0
8831
Газета Печатная версия

23.11.2020 19:24:00

Вселенский тупик в глобальной червоточине

Иерархии – это то, что придает существованию людей устойчивость

Андрей Быстрицкий

Об авторе: Андрей Георгиевич Быстрицкий – председатель совета Фонда поддержки и развития международного дискуссионного клуба «Валдай».

Тэги: новости, сми, информация, ложь, правда, технологии, общество


новости, сми, информация, ложь, правда, технологии, общество Zoom-экран – хорошая метафора современного информационно-коммуникационного мира. Фото Pixabay

Сегодня мы столкнулись, наверное, с главным вызовом современности – нашей неспособностью пользоваться информацией. Разговоры о фальшивых новостях, информационной путанице и когнитивном диссонансе, испытываемом значительной частью населения из-за неспособности отличить правду от лжи, – при всей своей значимости лишь верхушка айсберга.

Ядерные информационные заряды

Сегодняшняя ситуация в информационно-коммуникационном мире напоминает ту, в которой человечество оказалось, когда у него появилось ядерное оружие. Так вот, мощь и разрушительная способность новых коммуникаций сопоставима с силой тогдашнего сильнейшего оружия. И как ни странно, ядерные заряды, которые в состоянии уничтожить человечество, стали своего рода гарантией выживания жителей Земли. Страх всеобщего уничтожения сыграл важную роль в поддержании мира. Новые коммуникации, стремительно ворвавшиеся в новый информационно-коммуникационный мир, тоже оказались, как выяснилось, фантастической силы оружием.

Как 70 с лишним лет назад человечество нуждалось в регулировании использования ядерного оружия – что постепенно привело к запрещению наземных ядерных испытаний, размещения ядерного оружия в космосе, к ограничению распространения такого рода вооружений, – так и сегодня мы оказались перед лицом нового, но в чем-то аналогичного вызова.

А именно – в необходимости регулировать эту новую сферу. Причем в значительной мере – на международном уровне. Иначе, казалось бы, величайшее достижение современности, удивительный мир новых коммуникаций, окажется способом саморазрушения цивилизации.

Свидетельствам этой угрозы несть числа. И последние выборы в США, и война в Нагорном Карабахе, и торговые войны, и многое другое погружено в новое информационно-коммуникационное пространство.

Еще в советское время был анекдот о том, как на трибуне Мавзолея во время парада 7 Ноября стоят разного рода исторические фигуры: Чингисхан, Александр Македонский, Наполеон и др. Чингисхан восхищается бронетранспортерами, мол, имей он их, так уже давно сумел бы взять всю Европу. Македонский в восторге от ракет: имей он их, вся Евразия была бы захвачена. Что же до Наполеона, то он, читая газету «Правда», сказал, что с такой прессой никто бы не узнал о поражении при Ватерлоо.

Надо заметить, что император в самом деле понимал роль СМИ и активно ими пользовался.

Информация – это та же Хиросима

Но сегодня самые смелые желания корсиканца превзойдены в разы. Мир окончательно запутался в том, что есть правда и что есть ложь. И это в сочетании с современными технологиями, в том числе и военными, поставило всех нас на грань выживания. Новые угрозы могут превратить уже существующий информационный хаос в обыкновенный социальный хаос.

Самый яркий пример тому не выборы или войны, а эпидемия ковида. Трудно было вообразить, что все мы, включая и простых граждан, и самых высокопоставленных людей в мире, будем вынуждены блуждать фактически в потемках, будучи неспособными даже разобраться в том, что говорят те или иные врачи, политики, общественные деятели и прочие эпидемиологи.

С трудом можно найти сколь-нибудь достоверные сведения, например, об эффективности масок или пресловутых перчаток. Рассказы о методах лечения напоминают собрание Шахерезады.

В британском журнале Spectator было отмечено, что число якобы научных публикаций о коронавирусах выросло с прошлого года в 60 раз. Но только в трех из них были предприняты попытки разобраться с эффективностью масок. При этом ясного ответа так и не было получено.

Впрочем, сразу оговорюсь: маски точно надо носить, хотя бы потому, что вреда от этого мало, а вот пользы может быть много.

Еще поразительнее ситуация с вакцинами. Такое ощущение, что СМИ, особенно популярные, как и всякого рода блогеры, стараются не столько помочь нам разобраться с вакцинами и дать всем информацию, необходимую для принятия верных решений, сколько запутать нас, скомпрометировать любые позитивные ожидания.

