0
7154
Газета Стиль жизни Печатная версия

04.04.2024 17:56:00

Скетчинг: быстро и выразительно

Главная задача наброска – передать настроение, идею, образ, эмоции

Марианна Власова

Об авторе: Марианна Борисовна Власова – обозреватель «НГ-Ехlibris».

Тэги: скетч марафон, скетчинг, насбросок, экскиз, личная история


72-8-1480.jpg
Ты должен быть готов к тому, что предмет
изображения находится в движении.
Подарок на день рождения я сделала себе сама. Моя коллега как-то попросила зарегистрироваться на сайте одной художественной школы: «Укажи по этой ссылке свои данные, рассылками они не особо бомбят. А мне поможешь – я смогу участвовать в марафоне». Я выполнила просьбу и в процессе «зависла» на описании этой новой для меня арт-движухи. Получалось, что каждый желающий может попробовать себя в роли художника: не было ни ограничений по возрасту, ни регламента по месту проживания. Теперь уже я, как недавно моя коллега, написывала своим подружкам: «Срочно! Хочу не могу! Подпишись!»

Вот они – гении маркетинга и рекламы, великие умы по увеличению охвата и продвижению: «Бесплатно, только дай контакт трех друзей». Обычно далее следуют обманка и сплошное надувательство, и ты задаешься вопросом, почему опять. Но эта школа вела себя честно и денег после подписки не вымогала.

Я решила, что я обязана рассказать о своих экзерсисах миру – нести, так сказать, творчество и личный эксперимент в массы. Плюс ко всему для создания марафонного сообщества школа придумала специальный хештег, по которому в соцсетях можно было следить за активностью остальных участников. Счет работ в форме скетча, то есть наброска, эскиза, шел на тысячи, и ты сразу погружался в этот новый мир.

Мой день начинался с чашки кофе и блокнота с маркером. О поиске и выборе необходимых маркеров – отдельная песня. Ты заходишь в магазин и теряешься. Да, у тебя есть язык, он вполне может довести тебя до линеров и брашпенов, когда ты наконец вспомнишь их название и поймаешь очень редко появляющегося в зале консультанта. Сложности начинающего рисовальщика, с которыми я столкнулась после того, как разобралась в перечне необходимых материалов, требуют отдельного слова.

Во-первых, это отсутствие базовых знаний, что такое академический рисунок и с чем его едят. Но, как вещала из компьютера дама-скетчер, надо просто чертить линии и не задумываться, чем я и занялась. Пространственного мышления на первых порах скетчи не требовали, и я погружалась в пучину рисунка постепенно, как одурманенная.

Во-вторых, любой скетчер засвидетельствует, что есть проблема под названием «убегающие натуры». Это про то, что ты должен быть готов, что твой предмет изображения встанет и уйдет, выйдет из вагона, пересядет на другую лавку, где нет солнца, или просто сменит позу, так что тебе придется начинать сначала. Поэтому я стала тренировать память, а потом скорость начертания набросков. Периодически я брала скетчбук и маркер, вставала на эскалатор и рисовала спину впереди стоящего.

В-третьих, нужно определиться с материалом. Мой материал родом из детства, когда-то я обожала простые фломастеры в 36 цветов, обожала смешивать цвета, создавать рисунки, похожие на мозаику. Вспоминаешь, и дух захватывает от этой яркости и невероятной открытости новым сочетаниям цветов. Когда-то моя мечта стать художником канула в Лету. Рутинное вырисовывание линий, бесчисленные пробы запечатлеть яблоки… Я была слаба в своем увлечении, лень не позволила мне развиваться, и вот спустя годы рисование вновь появилось и украсило мою жизнь.

В-четвертых, отсутствие мотивации, которое появляется со временем. Марафон закончился, и ты остался не у дел, твои друзья по увлечению что-то порисовывают, ты следишь за их достижениями, стараясь раздуть остатки пыла, но все это – как мертвому припарка. «Зачем рисовать?» – задаешься вопросом. И вообще, кем ты себя возомнила? Херлуфом Бидструпом или Альфонсом Мухой?

