0
1379
Газета Дипкурьер Печатная версия

26.11.2012

У Ташкента остается право на возвращение

Александр Князев

Об авторе: Александр Алексеевич Князев - старший научный сотрудник, координатор региональных программ Института востоковедения РАН.

Тэги: узбекистан, одкб


узбекистан, одкб Ислам Каримов не в первый раз удивляет Содружество.
Фото РИА Новости

По информации дипломатических источников, близких к секретариату ОДКБ, на саммите организации в декабре будет принято решение об исключении Узбекистана. Косвенным подтверждением этому могут служить некоторые заявления генсекретаря ОДКБ Николая Бордюжи, сделанные им в ходе встречи в Москве, посвященной 20-летию организации. «Для нас никаких последствий (приостановки участия Узбекистана в ОДКБ) практически нет, потому что как государства активно работали, как мы создавали и эксплуатировали систему коллективной безопасности, так и продолжаем работать», – сказал Бордюжа 20 ноября в Москве на открытии научно-образовательной программы «ОДКБ – 20 лет: итоги и перспективы». По его оценке, в ОДКБ достаточно спокойно относятся к решению руководства Узбекистана, и, более того, в этом даже есть некоторые плюсы. «Мы за несколько месяцев согласовали очень много проектов и решений, принятию которых препятствовал Узбекистан», – сказал Бордюжа, отметив, что теперь ОДКБ никто не мешает создавать систему коллективной безопасности. Попутно генсек ОДКБ выразил уверенность, что «как только жареный петух клюнет, ситуация изменится. Я думаю, долго это продолжаться не будет», – сказал Бордюжа.

Приостановление в июне Узбекистаном своего членства в ОДКБ было с интересом воспринято в столицах стран региона, являющихся членами организации, в первую очередь в Бишкеке и Душанбе. Астана традиционно воздержалась от значимых оценок. В Таджикистане же живо обсуждалась возможная война с Узбекистаном. Заодно таджикские эксперты намекали и на обязанность России в подобной ситуации выполнить союзнические обязательства, то есть выступить на стороне Душанбе. В Киргизии до разговоров о войне дело не дошло, но сторонники изначально конфликтного проекта строительства Камбаратинской ГЭС воспряли духом, апеллируя к отсутствию необходимости считаться с интересами Ташкента и уповая при этом на военный союз с Россией.

Пыл апологетов гидроэнергетической гигантомании в Бишкеке слегка охладил президент России Владимир Путин, заявив о необходимости вовлечения в проект и Узбекистана. Тем не менее дух конфронтации с упованием на российскую помощь и поддержку как в Душанбе, так и в Бишкеке, продолжает сохраняться. В определенной степени этому способствуют договоренности, достигнутые Путиным в ходе визитов в Бишкек и Душанбе в военной сфере и демонстрирующие некое военно-политическое единство с Россией как альтернативу сближению Узбекистана с США и НАТО.

Альтернативу в основном надуманную. Достаточно сказать, что в рамках так называемой проблемы «Афганистан-2014» в Ташкенте пока идут переговоры только о транзите, в то время как руководство внешне лояльных к России Киргизии и Таджикистана ведет принципиально иные переговоры. Достаточно взглянуть на уже идущее полным ходом строительство системы дальнего радиолокационного обнаружения и управления по заказу НАТО в Киргизии. Силами турецкого субподрядчика, компании «Серка», строительство ведет американская компания «Рейтон», известный производитель ЗРК MIM-104 «Пэтриот», ракет BGM-109 «Томагавк» и РС MIM-23. Это мультилатерационная система, которая включает в себя 26 радарных станций, разбросанных по территории республики, с центром в аэронавигационном комплексе аэропорта «Манас», фактически – локальный комплекс ПРО. В перспективе – перемещение части американского военного контингента в страны региона из Афганистана.

Анализ межгосударственных соглашений между правительствами Таджикистана и Киргизии, с одной стороны, руководством Пентагона и НАТО – с другой, описывающих условия и маршруты военного транзита из Афганистана, позволяет сделать некоторые выводы. Главное – ряд маршрутов проходит в непосредственной близости от границ с КНР через географические пункты, где сохранились объекты советской военной инфраструктуры, вполне подлежащие реконструированию и использованию. Кроме того, вывод части войск США и НАТО предполагает, что часть военной техники и вооружений будет оставлена на транзитных территориях на условиях так называемого ответственного хранения, подразумевающего присутствие американских (натовских) военнослужащих на постоянной основе для обслуживания и хранения грузов. Ну и часть техники и вооружений передаются вооруженным силам центральноазиатских республик, что будет означать и необходимость присутствия инструкторов и другого персонала. Заметно и отсутствие убедительной позиции по поводу американской авиабазы в аэропорту «Манас» – нет никакой уверенности в том, что после 2014 года руководство Киргизии решит вопрос о ее выводе, как это декларируется.

