0
2588
Газета Дипкурьер Печатная версия

01.11.2010

Островной цугцванг Токио

Тэги: япония, пекин


япония, пекин На митинги в соседних странах в Токио отвечают тем же.
Фото Reuters

В 1980-е годы, когда резко обострились торгово-экономические отношения между Японией и США, американские политики и эксперты заговорили о «японской угрозе». Принятые тогда Вашингтоном экономические и политические меры с целью «поставить Японию на место» получили название Japan bashing («избиение Японии»). Похоже, что сейчас происходит второе «избиение» Японии, только место Вашингтона занимает Пекин.

Между двух огней

Началом нынешнего беспрецедентного обострения отношений между Японией и Китаем послужил инцидент со столкновением в сентябре этого года китайского траулера и корабля японской береговой охраны у берегов островов Сенкаку (по-китайски Дяоюйдао). Они давно являются предметом территориального спора между двумя странами. Но это повод, а причина чрезвычайно жесткой реакции Пекина на арест японцами капитана китайского судна заключается в другом.

Это, как считают японские эксперты, растущая экономическая и военная мощь Китая, с одной стороны, и охладившиеся в последнее время японо-американские отношения – с другой. Они заметно ухудшились в связи с неудачными попытками бывшего премьер-министра Юкио Хатоямы вывести с Окинавы американскую военную базу Футенма. Кроме того, свою роль сыграла дипломатическая неопытность нынешнего премьера Наото Кана и возглавляемой им Демократической партии Японии (ДПЯ), впервые пришедшей к власти всего за год до инцидента.

Эскалация напряженности в японо-китайских отношениях продемонстрировала всю сложность задачи, которая, судя по всему, была поставлена ДПЯ в сфере внешней политики: сделать ее более сбалансированной за счет некоторого дистанцирования от США и соответственно сближения с Китаем. Конкурентные взаимоотношения между этими двумя центрами силы во многом будут определять ситуацию в сфере международной безопасности, и прежде всего в бассейне Тихого океана. Токио неизбежно придется искать «золотую середину» в отношениях с обеими странами.

Однако уже одна только постановка этой задачи вызвала негативную реакцию в Вашингтоне, где не исключили, что она будет решаться за счет интересов США в АТР. Японцам тут же дали понять, что фокус американской политики в сфере безопасности в регионе может сместиться на Южную Корею и другие азиатские страны.

В Японии существует двойственный подход к Китаю: с одной стороны, в Токио действительно вызывает опасение наращивание Китаем своего военного потенциала. С другой стороны, японцы не могут не учитывать, что Китай является крупнейшим торгово-экономическим партнером Японии, от которого во многом зависит состояние дел в ее экономике.

Этим, кстати, не преминул воспользоваться Пекин. В наборе средств давления на Японию в разгоревшемся территориальном конфликте важное место заняли эмбарго на экспорт редкоземельных металлов в Японию и ужесточение таможенных процедур для японских компаний, торгующих с Китаем.

Премьер-министр Кан подвергся в Японии критике за то, что в связи с конфликтом он, как утверждается, проявил неумение отстаивать интересы страны.

Очевидно, что осеннее обострение отношений с Пекином заставит ДПЯ и сформированное ею правительство «отремонтировать» связи со своим главным военно-политическим союзником – Соединенными Штатами. В ходе намеченного на ноябрь визита в Токио президента США Барака Обамы стороны наверняка пошлют Пекину недвусмысленный сигнал о том, что они намерены совместно противостоять «китайской экспансии» на Тихом океане. Таким образом США, «избивавшие Японию» четверть века назад, будут спасать ее от «избиения Китаем».

Парадокс Хатоямы

Эскалация напряженности между Японией и Китаем «аукнулась» и в японо-российских отношениях. До этого приход к власти в сентябре 2009 года Юкио Хатоямы породил у ряда политиков и экспертов как в России, так и в Японии надежды на улучшение политических отношений между двумя странами. Они связывались с возможностью компромиссных подвижек в фактически зашедших в тупик переговорах по территориальному вопросу. Ведь Хатояма является внуком японского премьер-министра Итиро Хатоямы, подписавшего в 1956 году Советско-японскую декларацию, которая восстановила дипломатические отношения между двумя странами. Он считается знатоком России и обладает налаженными связями с представителями российского истеблишмента.

В начале своего премьерства Хатояма заявлял о намерении добиться прогресса в решении территориального вопроса в течение полугода или года. Однако было очевидно, что он не сможет отойти от «классической позиции» Японии с требованием вернуть все четыре южных Курильских острова, на которые она претендует. Ведь всякое отступление от нее для любого деятеля в Японии означает политическую смерть.

Однако на фоне заявленного Хатоямой желания улучшить отношения с Москвой диссонансом выглядело утверждение правительством подготовленного японским МИДом документа с формулировкой о «незаконной оккупации Россией» южных Курильских островов. Прозвучали и громкие заявления официальных лиц о том, что острова являются исконной японской территорией.

В итоге сложилась парадоксальная ситуация, когда при «пророссийском» (по японским меркам) премьер-министре и без того находившиеся в застое российско-японские политические отношения фактически охладились. Градус этих отношений еще больше понизился после ухода Хатоямы в отставку в начале июня сего года. Этому способствовали как минимум три события.

Во-первых, в Японии было отрицательно расценено введение в России новой памятной даты – Дня окончания Второй мировой войны. Она была воспринята как эвфемизм, которым обозначена победа СССР в войне с Японией в 1945 году. Правда, именно в силу нейтральности самой формулировки Токио никак официально на это не реагировал.

