0
3341
Газета Кино Интернет-версия

20.02.2020 15:02:00

Энциклопедия русской жизни с грузинским оттенком от Леонида Парфенова

Первый фильм дилогии «Русские грузины» вышел в прокат

Тэги: кино, премьера, парфенов, русские грузины


кино, премьера, парфенов, русские грузины Первый фильм дилогии кратко описывает сближение двух народов до XVIII века. Кадр из фильма

Новый документальный фильм-дилогия Леонида Парфенова «Русские грузины» – об исторической роли грузин в российской, а позже советской политике, культуре и науке вышел в прокат. Герои фильма – Багратион и Шеварднадзе, Пиросмани и Данелия, Баланчин и Андроников. Особо подробно показана роль Сталина, чья идеология, вкусы и привычки во многом сформировали российский образ жизни, существующий и поныне.

Сочетание имени и фамилии «Леонид Парфенов» – давно бренд и торговая марка, прочно вошедшие в сознание зрителей-интеллектуалов. Отлученный несколько лет назад от официального эфира, знаменитый тележурналист переключился на документальное кино в формате, условно говоря, «игровая реконструкция». Его последняя трилогия «Русские евреи» собирала кинозалы, посетителями которых стала модная, продвинутая, умная молодежь, хорошо зарабатывающие интеллектуалы средних лет, пенсионеры-интеллигенты… И, безусловно, российские евреи, вероятно, самые заинтересованные и строгие ценители этого кино. Трилогия эта оказалась интереснейшим образовательным (просветительским, научно-популярным) проектом и информационно ценным продуктом, требующим повторного просмотра, ибо полезной информации там столько, что тяжело запомнить и переварить за один «киноприсест».

«Еврейский» фильм был материально поддержан предпринимателем Михаилом Фридманом (а в начальных титрах «Русских грузин» указан «русский грузин» из списка «Форбс» Паата Гамгонеишвили). После очевидного зрительского успеха «Русских евреев» Парфенов не раз говорил, что хочет снять цикл о русских немцах и о русских грузинах, поскольку считает весомым их вклад в российскую историю и культуру. В кулуарах тогда шутили, что Парфенов для реализации своих творческих задумок нащупал золотоносную жилу в лице российских олигархов «нетитульных наций».

Шутки шутками, но все свои работы Парфенов делает мастерски, планку держит очень высоко, при этом не заискивая ни перед титульными, ни перед нетитульными. Глядишь, со временем мы увидим его кино и про русских узбеков, и про русских татар, и про русских армян, украинцев, азербайджанцев… Что, думаю, будет опять интересно и, верю, не набьет оскомины. Сам же автор обозначает только три нации, представители которых, обрусев, плотно погрузились в российский мир и о которых он хотел бы снимать свои «энциклопедии русской жизни».

Первый фильм дилогии начинается в грузинском квартале в Москве и кратко описывает сближение двух стран и народов до XVIII века, упоминает Георгиевский трактат как рубеж к государственному единству, закрепление грузинской элиты в российской и отношения православных церквей. Это двухчасовое кино, охватывающее временной отрезок от царицы Тамары до Иосифа Сталина и Лаврентия Берии в период начала Второй мировой войны. Это много. Много информации, времен, дат, мест… Цари, царицы, династические браки, знаменитые грузинские князья, княжны, боевые генералы, прославившие русское оружие во многих поколениях, дворцовые перевороты и их участники, убийства, принуждения к миру и дружбе, террористы и строители нового мира, развитие торговли и промышленности… Тюрьмы и каторжный труд, тираны и душегубы. Поэты, художники, хореографы и знаменитые красавицы, мировые потрясения и разделы земель... И все это на фоне невероятных пейзажей, мастерски снятых и с технической, и с художественной точек зрения.