Киргизия и Таджикистан – страны с высокой внутренней конфликтностью. В отличие – и это принципиально важно – от них общую политическую ситуацию в Узбекистане можно охарактеризовать как относительно устойчивую. Хотя и в условиях общей неопределенности, что характерно для всего сегодняшнего мира. Лидерский характер как всей политической системы, так и государственного устройства Узбекистана, делает их крайне неустойчивыми в отсутствие внятной системы преемственности власти. Оценка эффективности государственных институтов в этой ситуации очень сложна, особенно с учетом общей информационной закрытости Узбекистана. Тем не менее можно прогнозировать два важных момента. Во-первых, смена власти в Узбекистане будет сопровождаться попытками мирного межкланового перераспределения сфер влияния, в которых основные позиции, вероятно, по-прежнему сохранятся за двумя ныне доминирующими группировками: ташкентской и самаркандской, возможно, с компромиссным включением в структуры власти представителей других региональных кланов, в том числе традиционно наиболее оппозиционного ферганского. Второй важный для прогнозирования развития событий не только в Узбекистане, но и в регионе в целом момент заключается в нынешнем внешнеполитическом позиционировании республики. Действительно, заметно усилившееся взаимодействие Узбекистана с США и НАТО, дистанцирование от ориентированных на Россию процессов (в том числе – и пресловутое приостановление членства в ОДКБ) и сбалансированно умеренное сотрудничество с Китаем – все это исключает на краткосрочную перспективу какие-либо дестабилизирующие проекты для Узбекистана, инициированные извне.

О внутреннем конфликтном потенциале и грядущей исламской революции в Узбекистане за 20 с лишним лет не писали только самые ленивые из экспертов. Или наиболее рациональные, поскольку сценарии военно-политической, межэтнической, межрегиональной и иной розни и сопутствующие конфликты в реальности пока происходят не в Узбекистане, но все у тех же беспокойных соседей – в Таджикистане и Киргизии. Вкупе с достаточно действенной работой государственных институтов это позволяет предположить, что Узбекистан хотя бы в краткосрочной перспективе будет относительно стабильным. Во всяком случае, ситуация там не выглядит более алармистской, нежели в Казахстане, государственной и политической системе которого свойственны практически те же недостатки, что и узбекистанской. Дополнительно же, пусть пока и только идеологически, в Казахстане присутствует фактор межэтнического противостояния, которого в Узбекистане нет просто по определению.

Продвижение российских интеграционных инициатив на постсоветском пространстве, в частности, на центральноазиатском направлении, в последние годы показало, что из пяти стран региона две – Узбекистан и Туркмения – к ним индифферентны. Для Узбекистана приоритетом являются двусторонние отношения. Не только в постсоветском измерении – солидарное осуждение Узбекистана Западом после андижанских событий 2005 года не мешало присутствию военной базы бундесвера в Термезе, вполне плодотворному двустороннему сотрудничеству Ташкента с самыми разными странами не во всем солидарного и не всегда совокупного Запада. Ташкент столь же индифферентен к пантюркистским проектам Анкары, антироссийскому ГУАМу. Если оставить в стороне сказки про волшебные свойства тотальной рыночной либерализации, экономика Узбекистана должна оцениваться как имеющая немалый потенциал в тех условиях, в которых она существует все постсоветское время. Она неплохо диверсифицирована, во многих случаях модернизирована, управляема и, главное, способна быть самодостаточной. Запас прочности ее невелик, но он есть и не исключает вероятности трансформации «сверху», например по китайской модели. Эта самодостаточность позволяет Ташкенту (хотя временной ресурс, конечно, ограничен) продолжать практику «многовекторности», возможности для которой уже исчерпаны у слабых государств, этой самодостаточностью не обладающих.

Узбекистан для России в Центральной Азии – это как Украина для России на европейском направлении. С ним сложно, но без него нельзя. Географический и ряд других объективных факторов нельзя отменить простым политическим решением. И, наверное, не случайны ремарки в цитированных выше заявлениях генерального секретаря ОДКБ Николая Бордюжи о том, что за Узбекистаном остается право на возвращение в организацию.

Решение Узбекистана по ОДКБ не имеет прямого отношения к двустороннему сотрудничеству с Россией, достаточно эксклюзивные союзнические отношения Узбекистана с которой никто не отменял. В самом Ташкенте есть и вполне адекватное мнение, что вопросы военно-политического взаимодействия на двусторонней основе в нынешних условиях могут решаться более оперативно и эффективно без согласования в ОДКБ, некоторые страны-участницы которой далеки от проблем Центральной Азии, а некоторые – от способности конструктивно договариваться и внутри региона. Есть опыт начала 1990-х, когда Ташкент и Москва вполне эффективно сотрудничали на двусторонней основе в отношении гражданской войны в Таджикистане, есть более поздний опыт сотрудничества в деле помощи антиталибским силам в Афганистане. И это оперативно и эффективно делалось безо всякой привязки к первому Договору коллективной безопасности СНГ, подписанному, кстати, в мае 1992 года в Ташкенте благодаря настойчивой инициативе президента Узбекистана.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Другие новости

Читайте также


Россия снижает цену газа для севера Киргизии

Россия снижает цену газа для севера Киргизии

Григорий Михайлов

Узбекистан, между тем, оставил без голубого топлива южные районы соседней страны

0
1552
Гульнара Каримова напомнила о себе

Гульнара Каримова напомнила о себе

Виктория Панфилова

Британская компания взялась защищать интересы дочери президента Узбекистана

0
9143
В Ташкенте ищут людей, вывесивших на одном из городских путепроводов флаг террористов ИГИЛ

В Ташкенте ищут людей, вывесивших на одном из городских путепроводов флаг террористов ИГИЛ

0
832
ШОС расширится в Уфе

ШОС расширится в Уфе

Александр Князев

Влияние организации должно распространиться на Каспий

0
4300