Стоит только появиться каким-либо обнадеживающим сведениям о том, что является рациональными действиями, как из всех щелей, репродукторов и экранов обязательно понесутся раздражительные крики о том, что, мол, всех обманывают, что доверять ничему нельзя и т.д.

Увы, часто это приводит к совершенно чудовищным последствиям. Вроде уничтожения ни в чем не повинных норок в немыслимом количестве особей. Есть ли, скажем так, академические доказательства этого биоцида? Все же интересно, результатом какого мошенничества или научного открытия стали бедные норки?

Неточности сведений, о которых уже сообщили? Или заговора производителей, ловко манипулирующих общественным мнением в пользу тех или иных предпринимателей? Бог весть, но точно, что перед нами или безответственность, или же игра в пользу тех или иных торговцев мехом.

Цены же поднялись примерно в четыре раза. Во всяком случае, на момент создания этого текста.

9-11-1480.jpg
СМИ уже объявили Джозефа Байдена
 избранным президентом,  хотя... 
Фото Reuters
Я, собственно, не против и даже за критичность. Потому как это одна из значимых ролей медиа. Но стоит помнить, что эта критичность – инструмент для выяснения более или менее достоверной картины мира, что это средство, а не самоцель. Впрочем, к тому, что происходит с современными медиа, мы еще вернемся. Но вначале о более серьезных социальных процессах.

Увы, пресловутый ковид, на мой взгляд, с очевидностью выявил более важную, фундаментальную историю. Он не просто изменился, а, если хотите, раздвоился, а то и мультиплицировался более сложным образом.

Наверное, произошло то, что должно было случиться. То, о чем, кстати, предупреждали. Человечество переселилось в новый мир. Точнее, оказалось, что теперь мы живем в двух мирах одновременно.

Первый – это реальный, где мы действуем через наши физические тела. А второй – виртуальный, в котором наше физическое присутствие минимально, сведено до усилий, необходимых для манипуляции электронным прибором. Чем-то вроде шевеления пальцем или голосовых команд.

Есть, конечно, предпосылки для интегрирования компьютера прямо в мозг человека, но это все же пока техническое баловство. Теоретически это возможно, но все же пока сомнительно. Хотя бы потому, что при всем воодушевлении от возможностей продления жизни пока что не удается справиться с эпидемией, не говоря уж о раке, инсульте или инфаркте. Биология все еще малодостижимая сфера регулирования.

Ковид подстегнул то, что можно назвать становлением виртуального мира. Конечно же, четкой границы между этими мирами в обозримом будущем не появится. Но уже очевидно, что виртуальная реальность из десерта к системе прежних коммуникаций становится чем-то вполне сравнимым с прежними, теперь уже вполне будничными действующими коммуникациями..

Цифра – она и на Марсе цифра

Дело в том, что электромагнитные колебания превратились сегодня в нечто, сопоставимое с землей, территорией прежнего времени.

Колумб открыл новые земли в Америке. И тогда было неважно, для чего их использовать – растить бананы или табак. Земля была универсальным товаром, гибким и приспособляемым для всего, что пользуется спросом. Сегодня такую роль играют частоты. Неважно, кстати, какие. Цифровое решение универсально применимо во всему, что используют люди для коммуникации, неважно, обмениваются ли они реальным товаром или же услугами.

В общем, появление виртуального мира стало фактом. А это означает, что нам надо воспроизвести некоторую совокупность институтов человеческого общения в виртуальном мире. Там, впрочем, уже есть все – магазины, кинотеатры, фабрики и т.д. Так называемая экономика впечатлений – только часть этого виртуального мира, рассматривать ее вне новой двойной реальности или новой глобальности нет смысла. Успех и отчаяние интернета вещей – прекрасная иллюстрация сложившейся двойственности.

Если предположить, что представление о возникновении параллельного виртуального мира верно, то встает очень много вопросов.

Прежде всего – как нам регулировать те отношения, те субъекты, что возникают в виртуальном мире? И в то же время как нам сопоставить регулирование в «реальном» «мире-1» с регулированием в виртуальном «мире-2»? В «реальном» мире, например, не так уж просто оскорблять друг друга, потому что никто не анонимен в «реальном» мире.

