1
2562
Газета Кино Печатная версия

27.02.2017 00:01:00

Немцов и Сенцов стали героями нового политического кино

Документальные фильмы "Слишком свободный человек" и "Процесс" рассказывают о прошлом и настоящем страны

Тэги: кино, документальное кино, борис немцов, олег сенцов, вера кричевская, михаил фишман, артдокфест, кох, фридман, хакамада, юмашева, ходорковский, березовский, гусинский, нордост, аскольд куров, берлинале, дмитрий киселев


кино, документальное кино, борис немцов, олег сенцов, вера кричевская, михаил фишман, артдокфест, кох, фридман, хакамада, юмашева, ходорковский, березовский, гусинский, норд-ост, аскольд куров, берлинале, дмитрий киселев Хроники из зала суда в фильме не так много. Кадр из фильма «Процесс»

Документальный фильм о Борисе Немцове «Слишком свободный человек» Веры Кричевской и Михаила Фишмана вышел в прокат накануне дня памяти политика – Немцов был убит 27 февраля 2015 года. Всего два года назад, а эта лента – далеко не первый фильм о нем. Но первый – не столько политический, сколько политологический; это не столько портрет одного человека, сколько эпохи, целой страны. Что и отличает «Слишком свободного человека» не только от остальных картин о Немцове, но и от многих других документальных лент на схожую тему. Например, от показанного в рамках Берлинского кинофестиваля фильма «Процесс: Россия против Олега Сенцова», который мог бы, но так и не стал в полной мере рассказом о современной России.

Сам факт выхода в прокат фильма о Немцове, впервые показанного в рамках Артдокфеста, – своего рода событие. Сочетание и без того не столь популярного документального жанра и столь одиозного главного героя сулило картине фестивальную и, возможно, зарубежную прокатную судьбу. К счастью, в этот раз и у российского зрителя появится возможность посмотреть фильм, адресованный не только ему, но ему в первую очередь, – не мемориальный портрет, а экскурс в последние 25 лет истории страны. Рассказчиками становятся непосредственные участники событий – политики, бизнесмены, олигархи, соратники и противники, сам Немцов, чей голос то и дело звучит за кадром, взятый из многочисленных интервью, комментирующий сказанное и показанное в архивных кадрах, абсолютно живой.

Не самый оригинальный формат – «говорящие головы» вперемешку с хроникой – оказывается в этот раз наиболее уместным. Через воспоминания о Немцове, которыми делятся Кох, Фридман, Хакамада, Татьяна Юмашева, Ястржембский, Ходорковский, Навальный, складываются в итоге воспоминания о времени. О разрухе начала 90-х, когда он, будучи нижегородским губернатором, «ходил в народ». О ельцинском президентстве и о том, как молодой политик стал ближайшим соратником главы государства, который собирал подписи против первой чеченской и которому ничего за это не было, – наоборот, преемником называли. О выборах 96-го, о «деле «Связьинвеста», об информационной войне с олигархами Березовским и Гусинским – одной из опорных точек фильма, одном из переломных моментов в судьбе Немцова и страны, определивших, как вдруг становится очевидно, ее курс. 

Здесь, можно подумать, закончилась история свободной прессы, свободного рынка, свободной России, но не свободного Немцова. Который еще будет вице-премьером, человеком власти, понявшим, что ему не быть преемником, но громче всех поддерживавшим Путина. До «Норд-Оста», теракта, превратившего Немцова в оппозиционера, – здесь начинается (а по сути, конечно, продолжается) новейший этап его политической карьеры, с партиями, выступлениями на майдане и московскими митингами, окончившийся выстрелом на мосту 27 февраля 2015 года. Но лишь формально – за кадром все еще звучит его голос, словно дело его живет, как и не убитая в нем за все эти годы вера в свободу, как личную, так и всей страны.

«Самый свободный человек» интересен именно тем, что за пересказом, может быть, подзабытых, но все же известных событий проглядывает какая-то альтернативная реальность. История не знает сослагательного наклонения, и авторы фильма не пытаются строить гипотезы – в голове само собой всплывает «а если бы...». Воспоминания о человеке, не сказать чтобы эмоциональные, просто в должной степени ностальгические, – создатели дают своим собеседникам возможность самим оценить события прошлого. Где-то проскальзывает сожаление, где-то смех, где-то горечь. О Немцове, как и истории страны, говорят как о чем-то живом, несмотря на то что ни Немцова, ни той страны, о которой ведут речь большую часть экранного времени, уже нет. Нет безнадежной поминальной интонации, в которую легко скатиться, снимая посмертный фильм-портрет. 

