0
7114
Газета Стиль жизни Печатная версия

25.12.2022 17:41:00

Тревожные дни столицы Рождества

Кому не дают покоя символы христианства

Кирилл Привалов

Об авторе: Кирилл Борисович Привалов – журналист-международник.

Тэги: франция, антитеррор, преступность, исламские радикалы, терроризм, рождество, христианские символы


франция, антитеррор, преступность, исламские радикалы, терроризм, рождество, христианские символы Главный рождественский базар Европы патрулируют военные и полицейские. Фото Reuters

Французская контрразведка задержала на днях подозреваемых в подготовке террористического акта, сообщает радио France Info со ссылкой на источники в правоохранительных органах. Арестованным вменяется в вину подготовка нападения на рождественский рынок в Страсбурге. Двум членам группы, уже взятым под стражу, предъявили обвинения в преступном сообществе. Причем – террористическом. Всего в группу входили пять молодых людей, симпатизирующих радикальному исламу и уже известных французскому управлению внутренней безопасности (DSGI), и еще двое – недавно въехавшие во Францию. Среди них задержаны выходцы из России и Таджикистана.

Характерно, что злоумышленники выбрали своей целью знаменитый рождественский базар, главный в департаменте Нижний Рейн. Эта широкая площадь перед величественным Страсбургским собором является своеобразным символом католического христианства. Christkindelsmärik – в переводе с эльзасского, диалекта немецкого, это означает «Рынок младенца Иисуса» – считается старейшим рождественским рынком во Франции.

Французы (парадокс в том, что таковыми немецкоязычные эльзасцы считают себя в первую очередь) представляют уличный праздник в Страсбурге, ведущий свое начало от 1570 года, главным накануне отмечания Рождества в «единой Европе». Более того, в 1992 году эльзасцы, претендующие и на то, что традиция новогодней елки пошла именно от них, провозгласили свой город «всемирной столицей Рождества».

Получается достаточное количество символов, не правда ли? Неслучайно именно страсбургский рождественский рынок террористы из раза в раз выбирают своей целью. Так было в год миллениума, когда в немецком Франкфурте было арестовано четверо потенциальных террористов-салафитов, которые планировали атаковать французский базар. Так случилось и в декабре 2018 года, когда родившийся в Страсбурге алжирец Шериф Шакатт застрелил пять человек и ранил более десяти посетителей рынка.

«Каждый декабрь Гранд-Иль (центральный район, что на острове в Страсбурге. – К.П.) превращается в нечто похожее на город-крепость, куда можно проникнуть лишь через ворота безопасности, – пишет DNA («Последние новости Эльзаса»), популярная газета региона. – Эти меры предосторожности действуют с 2015 года, когда в ноябре в Париже от рук террористов погибли десятки человек. Число охранников на рождественском рынке в Страсбурге было существенно увеличено. Как некогда сказал мэр Страсбурга Ролан Рис, мы «не должны уступать террористам», отказываясь от проведения вековых празднований, ставших «символом наших ценностей».

Начиная с 2015 года террористы во Франции убили более двух с половиной сотен человек. Понятно, что сегодня для защиты от предрождественского терроризма страсбургская мэрия денег не жалеет. Бюджет безопасности на рождественском рынке вырос за последние годы от 300 тыс. евро до 1 млн. Не считая расходов государства на те же цели. Они оправдывают средства. Ведь на кону не только подпаленный престиж Франции с горевшим собором Парижской Богоматери, но и вообще судьба всего христианства. Ибо страсбургский Нотр-Дам, бывший на протяжении двух столетий самым высоким зданием мира – шпиль поднялся на 142 м, – это не просто дежурный символ, а глобальный религиозный символ нашей пока что выживающей цивилизации.

Строительство этой «катедрали» – средневекового храма – было не только прерогативой профессионалов, но и по-настоящему народным делом. Как ударные комсомольские стройки в советские времена. Вот как описывает возведение страсбургского собора Божьей Матери французский историк и писатель Эдуар Шюре:

«Это церковь торжествующая и церковь воинствующая…

20-12-2480.jpg
Страсбургский собор считается
самым асимметричным в мире.  Фото Reuters
Сегодня нам не дано понять, каких усилий потребовало возведение этого здания: в течение веков вся страна трудилась над его строительством. Легенда сохранила для нас память о 1275 годе, когда епископ Конрад Лихтенберг приказал начать строительство фасада. Деньги и рабочие руки он получил при помощи индульгенций. За монетку, внесенную в кассу Богоматери или камень для собора, получали полное отпущение грехов. Как же быстро пошло дело! Тех, кто мог предложить только свои руки, приспосабливали на тяжелые работы. Это был восторг, жажда деятельности. Все эти годы не иссякал поток повозок, груженных камнем из карьеров Васселон. На месте строительства фанатичные проповеди смешиваются со скрипом лебедок, с ржанием лошадей. Сотни человек напрягаются, кричат и хрипят под тяжестью камня. Но собор растет, и епископ может сравнить его с «майским цветком, который тянется к небу, всегда выше, всегда прекраснее».

