0
5576
Газета Дипкурьер Печатная версия

30.10.2017 00:01:00

Корейский полуостров: дипломатия или война?

Россия получает шанс стать миротворцем в регионе

Георгий Толорая

Об авторе: Георгий Давидович Толорая – руководитель Центра российской стратегии в Азии Института экономики РАН, профессор МГИМО (У) МИД РФ.

Тэги: корейский полуостров, кризис, история, гражданская война, кндр, ким чен ын, ядерная программа, конфликт, сша, россия


корейский полуостров, кризис, история, гражданская война, кндр, ким чен ын, ядерная программа, конфликт, сша, россия Угрожая Америке, северокорейский лидер Ким Чен Ын переступил опасную черту. Фото Reuters

Десятилетия, прошедшие после прекращения в июле 1953 года боевых действий в Корее – одновременно гражданской войны и межсистемного столкновения в рамках биполярного мира с участием Китая (и стоящего за его спиной СССР) и США, нисколько не изменили суть происходящего на Корейском полуострове. Ни одна из сторон в ходе событий 60-летней давности не добилась желаемого. И каждая надеется, что находящаяся, по ее мнению, на ее стороне «историческая справедливость» рано или поздно восторжествует. Кроме того, Корея стала заложницей в «большой игре» великих держав, и здесь именно сейчас определяется, уйдет в прошлое «американоцентричный» монополярный миропорядок или установится новый геополитический баланс с нескольким центрами силы.

Так что ставки высоки, и дело не только в северокорейской бомбе. А потому, с точки зрения «оптимиста», какой бы плохой ситуация ни казалась, не стоит отчаиваться: она может стать еще хуже. Сегодня острота кризиса, пожалуй, наивысшая – не припомню, чтобы американский президент всерьез угрожал Северной Корее «полным разрушением». Северная Корея давно именно этого и опасается и поэтому лихорадочно создавала, а теперь совершенствует свой «ядерный сдерживатель». Такая программа, равно как и конструирование ракет, началась еще десятилетия назад: неудивительно, что лидеры страны, после распада СССР утерявшей союзников, бросили все силы на создание единственной, по их мнению, гарантии от интервенции. Примеры Югославии, Ливии, Ирака помогли им утвердиться во мнении о собственной прозорливости.

 Сегодня КНДР хвастается возможностью произвести термоядерный заряд (состоявшиеся 3 сентября испытания, мощность взрыва составила  250 кт, вроде бы это подтверждают). Она также близка к оперативному развертыванию межконтинентальных баллистических ракет, недавние испытания ракет «Хвасон-12» и «Хвасон-14» показывают, что такие технологии у страны есть (говорят, не обошлось без привлечения, часто нелегальным путем, ракетных технологий из-за рубежа, в том числе с «Южмаша»). Пускай остаются сомнения в том, в состоянии ли КНДР установить ядерную боеголовку на ракеты, доставить смертоносный груз в нужную точку, и можно ли сбить ракету американскими средствами ПРО, но проверять никто не решается. КНДР уже пригрозила испытаниями в Тихом океане, чтобы убедить скептиков.

Сегодня все больше «ястребов» в США считают, что надо рискнуть, пока не поздно, а американские военные «на всякий случай» проводят регламентную подготовку к нанесению удара по КНДР для уничтожения ее ракетно-ядерного потенциала. Кто-то надеется, что это не приведет к эскалации и началу полномасштабной войны. Раньше такого не было: только ли дело в личности Дональда Трампа, выдвинувшего недопущение создания Пхеньяном угрожающего США потенциала в центр внешнеполитической повестки?

Дело в том, что раньше КНДР, несмотря на все обвинения в «агрессивности», не имела никакой нужды в том, чтобы нападать на соседей, – потенциал сдерживания был предназначен для самозащиты. Американцам же, несмотря на многолетнюю публичную риторику, была выгодна напряженность на Корейском полуострове. «Управляемый хаос» позволяет держать в Азии крупный военный кулак и оказывать давление на Китай, главного геополитического соперника.

Однако Ким Чен Ын заигрался, переступил опасную черту: он стал угрожать самой Америке, так как сумел создать не только боезаряды, но и средства доставки. Угроза ядерного удара по территории США для планировщиков в Пентагоне переводится из разряда голливудской фантазии в пугающую реальность. Пусть есть сомнения в реальности такой угрозы, но в целях повышения собственной значимости и выбивания бюджета заинтересованным лицам не стоит на этом заострять внимание.

