0
2462
Газета Стиль жизни Печатная версия

19.06.2009 00:00:00

Дети с Большой Дороги

Татьяна Устинова

Об авторе: Татьяна Витальевна Устинова - писательница.

Тэги: дети, детский дом, дорога


Мы уже обо всем договорились, обсудили маршрут и двадцать раз сказали друг другу, где именно и во сколько встречаемся, когда вдруг позвонила Марина. Марина – главный инициатор, идеолог и придумщица наших поездок. Ей никогда и ничего не лень, и все решения она принимает моментально, и я точно знаю, что в последний момент все может измениться, Маринка что-нибудь придумает.

С давних, походно-байдарочно-студенческих времен наши вылазки она называет «радиальными выездами» – это когда база или лагерь никуда не переносится, остается на месте, а группа идет не слишком далеко и не слишком надолго, а потом возвращается на место.

Наша «группа» всегда возвращается на «базу», то есть в Москву. И, конечно, никуда мы не идем, а едем на машинах. И рюкзаки мы сами не тащим, они прекрасно едут в багажниках – для съестных припасов имеется отдельный рюкзак, ибо это отдельное удовольствие – пировать на природе, отъехав от Москвы километров на двести!..

«Радиальные выезды» – большой праздник, потому что мы все заняты до невозможности, у нас работа, дети, собаки, совещания, заседания, пресс-конференция и эфир на радио и еще расписание надо согласовать друг с другом. Зато, когда все получается, я жду этого самого завтрашнего утра, как в детстве ждала Нового года.

Ура!.. Мы едем! Впереди Большая Дорога. Чем дальше от Москвы, тем уже шоссейка, проще машины и дядьки, которые их ведут. Чем дальше от Москвы, тем веселее гаишники, добрее бабки, продающие огурцы, чище обочины, выше небо, шире просторы. Чем дальше от Москвы, тем ниже скорости – куда гнать, зачем гнать?.. И наступает момент, когда уже можно ехать, открыв все окна, и теплый солнечный ветер гуляет в салоне, и до горизонта поля, а на горушке лесок, а в леске, кажется, какой-то куполок луковкой, и мы еще никуда не приехали, Большая Дорога еще только начинается!..

И рюкзаки уже собраны – с припасами отдельно! – и джинсы приготовлены, чтобы в шесть утра ничего не искать, и термос выставлен, завтра с утра я буду варить кофе, очень много очень горячего и крепкого кофе. А как же, ведь впереди Большая Дорога.

И тут позвонила Марина.

Она хорошо меня знает и всегда старается щадить, поэтому говорила осторожно, что на нее вовсе не похоже. Она всегда решительная, быстрая и собранная, а тут вдруг что-то замялась.

Мы должны заехать в Угличе в детский дом, вот в чем дело. Мы едем в Углич, а потом в Мышкин, и в Угличе есть детский дом, куда мы непременно должны заехать. Миша попросил.

Миша – Маринин муж, и в меру своих сил он опекает именно этот детский дом.

О, Господи! Я не хочу в детский дом. Я не могу. Есть вещи, которые я просто не могу выносить, и этот самый дом – одна из таких вещей. Должно быть, я очень слабая и трусливая. Должно быть, у меня совсем нет мужества. Должно быть, я малодушная. Но я не могу. Из детского дома меня нужно будет свезти прямиком в кардиологическое отделение и там долго лечить интенсивными методами. Я бесконечно уважаю людей, которые могут. Я – нет. Я своими собственными руками передушила бы тех, кто бросает детей. Я утопила бы их в ближайшем водоеме, и потом спала бы крепким спокойным сном, не чувствуя никаких угрызений совести.

Марина выслушала меня совершенно спокойно и сказала, что в детский дом мы все же заедем. Миша попросил передать «передачку».

Этой самой «передачкой» ее машина была забита по самую крышу, часть «передачки» пришлось переложить в нашу, потому что она вываливалась из окон и дверей, и выйти из машины было решительно невозможно.

Я мучилась до самого Углича.

Ну нельзя же ничем помочь!.. Ну как поможешь?! Что детскому дому эта самая Мишина «передачка»?! Ну какие-то игровые приставки, книги, несколько мешков конфет?! Туалетная бумага и средства для мытья полов?! Ну все равно ведь ничего не изменить!

Солнце светило, просторы расстилались, и Большая Дорога шуршала под колесами, и ничего это меня не радовало решительно, потому что впереди у нас почти что экскурсия в ад.

И весь мой трагический пафос перестал быть трагическим и пафосным в ту самую минуту, как мы въехали во двор детского дома.

