, что пишет эксперт по интегрированным коммуникациям Марина Шилина: «Общественное регулирование Интернета является понятием достаточно условным, поскольку реализуется в первую очередь интернет-провайдерами по указанию властных структур, то есть фактически носит принудительный характер».

Что же до самообразования пользователей по проблемам медиабезопасности и самоконтролю в Сети, то оно могло бы и должно оказывать свое влияние на повышение культуры Интернета. Но, как показывают наблюдения, этот процесс самосовершенствования развит еще крайне слабо.

Но уже все больше программ медиаобразования населения, которые осуществляют педагоги и журналисты (как теоретики, так и практики) в разных регионах страны.

Что же касается идеи введения принятия так называемого этического кодекса, снова обращаюсь к мнению Марины Шилиной: «Именно этическое регулирование может стать инструментом саморегулирования Интернета. Например, этический кодекс коммуникации может стать основой для создания профессионального кодекса работников медиа, институтов связей с общественностью, специалистов по рекламе в Интернете. Поскольку необходимость особого регулирования данной коммуникации, формирования принципов интернет-этики очевидна».

Конечно, все, что сказано выше, это в основном мнения специалистов, экспертов, в общем – профессионалов. Но что думают об этом просто пользователи – видят ли они необходимость в обеспечении безопасности, какими СМИ и средствами массовой коммуникации они чаще всего пользуются? Что думают о государственном контроле и регулировании Интернета?

Дети стабильности требуют порядка

Год назад мы провели онлайн-опрос. Его цель была выявить уровень интереса молодежи к тому или иному виду СМИ, а также уровень тревоги опрашиваемых в связи с различными информационными угрозами.

Изначально подразумевалось, что все опрашиваемые пользуются Интернетом. Кроме того, нам было важно опросить респондентов, имеющих опыт получения информации из всех основных источников массовой информации.

Опрос был размещен в свободном доступе социальной сети «ВКонтакте», где преимущественно пользователями является молодежь. При этом респонденты были распределены по такой шкале:

12–17 лет – 17,2% (школьники);

18–22 года – 34,5% (студенты);

23–30 лет – 55,9% (молодые взрослые, от англ. термина young adult);

30 лет и старше (взрослые).

Первые три группы выступали как молодежь, отражающая непосредственное отношение к изучаемой проблеме. Взрослые выступили в роли так называемых экспертов и родителей, поскольку мы допустили, что «у тех за 30» уже достаточный уровень и опыт психологической защиты от различных информационных угроз.

Вопрос о приоритетах молодежи относительно источников массовой информации показал, что самым востребованным у подростков и молодежи является Интернет – 74,1%. Затем идут телевидение (21,4%) и сильно отстающее от него радио (3,4%). Реже всего молодое поколение обращается к газетам и журналам (0,9%).

Но интересно, что, несмотря на второе после Интернета место, занятое телевидением, к последнему респонденты обращаются реже, чем к печатным СМИ – 14,5%. То есть телевидение среди предпочтений выходит на второе место после Интернета. Однако для тех, кто отдает предпочтение не телевидению, а другим СМИ, оно стоит на последнем месте.

Респонденты считают, что наибольший вред подросткам несут два самых популярных канала передачи информации – Интернет (55,9%) и телевидение (40,5%).

При опросе лидирует мнение о том, что контроль за информацией прежде всего должен осуществляться на добровольной основе редакторами средств массовой информации и провайдерами, предоставляющими доступ в Интернет (39,2%). Но практически каждый третий респондент отрицает необходимость контроля вообще. Тогда как пользу государства и медиаобразования в этих процессах видят всего 15% и 10% соответственно.

Несмотря на то что большинство респондентов считают Интернет опасным средством массовой коммуникации и понимают необходимость контроля над информацией в СМИ, 43% опрошенных относятся к идее создания единого реестра запрещенных сайтов в РФ крайне отрицательно, считая эту меру ограничением свободы.

Но какова при этом молодежь в возрасте от 12 до 17 лет! Она отдает предпочтение контролю со стороны государства. А вот люди старше 23 лет относятся к любым действиям государства в отношении СМИ и СМК отрицательно. И они же вместе с поколением от 30 лет считают, что телевидение несет больше негативной информации, чем Интернет.

У респондентов старше 30 лет, которых мы брали условными экспертами, мнение почти совпадало с мнением молодежи (от 23 лет).

Таким образом, существование проблем информационной безопасности признается всеми. А вот вопрос о решении этих проблем сегодня остается на том же месте, что и вчера. Получается, что отдельно друг от друга этих проблем не сможет решить ни государство, ни интернет-сообщество.

Что еще раз напоминает нам, что Рунет – это всего лишь отражение России.

Есть ли у вас дома…
Подключение к спутниковой тарелке 17
Подключение к кабельному каналу телевидения 41
Подключение к цифровым каналам телевидения по Интернету 6
Нет ответа 37
Какие телеканалы вы можете принимать у себя дома без спутника, кабеля и Интернета?
Первый (ОРТ) 93
РТР 84
НТВ 83
СТС 67
ТНТ 63
Рен-ТВ 60
«Культура» 59
«Спорт» 45
Другие 31
Ни один из них 5


Имеете ли вы дома возможность выхода в Интернет,
и если да, то каким образом?
Не имею дома выхода в Интернет 37
По широкополосному каналу – безлимитно 26
По телефонному соединению 11
По широкополосной связи – с определенным лимитом 2
По широкополосной связи – не знаю, есть лимит или нет 1
Есть выход в Интернет другого рода 8
Есть выход в Интернет, но не знаю, какого рода 9
Не знаю, есть выход в Интернет или нет 6
Доверяете ли вы информации о событиях в стране,
которая распространяется по основным каналам телевидения?
В полной мере 9
В значительной мере 38
Лишь отчасти 43
Совершенно не доверяю 8
Затрудняюсь ответить 3
Случается ли, что при просмотре телепередач, прослушивании радио, чтении газет у вас складывается впечатление, что вам чего-то недоговаривают, не дают полной информации о происходящем или отвлекают от важных событий и тем?
Очень часто 9
Довольно часто 46
Довольно редко 28
Очень редко 7
Затрудняюсь ответить 10


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Памяти Учителя

Памяти Учителя

Александр Матусевич

Детский хор «Весна» имени Александра Пономарева почтил память своего основателя впечатляющей концертной программой в Евангелическо-лютеранском кафедральном соборе святых Петра и Павла

0
1397
Украинская церковь объявила о независимости от Московского патриархата

Украинская церковь объявила о независимости от Московского патриархата

Андрей Мельников

Собор УПЦ в Киеве осудил патриарха Кирилла

0
2467
Отречется ли Украинская церковь от Московского патриарха

Отречется ли Украинская церковь от Московского патриарха

Андрей Мельников

Ответа на этот вопрос ждут от церковного собрания в Киеве

0
2973
Сергей Леханов: «Через 10 лет контакт-центр Сбера на 100 процентов будет предиктивно понимать клиента»

Сергей Леханов: «Через 10 лет контакт-центр Сбера на 100 процентов будет предиктивно понимать клиента»

Владимир Полканов

0
1591

Другие новости