0
3872
Газета В мире Интернет-версия

12.11.2014 00:01:00

Переговоры Ирана и "шестерки" вышли на финишную прямую

Тэги: иран, ядерная программа, израиль, биньямин нетаньяху, сша, барак обама, джон керри, россия, сергей лавров, мохаммад джавад зариф, кэтрин эштон, ес, оман, аятолла али хаменеи, хасан рухани


иран, ядерная программа, израиль, биньямин нетаньяху, сша, барак обама, джон керри, россия, сергей лавров, мохаммад джавад зариф, кэтрин эштон, ес, оман, аятолла али хаменеи, хасан рухани Фото Reuters

Во вторник в столице Омана Маскате начался девятый раунд переговоров по выработке всеобъемлющего соглашения между Тегераном и «шестеркой» международных посредников. Переговоры проходят на уровне политдиректоров в двустороннем и многостороннем форматах и должны были начаться с общения иранской делегации и представителей России и Китая. Непосредственно перед новым раундом в Маскате состоялись двухдневные консультации в формате Иран–США–ЕС.

Встреча главы МИД Ирана Мохаммада Джавада Зарифа с госсекретарем США Джоном Керри и представителем ЕС, координатором «шестерки» международных посредников Кэтрин Эштон не принесла прорыва. В Тегеране отметили лишь «минимальный прогресс». «Каждый аспект переговоров по любой конкретной проблеме связан со множеством побочных вопросов, технических, правовых и политических трудностей», – пояснил главный иранский переговорщик по ядерной проблеме, замминистра иностранных дел Аббас Арагчи. «За два дня стороны провели в общей сложности 12 часов переговоров. Кроме того, дискуссии велись на уровне заместителей глав делегаций, а также на экспертном уровне. И в целом могу сказать, что это была трудная работа», – добавил он.

Семь раундов переговоров Ирана и «шестерки» (пять постоянных членов СБ ООН плюс ФРГ) прошли в Вене, восьмой – в Нью-Йорке. Маскат в этой цепочке оказался не случайно: именно там в 2012 году начались секретные переговоры между иранскими и американскими представителями – двусторонние дипломатические контакты самого высокого с 1979 года уровня. Последний, 10-й, раунд вновь состоится в Вене, он намечен на 18 ноября. Дедлайн для выработки документа, который должен снять опасения Запада по поводу иранской ядерной программы и привести к отмене экономических санкций против Тегерана, – 24 ноября.

Основные противники компромисса – иранские консерваторы, американские республиканцы и Тель-Авив. «Нельзя допустить, чтобы террористический режим в Иране оказался в шаге от разработки ядерного оружия, – заявил премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху. – Я призываю страны «шестерки»: не соглашайтесь на сделку, которая приблизит Иран к созданию бомбы».

Если стороны все же придут к соглашению, президент США Барак Обама, который не проявляет преждевременного оптимизма, сможет преподнести это как историческую победу своей внешней политики. Во вторник Керри прибыл в Пекин, где в тот момент находился Обама в связи с проведением саммита АТЭС и официальным визитом в Китай. Госсекретарь собирался сообщить о текущем статусе переговоров, а также дать прогноз, возможно ли, по его мнению, достижение договоренности до дедлайна.

Если прогноз будет негативным, стороны, возможно, задумаются над пролонгацией промежуточного соглашения. Пока об этом речь не идет. «Мы сосредоточены на том, что можем сделать в ходе работы над соглашением до 24 ноября, – сказал заместитель помощника президента США по национальной безопасности Бенджамин Родс. – Мы не обсуждаем с Ираном продления этого диалога, потому что хотим сосредоточиться на преодолении противоречий». Между тем глава МИД Германии Франк-Вальтер Штайнмайер, выступая вчера в Берлине, охарактеризовал сложившуюся ситуацию словами «пан или пропал». Он считает, что «такие возможности, как сейчас, не скоро вновь представятся», а продление переговоров «не принесет решения по меньшей мере в ближайшие два года».

Старший научный сотрудник Института востоковедения РАН профессор Владимир Сажин полагает, что главное – не сроки, а предельная проработанность окончательного документа, которая позволит больше не возвращаться к вопросу об иранской ядерной программе. Эксперт смотрит на ситуацию с оптимизмом, хотя и отмечает некоторые негативные моменты. «Вашингтон и Тегеран больше, чем остальные участники переговорного процесса, заинтересованы в том, чтобы соглашение было достигнуто до 24 ноября, так как и на Хасана Рухани, и на Барака Обаму оказывают серьезное давление оппозиционные силы, – подчеркнул Сажин в интервью «НГ». – Оба лидера шли на последние президентские выборы под лозунгом решения ядерной проблемы, поэтому над ними довлеет слово, данное избирателям».

Востоковед обратил внимание на высокую интенсивность переговорного процесса. Как утверждают участники, совещания идут практически круглые сутки. По данным источников, одной из центральных проблем является количество центрифуг, с помощью которых Тегеран сможет вести обогащение урана. «Шестерка» говорит о 4–5 тыс. центрифуг, Тегеран же хочет сохранить все действующие центрифуги – это свыше 9 тыс. из 19 тыс. установленных центрифуг.