Дети катались на роликах. Все окна большого старинного дома были распахнуты, и в них важно торчали подушки и перины – так всегда сушила после долгой зимы вещи моя бабушка. На завалинке грелся кот. Из дома высыпали люди, и началась суматоха.

– Ваня, где Ваня? Возьми большую коробку, а девчонки пусть несут коробки полегче! А Максим потащит книги!.. Люся, открой те двери, и несите все в большую комнату!..

Вот здесь у нас спальни, а здесь кухни. Воспитатели готовят, девчонки им помогают, и здесь же столы, чтобы было похоже на дом, а не на заведение общепита. Видите, окна на втором этаже поменяли, добрые люди помогли, теперь зимой в спальнях не холодно! А это вот поделки из кожи и птичьего пера, это у нас Татьяна с детьми занимается, очень хороший педагог и человек творческий!.. Ваня, идите уже обедать, сколько раз можно звать!.. И всякие поделки из лоскутков и кусочков – это тоже все своими руками, а вот это – видите? Это мальчишки выжигают картинки на досках, им нравится! А вам нравится? Ну это у нас фотографии с выпускниками – вот это прошлый год, а это позапрошлый, а это три года назад, а это пять. Ой, они теперь взрослые такие! На снимках все улыбаются и обнимаются, славные, веселые мордахи, как у подращенных щенят, и воспитательница с ними. У нас нет групп, мы это называем «семья», и дети воспитательницу называют мамой. Им так понятнее и легче.

Мне тоже стало понятнее и легче.

Нет, можно, конечно, рвать на голове волосы и убиваться над несовершенством этого мира и его глобальной подлостью, особенно это удобно проделывать в Москве и особенно после просмотра некоторых телепередач. Почему-то именно московские средства массовой информации очень любят упиваться этой самой подлостью и демонстрировать ее, так сказать, со всех сторон, как бы плотоядно улыбаясь и приговаривая: а вот еще какое может быть свинство, а вот еще как можно унижать и насиловать, а вот поглядите-ка так и эдак, а вот посмакуем-ка еще нищету и безысходность, и вообще народишко нынче плох, слаб, спился да повыродился!..

Можно, можно.

А можно не так.

Можно купить детям ролики и выкрасить их комнатенки в разные цвета – для веселья. Можно наварить им борща и сосисок и почитать на ночь книжку. Можно рассказать историю города Углича – великая история, древняя. Город-то стоял себе, а Колумб Америку еще не только не открыл, но и вообще не родился.

Можно собрать «передачку» и отвезти, чего там ехать, двести километров с копейками, всего и делов!..

Можно подкопить деньжат и поставить рамы не только на втором этаже, но еще и на первом, тогда везде будет тепло, во всем доме.

Я спросила у директора детского дома, распрекрасной красавицы – ей-богу! – с невесть откуда взявшимся польским именем Наталина, как им удается┘ жить. Не просто выживать, а именно жить – отправлять детей в летние лагеря, сушить подушки, рисовать картины, шить лоскутные одеяла и развешивать по стенам фотографии, на которых детдомовские дети похожи на подращенных веселых щенят.

Прекрасная красавица пожала плечами. Она-то не знает, что я с пристрастием просматриваю телевизионные программы и читаю газетные материалы, в которых только и говорится о том, как растлевают детей и обворовывают стариков!.. Ну, мы стараемся, сказала она. Очень девочки помогают. «Девочки» – это, стало быть, глава городской администрации и ее заместители.

Все не так плохо, вот что я поняла в городе Угличе. Есть вещи, которые зависят только от нас самих – не только от президента, премьер-министра или главы «Газпрома», которые вечно чего-то недодали, за чем-то не усмотрели и куда-то не успели!.. У них свои дела, а у нас свои. Потихонечку, полегонечку, не сразу, постепенно, но, может, мы и спасем мир.

Вместе с директором Угличского детского дома и «девочками» из городской администрации!..


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Вместо валютной "подушки безопасности" стране может понадобиться товарная

Вместо валютной "подушки безопасности" стране может понадобиться товарная

Анастасия Башкатова

Отечественная промышленность балансирует между двумя дефицитами – и сырья, и уже произведенной продукции

0
1565
Херсонщина минует стадию народной республики

Херсонщина минует стадию народной республики

Иван Родин

Пророссийские власти украинского региона обещают до конца года сменить государственную приписку без референдума

0
1695
Пацифисты распределились по трем группам риска

Пацифисты распределились по трем группам риска

Дарья Гармоненко

Противников спецоперации выявляют среди любых лидеров общественного мнения

0
1420
Зеленая повестка не выдерживает энергокризиса

Зеленая повестка не выдерживает энергокризиса

Ольга Соловьева

Недостаток инвестиций в нефтегазовый сектор грозит новым дефицитом предложения

0
1232

Другие новости