В «мире-2» так или иначе относительная анонимность довольно распространена. Конечно, при определенных усилиях она легко разоблачается. Но все же эти старания нужно приложить, что сделать может не каждый.

В «мире-1» есть огромное количество институтов – полиция, суды, национальные юрисдикции и так далее. В «мире-2» ничего подобного нет. Теоретически субъекты «мира-2» (будь то люди или институты) достижимы лишь с помощью институтов «мира-1». Хотя и с существенными трудностями, помехами.

А в некоторых случаях институты «мира-1» и вовсе не в состоянии справиться с новыми вызовами. Например, в сфере авторского права, диффамации и так далее.

В общем, напрашивается вывод о том, что нам нужны институты нового мира, причем сопряженные с теми, что знакомы нам по реальному пространству. Если исходить из модели параллельности и сопряженности виртуальности с реальностью, то нам нужно воспроизвести в виртуальном мире что-то вроде интернет-гражданства и интернет-налогов.

Например, для финансирования того, что является общественным достоянием, – библиотек, справочных и образовательных сайтов. Наконец, для чего-то вроде системы оповещения о чрезвычайных ситуациях. Я уж не говорю о судебной и исполнительной власти в виртуальном мире.

Но это еще ладно. В виртуальном мире нам потребуется информационная иерархия. В условиях засилья фейковых новостей, как и недостатка просто достоверной информации, нужно иметь какие-то надежные информационные институты.

9-11-2480.jpg
Сотни миллионов сайтов, новые
 технологизированные и идеологизированные
 сообщества, стремящиеся к власти, – все это
 становится угрозой миру реальному. 
 Фото Depositphotos/PhotoXPress.ru
Не слушайте на ночь Би-би-си!

В свое время, когда появились первые электронные СМИ, возникло так называемое общественное вещание (public service broadcasting), например Би-би-си. Цель была предельно проста – создать источник информации, подконтрольный обществу, независимый от рекламы и прочих частных интересов, источник, задача которого – транслировать всему обществу максимально достоверную информацию.

Понятно, что в виртуальном мире нельзя в лоб воспроизвести такого рода СМИ. Но можно подумать, как сделать нечто аналогичное. Например, своего рода агрегатор новостей, контролируемый обществом и содержащийся на средства пользователей интернета. Для этого придется ввести общий налог на каждого пользователя. Управление этими налогами, кстати, носило бы совершенно прозрачный характер.

На мой взгляд, проблема достоверной информации особенно важна, поскольку под воздействием «виртуальности» и новой конкуренции мы потеряли различие между тем, что называется СМИ, и тем, что называется, например, сообществом, партией, корпорацией и т.д.

Случившаяся всеобщая медиатизация, при которой любой супермаркет стал своего рода СМИ, выпускающим новости о колбасе и сыре, привела к тому, что медиа как таковые, задача которых в том, чтобы предоставить обществу точную информацию, уже давно тонут в море уже якобы СМИ. А по сути, они преследуют цель продвижения своих взглядов или товаров, что в известном смысле одно и то же.

Отсюда пошла мутация и вроде бы профессиональных СМИ. Огромные человеческие рынки потребления всякого рода информации, политическая конкуренция приводят к тому, что многие СМИ становятся своего рода партиями или отделениями партий. Ни о какой непредвзятости, например, Си-эн-эн и речи идти не может, это рупор Демократической партии. Более того, многочисленные сообщества людей, вовлеченных в создание и распространение контента, превращаются в отдельную социальную группу, своего рода медиакратию.

И эта медиакратия уже рекомендует себя как довольно многочисленную компанию, претендующую на собственную роль в социуме. Это в чем-то напоминает партократию, известную в СССР.

Тогда люди, вроде бы призванные служить обществу, превратились в его господ. Сегодня те, кто должны доставлять точную и непредвзятую информацию, часто претендуют на то, чтобы владычествовать умами. В результате современный человек практически лишен возможности потреблять более или менее достоверную информацию. Он – объект манипуляции в интересах той или иной политической или общественной силы.

О мирах реальных и не очень

Вообще надо отметить, что проблема соотношения виртуальности и реальности носит совершенно нетривиальный характер. Уже сейчас очевидна конфликтогенность сосуществования реальности и виртуальности. Возникают, например, проблемы границ и суверенности. Формальная безграничность виртуальности недвусмысленно противоречит национальным государствам и юрисдикциям. Я хочу подчеркнуть, что речь не идет о том, что лучше и что хуже – виртуальность или реальность.

