0
6097
Газета Войны и Армии Печатная версия

24.09.2018 17:41:00

"Небесное око" Москвы оказалось под угрозой

Будущее российских баз в Центральной Азии выглядит двусмысленно

Александр Храмчихин

Об авторе: Александр Анатольевич Храмчихин – заместитель директора Института политического и военного анализа.

Тэги: военные базы, киргизия, таджикистан, окно


военные базы, киргизия, таджикистан, окно Уникальный оптико-электронный комплекс «Окно», позволяющий обнаруживать любые космические объекты на высотах от 2000 км до 40 000 км, установлен в Таджикистане. Фото с сайта www.mil.ru

Россия имеет не так много военных баз за рубежом, но некоторые из них имеют для Москвы стратегическое значение. Именно таковыми являются входящие в состав Центрального военного округа (ЦВО) ВС РФ военные базы в Киргизии и Таджикистане.

На территории Киргизии российские объекты с января 2017 года имеют статус объединенной базы, причем не все эти объекты подчиняются ЦВО. Два объекта, как это ни удивительно для страны, расположенной очень далеко от всех морей и океанов, относятся к ВМФ РФ – испытательная база противолодочного вооружения «Кой-Сары» на озере Иссык-Куль и узел дальней связи, обеспечивающий Главный штаб ВМФ дальней связью с кораблями и подлодками, находящимися на боевой службе, а также решающий задачи радиотехнической разведки. В прямом подчинении Минобороны РФ находится 17-я радиосейсмическая лаборатория, осуществляющая мониторинг испытаний ядерного оружия. Понятно, что самой Киргизии все эти объекты не нужны, они функционируют исключительно в интересах ВС РФ, за что Бишкек получает арендную плату.

В подчинении ЦВО находятся высокогорный авиационный полигон, являющийся частью горного учебного центра «Эдельвейс» ВС Киргизии, а также 999-я авиабаза на аэродроме Кант в Чуйской области. На вооружении последней – около десятка штурмовиков Су-25, два транспортных самолета Ан-26, два вертолета Ми-8 и несколько разведывательных беспилотников. По сути, эта авиабаза заменяет ВВС страны (формально у Киргизии есть ВВС, но в них нет ни одного боевого самолета), а также является политическим гарантом от агрессии против Киргизии со стороны некоторых соседних стран. От вторжения в страну террористических группировок политических гарантий не предоставит никто, против них российская авиация будет «просто воевать».

Если у Киргизии имеются чисто символические ВВС, но более или менее реальные сухопутные войска, то в ВС Таджикистана оба их вида являются чисто символическими. Поэтому находящаяся в подчинении ЦВО 201-я военная база, по сути, заменяет ВС Таджикистана. Вполне логично, что 201-я – единственная из российских военных баз, являющаяся по штату не бригадой, а дивизией. На ее вооружении имеется около 30 танков, более 350 БМП и БТР, более 120 артсистем, более 30 зенитных ракетных комплексов, зенитных самоходных установок и зенитных орудий.

Как и в случае с Киргизией, база является некоторой гарантией от агрессии со стороны ряда соседних стран, а также должна противостоять возможному вторжению исламских радикалов из Афганистана. Сейчас Россия пытается организовать переговоры по Афганистану с участием правительства этой страны, а также Пакистана, Китая, Индии и Ирана. Что из этого получится, сказать крайне сложно. Если ничего, то 201-й военной базе рано или поздно придется воевать.

Разумеется, применительно к классической войне ее потенциал даже без учета таджикской армии гораздо выше, чем у исламистов из Афганистана. К сожалению, исламисты будут вести войну не классическую, а диверсионно-террористическую. И сколько понадобится России ресурсов для ведения подобной войны – лучше сейчас не думать. Ситуация усугубляется значительной удаленностью Таджикистана от России, крайне сложными природно-климатическими условиями в этой стране, а также серьезной внутренней нестабильностью. Тяжелейшая гражданская война, шедшая в Таджикистане в первой половине 90-х и остановленная благодаря усилиям Москвы, вполне может возобновиться. Совершенно неясно, что в такой ситуации будут делать российские войска.

В случае вторжения исламских радикалов из Афганистана и/или гражданской войны Россия может лишиться еще одного важного военного объекта, расположенного в Таджикистане. Он подчиняется не ЦВО, а Космическим войскам. Это оптико-электронный комплекс контроля космического пространства «Окно», расположенный на горе Санглок (Памир, 2216 м над уровнем моря), около города Нурек. Этот объект строился с 1985 года, в 1992 году он был брошен, но затем строительство возобновилось. С 1999 года он находился на опытно-боевом, а с 2014 года – на боевом дежурстве. С 2004 года «Окно» официально находится в собственности России. Таджикистану комплекс, разумеется, не нужен, да он и не способен обеспечить его функционирование.

«Окно» в автоматическом режиме отслеживает искусственные космические объекты размером более 1 м на высотах от 2 тыс. до 40 тыс. км, вычисляет их орбиты, определяет класс, назначение и текущее состояние (возможна также работа по низкоорбитальным объектам на высотах от 120 до 2 тыс. км). Комплекс работает в оптическом диапазоне, чем уникален – другие системы контроля космического пространства работают на принципах радиолокации. В случае потери «Окна» замену ему построить будет невозможно, поскольку нигде в России нет такого благоприятного астроклимата, как на Памире.

Несмотря на ценность для России ряда военных объектов в Центральной Азии, прожить без них она может, а вот Киргизия и Таджикистан без наших баз – нет. Интересно, что Душанбе и Бишкек регулярно выдвигают Москве различные условия по поводу пребывания ее баз на своей территории. Причем Москва, что совершенно удивительно, эти условия иногда даже рассматривает и принимает. Хотя единственным адекватным российским ответом на любое недовольство Бишкека и Душанбе (вообще по каким-либо поводам) должно быть заявление о немедленном выводе баз, которые двум маленьким, но гордым странам нужны на несколько порядков больше, чем нам, а также о депортации на родину граждан этих стран, работающих в России.

На полигоне Сары-Шаган в Казахстане (около озера Балхаш) расположена РЛС «Днепр-М» системы предупреждения о ракетном нападении Космических войск РФ. Она, как и «Окно», к ЦВО не относится и статуса военной базы не имеет. В отличие от «Окна» риска потери этого объекта в обозримом будущем нет. Правда, сама Россия может от него отказаться, поскольку на ее территории уже построены РЛС СПРН, работающие по тем же географическим направлениям. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Киргизия возвращается к президентскому правлению

Киргизия возвращается к президентскому правлению

Виктория Панфилова

В республике в условиях чрезвычайного положения готовится референдум по изменению Конституции

0
1010
COVID-19 пока не добрался до Таджикистана и Туркменистана

COVID-19 пока не добрался до Таджикистана и Туркменистана

Виктория Панфилова

В Ашхабаде готовятся с размахом отметить День скакуна

0
3093
Сын президента Таджикистана стал сенатором

Сын президента Таджикистана стал сенатором

Виктория Панфилова

Рустаму Эмомали готовят кресло главы государства

0
1010
Лицо на купюре. О Суйменкуле Чокморове, который всё делал без дублеров

Лицо на купюре. О Суйменкуле Чокморове, который всё делал без дублеров

Вардван Варжапетян

  

0
1802

Другие новости

Загрузка...
24smi.org