Вместе с тем, по мнению Сажина, основная проблема – алгоритм снятия санкций. Иран говорит о немедленной и полной отмене санкций, однако это нереально, так как для снятия как международных санкций ООН, так и односторонних санкций США, стран ЕС и некоторых других государств необходимо довольно много времени в связи с процедурой. Есть предложение о ежемесячных докладах МАГАТЭ, после которых будут постепенно сниматься санкции, могут быть созданы и другие механизмы в рамках формулы step-by-step, предложенной несколько лет назад главой МИД РФ Сергеем Лавровым. Также обсуждаются сроки действия документа («шестерка» говорит о сроке в 10–15 лет, Иран – в 5–7 лет) и судьба строящегося плутониевого ядерного реактора на тяжелой воде и запасов расщепляющихся веществ (которые могут быть подвергнуты ядерным цепным реакциям).

«Следуя рамочному соглашению от 24 ноября 2013 года, Иран проделал большую работу по снижению своей ядерной мощи, – напомнил Сажин. – Тегеран практически ликвидировал запасы 

20-процентного урана и сократил уровень обогащения урана до 5%. Недавно New York Times написала о договоренности между Москвой и Тегераном о том, что большая часть иранского урана, обогащенного до 5%, будет отправлена в Россию для того, чтобы сделать из него топливные блоки, которые потом могут использоваться на АЭС в Бушере. Иранская сторона почему-то опровергла эту информацию, однако на днях главный переговорщик РФ в составе «шестерки», замминистра иностранных дел Сергей Рябков подтвердил данную возможность. Таким образом,  стороны найдут решение технических вопросов, если будут в этом заинтересованы».

Если Нетаньяху направил письма министрам иностранных дел всех стран – членов «шестерки» с призывом не принимать скоропалительных решений, то Обама адресовал свое послание верховному лидеру Ирана аятолле Али Хаменеи. Президент США, по данным некоторых СМИ, намекнул Тегерану на возможность сотрудничества в борьбе против группировки «Исламское государство» (ИГ), если стороны достигнут сделки до дедлайна (официально Вашингтон заявляет, что два досье никак не связаны). На этом фоне интересен материал близкой к Хаменеи газеты «Кайхан», который он воспроизвел на персональном веб-сайте.

Газета выдвигает два тезиса. Во-первых, Обама в разные годы высылал два похожих письма и за каждым из них следовали враждебные действия Вашингтона в отношении Тегерана. Во-вторых, иракская армия при поддержке Ирана в последние месяцы успешно борется с ИГ, тогда как предпринимаемые США усилия в регионе неэффективны. Слова верховного лидера, которыми автор завершает статью, – «Иран не доверяет США. Под бархатными перчатками они скрывают железные руки» – подчеркивают, что газета транслирует мнение консервативных кругов.

Впрочем, поступают и противоположные сигналы. По сведениям израильской «Гаарец», в иранском руководстве послание Обамы было воспринято позитивно. Советник главы МИД Ирана Али Хорам сказал лондонской «Аш-Шарк Аль-Аусат», что подход Тегерана к всеобъемлющему соглашению изменился в связи с письмом Обамы. Кроме того, на персональном сайте Хаменеи воспроизведен фрагмент интервью Арагчи, посвященного роли верховного лидера в переговорах и его поддержке дипломатического процесса. А «Кайхан» опубликовала фотографию Зарифа, пожимающего руку Керри, на первой полосе.

«Либеральный по иранским меркам политик Хасан Рухани не просто так стал президентом Ирана. Аятолла Хаменеи мог использовать административный ресурс для того, чтобы на этот пост был избран другой человек. Но он прекрасно понимал, что Рухани – единственный, кто может добиться снятия санкций. Хотя аятолла Хаменеи постоянно критикует США и Запад и говорит, что не пойдет ни на какие компромиссы, он выступает за снятие санкций. Антиамериканская и антизападная риторика аятоллы Хаменеи предназначена для внутреннего пользования. По тем же пропагандистским причинам иранские переговорщики должны преподносить любой свой шаг как очередную победу иранской дипломатии», – заключил Сажин.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Собрание Пушкинского музея пополнилось редкой картиной

Собрание Пушкинского музея пополнилось редкой картиной

Анастасия Башкатова

Коллекция как напоминание о принадлежности к западноевропейской цивилизации

0
1241
Картофель и молоко вывели Белоруссию в лидеры по узнаваемости

Картофель и молоко вывели Белоруссию в лидеры по узнаваемости

Анастасия Башкатова

Семь из десяти россиян доверяют производителям из братской республики

0
1737
Ускорение инфляции – плохой сигнал для политики Центробанка

Ускорение инфляции – плохой сигнал для политики Центробанка

Михаил Сергеев

Чиновники мегарегулятора наблюдают за сокращением своего влияния на экономику

0
2665
На досрочных выборах в парламент Британии возрастают шансы "третьей силы"

На досрочных выборах в парламент Британии возрастают шансы "третьей силы"

Данила Моисеев

Консерваторы слишком дискредитировали себя, но и лидер лейбористов не самый заслуживающий доверия политик

0
1933

Другие новости