Речь о другом – о взаимодействии и сосуществовании. Бесконечные разговоры о вмешательстве во внутренние политические процессы, выборы и так далее имеют корни именно в противоречиях между способами поведения людей в этих двух мирах. Уже давно ведутся разговоры о правилах такого взаимного вмешательства, которые, по существу, затрагивают фундаментальную проблему соотношения «старого» и «нового» пространств.

А в самом ближайшем будущем это положение только усугубится. И это, в частности, связано с возникновением глобального интернета имени Илона Маска. Причем в сочетании с автоматическим переводом, который обеспечат некоторые элементы искусственного интеллекта, усиленные интернетом вещей.

Все это позволит существенно изменить соотношение сил в системе «человек–общество–государство». Да и не только в ней. Будут затронуты многие аспекты жизни – как мировой, так и национальных экономик.

А поскольку никогда разъединить «мир-1» и «мир-2» не удастся, во всяком случае пока, то искусственный интеллект не уничтожит человечество. Поэтому необходимо понять, а затем научиться управлять теми изменениями, которые вносят в наше время как «новый» мир, так и «старый».

О многом из всего этого уже было упомянуто, но воздействие всегда глубже, чем нам это кажется. Взять хотя бы проблемы применения законов в виртуальном мире. Человек живет и умирает, ест и пьет, спит и занимается спортом физически в реальном мире. Следовательно, виртуальный мир становится инструментом воздействия на мир реальный.

Выше уже была упомянута трансформация СМИ в политические партии, сообщества. Но есть и обратное. Например, НЕХТА, базирующаяся в Польше белорусская общественная организация, пытается представить себя как обычное СМИ, хотя это вполне полноценный механизм манипуляции и управления поведением масс в пользу определенных политических сил.

Иными словами, субъекты виртуального мира пытаются изменить мир реальный. А поскольку эти же субъекты живут в мире реальном, то возникает возможность или соблазн поменять иерархии «мира-1» согласно собственным представлениям.

Но, конечно, чемпионами в пересоздании современного мира являются социальные сети. Нет смысла вновь обращать внимание на попытки грубой манипуляции со стороны и Twitter&Facebook. Последние американские выборы переполнены примерами манипуляций. То цензуре подвергается президент США, то просто отдельные люди, то те или иные точки зрения.

Получается, и это очень характерно, что вроде бы созданные для свободной коммуникации виртуальные пространства вдруг превращаются в информационные гетто, попытка вырваться из которых карается остракизмом, старым, еще античным способом избавиться от несогласных.

Мне кажется, что именно пространство социальных сетей в первую очередь должно быть цивилизовано и превращено из диких информационных прерий, управляемых по праву сильного модератора, принадлежащего душой и телом собственникам, в область своего рода общественного регулятора.

Кстати, хотел бы заметить, что, в общем-то, очевидный произвол владельцев социальных сетей должен регулироваться не только законами в отношении собственно социальных сетей, но и производителей оборудования, с помощью которых эти социальные сети эксплуатируются.

Общество, частные граждане должны иметь право как создавать любые виртуальные сообщества, так и иметь доступ к сетям, контролируемым обществом как таковым. Если хотите, нужно антимонопольное законодательство в интернете. В каком-то отношении недурно вспомнить пример водопровода. В одну квартиру нельзя провести 100 водопроводов сразу. Следовательно, этот вопрос не есть вопрос чистой конкуренции.

Так или иначе современные социальные сети, то, что иногда называют «Большая пятерка», стали очень серьезным и опасным инструментом верховенства меньшинства над большинством, способом навязывания новых иерархий, слепой и грубой манипуляцией потребителями в пользу часто неведомых заказчиков.

9-11-3480.jpg
Виртуальность позволяет и сконструировать
 новые иерархии, и внедрить их с помощью
 воздействия на реальность прежнюю. 
 Фото Reuters
В свое время жители молодой еще Советской России могли воочию наблюдать, как происходит культурная, антииерархическая революция, финал которой оказался настолько кровав, что поглотил и большинство тех, кто был вовлечен в этот антииерархический переворот.