Начиная с «грузинских кварталов» в Москве, Парфёнов путешествует по известным местам русских грузин. Правда в ссылку за Сталиным он не едет (но приезжает к месту его учебы), равно, как и в Тегеран - к месту гибели Грибоедова (но приедет к его могиле в Грузии, куда останки любимого перевезла из Персии молодая вдова писателя, композитора и дипломата Нина Чавчавадзе). А вот в Лонжюмо под Парижем, где учился делать революцию Серго Одженикидзе, как и в сам Париж, где Георгий Баланчиадзе стал известным хореографом Баланчиным, а бывшая фрейлина последней императрицы княжна Мери Шервашидзе превратилась в любимую модель дома Шанель, Парфенов съездил.

А еще он прокатился на финских санках по скандинавским льдам, побывал на горных вершинах Грузии, прошел по лестнице вслед за заговорщиками к покоям императора Павла, разбил об асфальт бокал из-под выпитого шампанского у подъезда бывшего Английского клуба в Москве, и так далее и так далее...

Все у Парфенова (и его постоянного режиссера Сергея Нурмамеда) стильно, четко, красиво. Разве что непонятно, почему практически везде (и в России, и в Грузии, и в других странах) Леонид Парфенов предстает на экране в одной и той же, правда выразительной и заметной, рубашке. Что это: авторское решение, недосмотр костюмеров, спонсорский пакет?

Картинки прошлого, периодически оживающие с помощью затейливой компьютерной графики, настолько динамичны, что хочется смотреть еще и еще, узнавать что-то новое (не припомню, чтобы в учебниках истории упоминался эпизод о добровольно-принудительном присоединении Грузии к России или выдворении из Тбилиси грузинской царицы и заточении ее в монастырь после ожесточенного сопротивления, в котором ею был убит русский генерал Лазарев, а сама царица ранена).

Фильм заставляет ворошить и собственную память известными с детства историями о Багратионе и его роде, стихотворениями Пушкина и Лермонтова, картинами Пиросмани… Жестокостью и тиранией Сталина, отправившего накануне Второй мировой войны приветственную телеграмму главному злодею ХХ века (фотокопии газет того времени тому свидетельство). Память пробуждается и въевшейся в подкорку на всю жизнь песней про «Миллион алых роз» (кстати, о певице, чье исполнение навсегда самое главное и самое лучшее, Леонид Парфенов отзывается с большим уважением – Алла Борисовна оказалась единственной, отказавшейся от «роялти» за использование в фильме небольшого эпизода с ее музыкальным шедевром), всем остальным «платили, платили, платили». Включая государственные структуры, которые – вот странность – отказываются понимать и признавать пользу просветительского кино, требуя денег и за голос Козловского, и за архивные фотографии, и вообще за все «дерут безбожно».

В этой связи вполне «логичным», увы, представляется обозначение возрастного ограничения «16+». Которое, надо полагать, отрезает школьную аудиторию – учителя нынче осторожны, и многие из них не рискнут посоветовать фильм, по сути поднимающий широкий круг гуманитарных вопросов, среди которых и взаимопроникновение культур, и имперская идеология, и государственное насилие над личностью. Но, как сказал автор, представляя фильм в Центре документального кино прессе, «в конце концов, везде есть интернет».

«Русские грузины» уже вышли в прокат, фильм покажут в 20 московских кинотеатрах, в 8 питерских, в городах-миллионниках, в Киеве и даже Лондоне.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


От потребления к достойному самоограничению

От потребления к достойному самоограничению

Елена Константинова

Юрий Кублановский о болдинском карантине Пушкина и своем «самостоянии» во время самоизоляции

0
1391
В Испании сняли свою версию «Паразитов»

В Испании сняли свою версию «Паразитов»

Наталия Григорьева

Герои триллера «Захватчик» сражаются за «нехорошую квартирку» и хорошую жизнь

0
1139
Наша коммунальная жизнь

Наша коммунальная жизнь

«НГ-EL»

Умер драматург, прозаик, поэт и сценарист Леонид Зорин

0
572
В двух измерениях

В двух измерениях

Наталья Баландина

Давид Самойлов и Евгения Двоскина: диалог поэта и художника

0
214

Другие новости

Загрузка...
24smi.org