72-8-2480.jpg
Смысл скетчинга в том, чтобы, не вдаваясь
в детали, создать образ, настроение. 
Рисунки автора
Во время скетч-марафона было одно финальное задание, к которому вели все предыдущие. Ты тренируешься и в конце концов по слоям создаешь картинку. Первый слой картинки, или передний план – большое массивное дерево. Смотришь, слушаешь преподавателя, потом рисуешь с референса (фото). Второй слой картинки, средний план – люди. Только тонким линером. Смысл опять не в прорисовке деталей, а в передаче настроения. Скетч – это экспрессия. Действительно, как сделать набросок с натуры, если зацикливаться на деталях, любая натура уйдет в неизвестном направлении. Ну, есть вариант рисовать только своих друзей, чтоб замерли и не дышали, пока ты их не запечатлишь…

Если честно, после пяти часов рисования подряд в глазах начинает двоиться и везде мерещатся человечки. Третий слой картинки, вернее тренировка техники. Смысл в том, чтобы, не вдаваясь в детали, создать образ, настроение. По сути, это фон на картинке с деревом и фигурами людей. Затягивает техника наброска сильно. У некоторых доходит до того, что в любую свободную минутку ты постоянно делаешь зарисовки третьего слоя.

«Ритм во всем!» – наставляет через экран преподаватель. А ты понимаешь, что сам уже – как натянутая стрела, тебя только пустить, и ты полетишь осваивать новые предметные и персонажные дали. Ты смотришь на мир сквозь призму скетча и думаешь, поднимая глаза на крышу, не о кирпиче, который, возможно, брякнется тебе на голову, а о том, какими линиями это все изобразить. Теперь скетчи с натуры стали реальностью, а я поняла, почему художники порой так внимательно, с особой тщательностью, разглядывают людей – они их стараются запомнить.

Например, детская площадка – одно из самых сложных для зарисовок мест. Дети постоянно снуют куда не лень, и угнаться за ними практически нереально. Остаются взрослые, которые в большинстве случаев следят за своими чадами издалека и поворачивают головы в сторону постоянно раздающихся «мааама-пааапа».

Скетчи – это фильтр восприятия картинки. Для меня неважно, натура это или референс. Идут в ход все подручные материалы, новые цветные маркеры. И всегда интересно вводить в известную черно-белую систему координат цвет и наблюдать, как картинка начинает оживать. Я обожаю рисовать дома и транспорт, особенно тот, от которого веет стариной. Увлечение скетчем расширяет оптику, учит видеть прекрасное даже в районе промзоны, где колючая проволока на заборе – норма, и даже на обычной кухне, где не убрано и в раковине посуды, словно после приема двадцати гостей, а у тебя, как назло, сломалась посудомоечная машина.

На художественные выставки тоже начинаешь ходить со знанием дела, приглядываешься к изображениям на холстах, рассматриваешь штрихи, пытаешься повторить и скетчишь с натуры. Когда рисуешь, начинают цеплять совершенно странные, казалось бы, на первый взгляд вещи, но, приступив к делу, ты понимаешь причину выбора темы. В большинстве случаев это характерность поз персонажей, в которой угадывается настроение или внутреннее состояние. Здесь кроется что-то важное именно для тебя, то, мимо чего ты не можешь пройти. Так, обыденные места становятся арт-объектами в твоей фантазии, как для меня Казанский вокзал, старый знакомый проводник в детство. Запах дыма, шум, гвалт, толкотня, чемоданы, большие сумки... Когда-то навеса над вокзалом не было и приходилось открывать зонт во время дождя. Сейчас можно спокойно расположиться под крышей и наблюдать за тем, как люди уезжают, приезжают, прощаются и встречаются, и рисовать.

Иногда скетч может стать отличным поводом для нового знакомства. Как-то я ехала в метро и быстро накидывала в блокноте позы сидящих напротив людей. Надо мной нависал грузный мужчина лет 50. Через несколько станций он наклонился ко мне с вопросом: «А вы иллюстрации случайно не рисуете?» Я честно ответила: «Нет». Надо было видеть его реакцию! Мужчина скукожился, явно засмущавшись, ретировался ближе к дверям, а на следующей станции вышел.

Будь я заинтересована и открыта, вполне возможно, это могло стать интересным эпизодом в моей жизни, заказом картинок для какого-то бестселлера или началом чего-то более масштабного. Кто знает, как повернула бы моя судьба, окажись я в метро со скетчбуком лет 20 назад. Однако и сейчас это хобби отвлекает от дурных мыслей и радует возможными перспективами, пусть даже только в мечтах. 


Читайте также


Насколько немецкие политики осознают ответственность за будущее собственной страны

Насколько немецкие политики осознают ответственность за будущее собственной страны

Олег Никифоров

Скептический юбилей

0
1645

Другие новости