Человечество живет в мире иерархий. Часто они, наверное, не вполне справедливы. Но это то, что придает существованию людей устойчивость. В культуре, кстати, это особенно заметно. Лев Толстой, или Диккенс, или Рабиндранат Тагор – на вершине культурной иерархии. Заслуги Колумба существенны.

Но сегодня, как и много раз в прошлом, наблюдается попытка глобального пересмотра иерархий. Этим, кстати, активно заняты энтузиасты в США. Но в отличие от прошлых лет у тех, кто ищет места под солнцем, появился новый, прежде не так развитый инструмент. Виртуальность позволяет и сконструировать новые иерархии, и внедрить их с помощью воздействия на реальность прежнюю.

В физике используется понятие квантовых «червоточин», «кротовых дыр», чего-то, что соединяет между собой разные вселенные нелинейным образом. В этом смысле виртуальный и реальный миры, в которых мы теперь обитаем, также связаны своеобразными «червоточинами». В сущности, эти «червоточины», или «кротовые дыры», – люди и их объединения, они соединяют в некое сложное, запутанное целое человеческую цивилизацию путем прокладки упомянутых «кротовых дыр».

И это делает нынешнюю ситуацию чрезвычайно интересной, но вместе с тем страшно опасной. Сотни миллионов сайтов, агрессивные и манипулятивные социальные сети, попытки медиакратии, которые осуществляют многочисленные якобы журналистские сообщества, новые технологизированные и идеологизированные сообщества, стремящиеся к власти. И многое другое, что делает виртуальный мир конкурентом и угрозой миру реальному.

Но, в сущности, это борьба братоубийственная, то есть самая опасная из всех возможных.

В общем, мы стоим перед чрезвычайно тревожным вызовом тотального конфликта, своего рода глобальной гражданской войны. Она в прямой форме была бы невозможна без нового виртуального мира, в котором нет пока правил, границ, устоявшихся иерархий, нет даже одного языка. Но развитие носит стремительный характер, и мы можем не успеть за ним, что приведет к хаосу.

Повторю, вызовов очень много. Тут и политическое состояние стран и мира, и взаимное воздействие. Тут и война как таковая. То, что ее часть успешно переместилась в виртуальный мир и оттуда бьет по живым людям, превращая их в трупы, – очевидно. Тут и страшный вызов частной жизни, последствия которого еще до конца непонятны. Что, например, произойдет в ближайшем будущем с сексуальными отношениями? Насколько они будут опосредованы виртуальностью? Или что такое насилие в виртуальном мире?

Вопросов – тьма.

Хаотизация пространства

Но самый главный вызов, с моей точки зрения, – это то, что распад информационных иерархий, хаотизация пространства, в котором живет человечество, может привести к страшным потрясениям, к дикому насилию и в дальнейшем к деградации цивилизации.

На мой взгляд, в связи с этим возникает срочная потребность в самом решительном подходе к принципам регулирования возникшего уже виртуального мира. Иначе мы в самом деле уподобимся кротам, причем слепым, хаотически дырявящим мир, в котором живем. Можно так «додырявиться» до того, что все вообще рухнет.

Вначале я сопоставлял мощь современных коммуникаций с энергией ядерного оружия. И говорил, что угроза ядерного оружия при всей своей реальности и рисках в конечном счете оказалась средством сохранения глобального мира. Новые коммуникации, конечно же, великое благо тоже. Они могут и уже приносят невероятную пользу. Нет даже смысла подробно говорить об этом. Но все в мире двойственно, амбивалентно.

И если упустить момент, особенно с учетом агрессивной и противоречивой натуры человека, то можно вместо великого добра увидеть великое, разрушительное зло.

В общем, необходимо мирное сосуществование всех миров. 



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Сторонники Навального обещают вернуться на улицу через неделю

Сторонники Навального обещают вернуться на улицу через неделю

Иван Родин

В результате протестной акции 23 января обе стороны получили неплохие козыри

0
1188
Выставка.  YOLO: You Only Live Once

Выставка. YOLO: You Only Live Once

0
1212
2020: итоги работы правительства Мишустина

2020: итоги работы правительства Мишустина

2
1540
КПРФ переходит на круглосуточное вещание

КПРФ переходит на круглосуточное вещание

Иван Родин

Зюганов распорядился создать партийный центр сбора и обработки информации

0
1433

Другие новости

Загрузка...