0
9666
Газета Я так вижу Печатная версия

02.06.2024 20:00:00

Сумрачный гений туркменской дипломатии

Успеет ли Ашхабад на газовый поезд в Европу

Сердар Айтаков

Об авторе: Сердар Айтаков – эксперт по Центральной Азии.

Тэги: сша, пентагон, оборонный бюджет, планы, энергетическая блокада китая, туркмения, мередов, газопровод


сша, пентагон, оборонный бюджет, планы, энергетическая блокада китая, туркмения, мередов, газопровод Фото REUTERS

Комитет Палаты представителей США по вооруженным силам 22 мая поддержал поправку к оборонному бюджету на 2025 год, требующую от Пентагона представить Конгрессу исследование (фактически – план) о том, как американские военные могут осуществлять военно-морскую блокаду поставок ископаемого топлива в Китай в случае вооруженного конфликта между двумя странами. В этой информации нет ничего принципиально нового, процесс рассмотрения этой поправки длился более года. Однако поправка легализует и выводит в публичное поле часть стратегии США по энергетической блокаде Китая, другая часть которой давно осуществляется с иного – континентального – направления.

Посол Казахстана в России Даурен Абаев в интервью ТАСС 4 мая заявил: «...Казахстан будет использовать территорию своей страны для транзита. Мы хотим максимально извлечь выгоду из своего транзитного потенциала. «Дорожная карта» подписана, речь идет о 35 млрд куб. м газа, которые будут поставляться в Китай». При этом речь шла именно о новом маршруте и поставках газа из РФ. В ответ на уточняющий вопрос редакции «НГ» в посольстве Казахстана информацию подтвердили.

Можно сказать, что этот маршрут и объемы поставок возникли «ниоткуда», ведь другой газопровод, «Сила Сибири – 2», до сих пор находится в стадии согласования «формулы цены». Его развитие сковывается неготовностью потребительской инфраструктуры на севере Китая, которая только начала формироваться в этих районах. Так откуда возникла потребность в дополнительном газе, если по трубопроводу Туркменистан–Узбекистан–Казахстан–Китай (ТУКК) на границу Китая ежегодно поступает 40 млрд куб. м газа в год, а планируемый газопровод из России будет упираться в тот же пункт передачи газа на границе Казахстана и Китая – Хоргос?

Пока ясно только одно, что без согласия и без потребности Китая в этом газе надобности в новом маршруте и поставках из России не возникло бы. Фактически сейчас речь идет о том, что китайские власти решили подстраховаться и заместить почти весь объем туркменского газа российским.

И это не стало неожиданностью для туркменских властей. В августе 2023 года первые сообщения о газовой кооперации между Россией, Казахстаном и Узбекистаном вызвали, мягко говоря, нервную реакцию руководства государственного концерна «Туркменгаз», который по византийской традиции туркменского двора просто транслировал мнение первых лиц государства. «В настоящее время функционируют три ветки газопровода Туркменистан–Китай. И сегодня крупнейшим поставщиком газа по этому трубопроводу является Туркменистан: из общего согласованного объема поставок, составляющего 55 млрд куб. в год, 40 млрд куб. законтрактованы Туркменистаном... Источников газа из других стран для заполнения трубопровода не предусмотрено, и в существующую схему распределения объемов газа, поставляемого в Китай, планы по расширению состава участников проекта газопровода Туркменистан–Китай не входят». Видимо, у других участников газового рынка региона, особенно у Китая, на этот счет появились иные соображения. Тогда же в августе 2023 года министр иностранных дел Туркменистана Рашид Мередов предпринял попытку обострения и совершил демарш, внезапно и в присутствии посла РФ намекнув на выдающуюся роль России в высыхании Каспийского моря (см. «НГ» от 10.12.23).

Но настоящим холодным душем для туркменских властей стало ледяное отношение к ним во время III форума «Один пояс – один путь», проходившего в конце ноября прошлого года в Пекине. Китайские власти тогда как бы невзначай больно укололи и министра Мередова, забыв указать его статус первого вице-премьера, и национального лидера туркменского народа Гурбангулы Бердымухамедова, которого официальная китайская пресса упомянула только как спикера верхней палаты парламента.

В сложившейся ситуации туркменским властям некого винить, кроме себя самих. Резкий проамериканский и проевропейский крен во внешней политике Туркменистана не остался незамеченным (см. «НГ» от 10.12.23). После встречи министра Мередова с госсекретарем США Блинкеном в апреле 2023 года в Вашингтоне власти Туркменистана пошли на ранее немыслимое – было резко увеличено присутствие USAID (работа Агентства США по международному развитию запрещена в РФ) в Туркменистане, при этом в проектах в таких чувствительных областях, как образование, информационные технологии, цифровизация в целом. Одновременно ряд американских фондов сократил до минимума или вообще свернул финансирование туркменской оппозиции за рубежом и туркменской правозащитной эмиграции, а также всей правозащитной и журналистской работы внутри страны, что привело к стагнации их деятельности. По информации инсайдеров в туркменском МИД, последний факт вызвал глубочайшее удовлетворение у руководства Туркменистана.

Однако особые вопросы вызвал почти непубличный 10-дневный визит Гурбангулы Бердымухамедова в Германию в апреле-мае 2023 года. Официальные СМИ сообщали лишь о посещении им коневодческого комплекса. Официоз сообщил, что поездка была предпринята «по поручению президента Туркменистана». Случайно стало известно, что к Бердымухамедову в Германии присоединился и Рашид Мередов, прилетевший туда сразу после встречи с госсекретарем Блинкеном в США. После этой поездки Мередов проявил чудеса дипломатической активности. Были подписаны договоры о поставках газа в Венгрию, Австрию, Турцию и Ирак (см. «НГ» от 24.03.24). И не так важно, что прямого трубопроводного сообщения с этими странами не существует – Мередов постоянно пополняет портфель подобными соглашениями. Более того, стало известно, что власти Туркменистана обратились к администрации США с просьбой о снятии части санкций с властей Афганистана для облегчения реализации проекта ТАПИ.

А Казахстан и Узбекистан, с которыми существует общая еще со времен СССР трубопроводная инфраструктура, после провала с поставками туркменского газа в Узбекистан зимой 2022/23 года выстраивают долгосрочное и полноценное сотрудничество с РФ. Странным выглядит пассивность Туркменистана по региональному сотрудничеству. Что же до китайской позиции, то она абсолютна прагматична и понятна. И кто знает, может быть, поддержка Западом поставок туркменского газа в Европу есть часть плана по энергетической блокаде Китая. 


Читайте также


Пуля приблизила Трампа к Белому дому

Пуля приблизила Трампа к Белому дому

Геннадий Петров

Экс-глава государства благодаря покушению становится фаворитом президентской гонки

0
341
В Кишиневе обозначили срок выхода из СНГ...

В Кишиневе обозначили срок выхода из СНГ...

Светлана Гамова

В Киргизию пригласили российские банки

0
344
Почему оперные театры не спешат объявлять планы на будущий сезон

Почему оперные театры не спешат объявлять планы на будущий сезон

Желание быть в авангарде творческого процесса уступает место осторожности

0
2527
Зачем США пересматривать Дохийское соглашение с властями Афганистана

Зачем США пересматривать Дохийское соглашение с властями Афганистана

Андрей Серенко

Вашингтон может изменить отношение к силам, борющимся против террористического движения "Талибан"

0
1792

Другие новости