Во-вторых, японские СМИ и политики крайне критически отнеслись к российско-китайскому совместному заявлению, подписанному во время визита президента РФ Дмитрия Медведева в Китай в сентябре 2010 года. В нем говорится, что стороны подтверждают стремление не допустить пересмотра итогов Второй мировой войны. Оно было истолковано как средство совместного давления на Японию по поводу территориальных конфликтов. Правда, в ответ на запрос оппозиции в парламенте 10 октября 2010 года премьер-министр Кан заявил, что он так не считает.

В-третьих, заявленное Медведевым намерение посетить Южные Курилы вызвало весьма болезненную реакцию в Японии уже на официальном уровне. Токио устами министра иностранных дел Сэйдзи Маэхары заявил о нежелательности такой поездки и ее возможных негативных последствиях для двусторонних отношений. В японских СМИ была развязана мощная антироссийская кампания. Консервативная «Санкэй симбун» даже потребовала отозвать из Москвы посла Японии.

Беспрецедентно резкая реакция японской стороны, очевидно, объясняется стремлением руководства ДПЯ продемонстрировать свою твердость в отстаивании территориальных интересов страны в то время, когда оно подвергается острой критике со стороны ее общественности и оппозиции за отсутствие такой твердости в отношениях с Китаем.

Тем временем ведущее экономическое издание Японии, газета «Нихон кэдзай симбун», указывая на то, что только в одном 2010 году встречи на высшем уровне между Россией и Китаем проводились пять раз, критикует ДПЯ за то, что после ее прихода к власти ни один действующий японский премьер-министр не посетил Россию. По мнению газеты, это лишь отдаляет решение территориальной проблемы.

Куда ни кинь – везде клин

К этому высказыванию газеты следует добавить, что и в территориальных спорах Японии с другими странами «не видно света в конце тоннеля». Одностороннее взвинчивание атмосферы в отношениях с Россией в связи с планами посещения Медведевым Южных Курил следует расценить не иначе, как очередной крупный внешнеполитический просчет (если не сказать провал) правительства ДПЯ.

В самом деле, прописной истиной является правило, что ведение сражений сразу на двух фронтах (в данном случае территориальных) – это ситуация, которую здравомыслящие стратеги стремятся по возможности избежать. Ввязывание администрации Кана в «боевые действия» сразу на двух «территориальных фронтах» – китайском и российском – можно объяснить лишь тем, что, как говорят сами же японцы, дипломатия – это ахиллесова пята ДПЯ. Не исключено, что эти непродуманные действия являются «побочным эффектом» провозглашенного партией лозунга передачи важнейших государственных решений из рук бюрократии (на этот раз мидовской) в руки политиков.

Однако драматизм положения для Токио заключается еще и в том, что помимо России и Китая Япония имеет территориальные конфликты со всеми без исключения своими соседями в Северо-Восточной Азии. К ним также относятся спор с Южной Кореей по поводу принадлежности островов Такэсима (по-корейски Токто) и притязания на острова Сенкаку со стороны Тайваня, который в этом плане действует параллельно с материковым Китаем.

Сюда следует добавить и Северную Корею, которая, можно быть уверенным, несмотря на всю свою враждебность по отношению к Сеулу, горячо поддержит своих соотечественников на юге по этому вопросу. Не исключено, что Сеул и Тайбэй, внимательно отслеживая ситуацию, раскручивающуюся сейчас в отношениях Токио с Москвой и Пекином, просчитывают свои выгоды от нее.

Таким образом, вырисовывается не очень радостная для Токио картина: Япония оказывается в полукольце соседних стран, с которыми она имеет застарелые территориальные тяжбы. Другую половину кольца образуют водные просторы Тихого океана, на далекой стороне которого расположены США – единственный на сегодняшний день военно-политический союзник страны. Почему так получилось – это отдельный разговор. Причину, видимо, надо искать в политике Японии в отношении своих материковых соседей в прошлом и позапрошлом веках.

Следует подчеркнуть, что возникновение малейшей напряженности, особенно по территориальному вопросу, со всеми соседними азиатскими странами выливается, как правило, в сильнейшие антияпонские кампании в этих странах. Основой этих кампаний являются дремлющие антияпонские чувства местного населения, готовые вспыхнуть от малейшей искры и перерасти в яростные антияпонские выступления.

В этом отношении исключением является лишь Россия. Она единственная среди всех стран, имеющих территориальные споры с Японией, проявляет готовность искать с ней какие-то компромиссы. А крупномасштабные демонстрации, погромы, целенаправленные кампании против Японии в СМИ и другие подобные антияпонские проявления в России просто трудно себе представить. Однако, похоже, в Токио это не очень ценят и в последнее время лишь усиливают давление на Москву, полагая, видимо, что Россия – наиболее слабое звено в цепи территориальных конфликтов Японии с ее соседями.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Пхеньян взял ракетную паузу

Пхеньян взял ракетную паузу

Ирина Дронина

На военном параде впервые не было пугающих всех мощных ракет

0
442
Синдзо Абэ избран председателем правящей партии на третий срок

Синдзо Абэ избран председателем правящей партии на третий срок

0
386
Доктор Фауст по-японски

Доктор Фауст по-японски

Максим Сомов

Культовая черная манга вышла на русском языке

0
188
Песков: Переговоры Москвы и Токио по проблематике заключения мирного договора продолжатся

Песков: Переговоры Москвы и Токио по проблематике заключения мирного договора продолжатся

0
457

Другие новости

Загрузка...
24smi.org