Остается добавить, что у эльзасцев сохранилась и другая версия возведения их главного собора. Это история легендарная, и связана она с мастером Эрве. Сей хитрый архитектор привлек к строительству божьего дома… дьявола! Обещал, что, если лукавый сумеет возвести здание до первого крика петуха, собор навсегда останется его собственностью. Демон с энтузиазмом принялся за работу и старался из последних сил. Он, бедняга, не ведал, что у мастера был ручной петух, обученный кричать по первому же знаку хозяина… В общем, финал понятен: кочет каменщика пропел «заутреню» раньше условного времени – так, как требовалось правоверному христианину, а черт, не уложившийся со стройкой в оговоренный срок, остался ни с чем. Получилось так, что дьявол проиграл пари: храм, не достроенный до первого «кукареку», достался Римской церкви от паперти до конька на крыше.

Однако на старинных гравюрах представлена несколько иная версия этого мифа. Мастер Эрве изображен с планом будущего собора в руках, а рядом с ним – злой дух, который тщится соблазнить архитектора и предлагает ему завершить за него мгновенно все работы. Однако благочестивый Эрве отказывается присягать лукавому и взывает за помощью к Господу Богу. Не замедляет явиться его посланец, ангел господний, по знаку которого фасад собора сам собой достраивается и над ним вздымается высокий, гордый шпиль…

Эти картинки, иллюстрирующие старинную легенду, весьма символичны. С одной стороны, в них героизируют мастера, способного на воображение и точный расчет. С другой – прославляют образ верного Всевышнему строителя, вдохновение которого беспредельно, а творческий полет бесконечен. И тем не менее человек, даже самый одаренный, не способен создать идеальное творение: чтобы оно стало реальностью, созидателю необходимо ввериться божественному провидению. И получается «гигантское и изящное чудо», как писал Виктор Гюго, или «величественно возвышающееся, широко раскидистое древо Божье», как считал другой великий европеец, Иоганн Вольфганг Гете.

Впрочем, такова мораль средневековая. А сегодняшняя? Она учит нас заботиться прежде всего о мерах безопасности; столкновение цивилизаций – увы! – идет по восходящей. И неслучайно как раз накануне Рождества.

Судебные следователи, ведущие дело о теракте в Страсбурге 11декабря 2015 года, поддержали решение Национальной антитеррористической прокуратуры (Pnat), обнародованное 28 ноября этого года. Следователи решили передать суду присяжных досье пяти обвиняемых в содействии «рождественскому терроризму». Впрочем, непосредственно к терроризму их не причисляют, считают, что они просто-напросто участвовали в преступном сообществе. В причастности к террористическому (подчеркиваю!) преступному сообществу обвинили лишь одного человека – Одрэ Монджехи, давнего приятеля и бывшего сокамерника Шерифа Шакатта. Он – рецидивист и член воинствующих исламских организаций, этим сказано все. Наказание должно быть суровым. По данным Фонда помощи жертвам терроризма (FGTI), 88 человек пострадали от теракта Шакатта и его подельников.

…Шпиль собора в Страсбурге взлетел на 142 м. При этом готический храм ничуть не подавляет человека, он говорит с ним, ибо божественный космос пропитал собой камень, обработанный верующим человеком и политый его потом. На «полуденном» колоколе – меланхоличном, патриархальном, закрепленном на одной из четырех башен собора, вылита надпись: «Я есть глас жизни; зову вас: молитесь, приходите».

Сегодня толпы туристов приходят на Christkindelsmärik не молиться за спокойствие и гармонию, а выпить эльзасского пива под жареную колбаску или горячего вина под бретцель, традиционный соленый крендель. И чтобы приобрести для родных и близких недорогой рождественский подарок. Эльзасцы – народ практичный и расчетливый. Как признался однажды мой страсбургский коллега, немцы – муравьи, французы – бабочки, а эльзасцы – это бабочки, живущие в муравейнике. Жалко, что такой прекрасный муравейник рискует быть грубо разрушенным. 


статьи по теме


Читайте также


Во французской заморской территории Новая Каледония продолжаются протесты

Во французской заморской территории Новая Каледония продолжаются протесты

0
1570
Гражданам предлагают самим себя защищать от киберпреступников

Гражданам предлагают самим себя защищать от киберпреступников

Анастасия Башкатова

Аферисты переквалифицировались в липовых "сотрудников Социального фонда"

0
2690
Вашингтон ищет альтернативу давлению на Нетаньяху

Вашингтон ищет альтернативу давлению на Нетаньяху

Игорь Субботин

Израилю предлагают мир с саудовцами в обмен на прекращение огня

0
2370
Исламисты свили гнездо в Северном Рейне – Вестфалии

Исламисты свили гнездо в Северном Рейне – Вестфалии

Олег Никифоров

Немецкое земельное ведомство по охране Конституции бьет тревогу

0
2413

Другие новости