«Слишком свободный человек» – серьезное и качественное документальное исследование, расследование, некоторые моменты которого создают почти интригу из-за все того же звучащего в голове «а если бы...», герой которого, будучи героем определенного времени, выводит весь сюжет на уровень глобального разговора и размышления о судьбах родины, у которых нет конца, несмотря на конечность одной отдельно взятой жизни.

Именно этого не хватает другому, безусловно, не менее важному новому документальному фильму «Процесс: Россия против Олега Сенцова» Аскольда Курова. Картина, снятая в копродукции Эстонии, Польши и Чехии (без участия России), была показана в рамках Берлинале и вызвала интерес со стороны как русскоговорящей, так и зарубежной публики, что неудивительно, учитывая, какой широкий общественный резонанс вызвало «дело Сенцова» не только в России и Украине, но и в мире в целом. Однако эта лента в отличие от «Слишком свободного человека» будет понятна и интересна скорее зрителям стран, непосредственно участвующих в данном деле, хотя задел на нечто глобальное есть даже в названии. «Процесс...» – отсылка к одноименному произведению Кафки, и сама история получается кафкианской.

Обвиняемый российским судом по нескольким террористическим статьям украинский режиссер Олег Сенцов смотрит в камеру из-за решетки по-детски круглыми глазами, много шутит, улыбается, не раз за время действия говорит, что получит в итоге 20 лет, иронично напоминая про «самый гуманный суд в мире». Он с самого начала уверен, что на свободу не выйдет. Остальные – от сестры до политологов и журналистов – рассуждают о показательном процессе, в котором нет справедливости, но у которого есть цель. Продемонстрировать, в нынешних условиях войны реальной и информационной, что так будет с каждым. Немногочисленные кадры из зала суда вряд ли оставляют сомнение в том, что дело шито белыми нитками, и здесь бы фильму выйти на более широкий разговор о ситуации в стране, но он остается с героем – с его живущей в Крыму семьей, матерью и детьми, которые бодрятся в телефонных разговорах с Сенцовым, с его собирающей посылку в СИЗО сестрой, с поддержавшими его коллегами-кинематографистами из разных стран, с ним самим, неизменно показывающим двумя пальцами руки ставший фирменным знак победы.

Рассказанная весьма подробно история человека в фильме так до конца и не становится историей страны –   несмотря на то что «Процесс...» ценен кадрами, на которых можно увидеть, услышать, узнать Олега Сенцова, он остается вещью в себе. Такими до появления «Слишком свободного человека» были все фильмы о Немцове. Фильм о Сенцове сюжетно мог бы стать его логичным продолжением, самым свежим документальным свидетельством нынешней эпохи – ставшей такой в том числе и из-за роковых ошибок 90-х и нулевых. А в существующем виде он вступает в диалог разве что с теми, к кому обращается герой в своей заключительной речи в зале суда, к тем, кого он может напугать, к тем, кого предостерегает, к тем, кому жить под «саундтрек» выступлений Путина и программ Дмитрия Киселева. И финал этого фильма – ленты про настоящее страны – кажется куда менее открытым и счастливым, чем финал картины про Немцова, истории по большей части о прошлом. И выстрел в спину –  исходом, как ни странно, куда более оптимистичным, чем приговор на 20 лет.  


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Не просто Мария

Не просто Мария

Наталия Григорьева

В российский прокат выходит документальный фильм про оперную диву Каллас

0
676
 В Омске пройдет VI Национальный кинофестиваль дебютов "Движение"

В Омске пройдет VI Национальный кинофестиваль дебютов "Движение"

0
778
Гаспар Ноэ: Пьяные люди не способны заниматься сексом

Гаспар Ноэ: Пьяные люди не способны заниматься сексом

Наталия Григорьева

Режиссер рассказал "НГ", почему его фильм "Экстаз", где все принимают наркотики, не про наркотики

0
1446
Гольнеза, Мулла, Гульназек и другие истории

Гольнеза, Мулла, Гульназек и другие истории

Ольга Галицкая

В Казани подвел итоги фестиваль мусульманского кино

0
999

Другие новости

Загрузка...
24smi.org