США не были бы США, «лидером свободного мира» и «сияющим градом на холме», если бы смирились с реальной угрозой со стороны какого-то международного изгоя. Долгая история холодной войны заставила их, как альтернативу горячей войне, принять такие условия противостояния с Россией и Китаем (значительную роль тут сыграл Карибский кризис 1962 года). 

Это вынужденное сосуществование основано на принципе «взаимного гарантированного уничтожения», причем США продолжают попытки (в том числе путем создания ПРО и высокоточного оружия) подорвать этот стратегический баланс. Однако режим КНДР отнюдь не входит в глазах американцев в число заслуживающих внимания акторов мировой политики, а потому такого рода «капитуляция» подорвала бы основы американской идентичности. Де-факто признание ядерного статуса КНДР и переход к политике холодного сдерживания в отношении нее чреваты весьма неприятными для США последствиями: серьезный удар по режиму нераспространения и «эффект домино», удар по возможностям Америки как мирового гегемона на основе ядерной монополии, негативные внутриполитические/репутационные последствия.

А потому угроза военного сценария в отличие от последних десятилетий заметно выросла. И пусть никто всерьез не верит в возможность неспровоцированной агрессии Северной Кореи против США (это было бы абсурдно и самоубийственно), американцы аргументируют такую авантюристическую перспективу также тем, что ощущение безнаказанности может подтолкнуть КНДР не только на шантаж своих партнеров с целью выбить уступки, но и на авантюру – попытку объединения Кореи путем блицкрига в расчете на то, что США не вмешаются (опасаясь ответного ядерного удара), а Южная Корея в этом случае капитулирует.

Таким образом, Трамп и Ким, как летящие навстречу друг другу поезда, встали перед неминуемым выбором – вступить в войну или сесть за стол переговоров. В Сеуле опасаются, что США могут не остановить огромные потери среди населения Республики Корея (РК), разрушение страны в случае реализации военного сценария и ответного удара со стороны КНДР. Китай в случае агрессии США вмешается в ситуацию и тем самым неизбежно превратит локальный конфликт в мировой. Хоть Пекин и заявил о невмешательстве в случае развязывания войны КНДР, на деле он вынужден будет сделать все для сохранения северокорейского государства, может быть, в качестве «вассала» и «буфера».

Ноябрьский визит в регион Трампа, как считают паникеры, как раз и может послужить тому, что США договорятся о «послевоенном урегулировании» (разделе зон влияния) с Китаем и склонят Пекин к допустимости «ограниченного военного решения». Надо также усыпить бдительность руководства РК и Японии в плане подозрения о том, что ими могут просто пожертвовать в интересах сохранения США доминирующей позиции в мире. Пекину порядком надоели «северокорейские клиенты», и сегодня уже можно представить непредставимое: что на определенных условиях он мог бы согласиться с тем, чтобы «ликвидировать нарыв», если в результате китайское влияние в регионе возрастет.

Пока что, не решаясь на войну, США добиваются изоляции и ослабления режима путем санкций и фактической экономической блокады под тем предлогом, что это, возможно, заставит руководство КНДР изменить приоритеты. Разумеется, никакие санкции не вынудят Пхеньян капитулировать и отказаться от созданного с таким трудом ядерного щита (как метко сказал Владимир Путин, «они траву будут есть, но не откажутся от ядерного оружия»). Вместе с тем санкции, по нашим наблюдениям, уже неблагоприятно сказываются на возможностях внутреннего развития и скоро приведут к падению жизненного уровня (но необязательно падению уровня поддержки режима), хотя страна в последние годы добилась заметного экономического роста благодаря негласным реформам на рыночной основе.

А можно ли найти развязку путем дипломатии? Для этого нужна политическая воля с обеих сторон. Цель КНДР понятна: Пхеньян стремится принудить противников к формальному подведению итогов войны, что предполагает существование КНДР как самостоятельного государства, ее признание и предоставление ей реальных гарантий безопасности и возможностей для развития.

США медлят: правящий истеблишмент США не в состоянии принять стратегическое решение о признании КНДР и потому скатывается к истерике. Несмотря на секретные контакты, стороны никак не могут договориться, о чем же договариваться.

Политика Сеула противоречива. Новое демократическое руководство РК, кажется, уже поняло, что на объединение Кореи под своей эгидой силовым путем надежды нет, а значит, надо найти формат мирного, путь не очень дружественного, сосуществования. Но президент РК Мун Чжэ Ин пытается «усидеть на двух стульях» – сохранить лозунги о сотрудничестве с Севером, с которым и пришел к власти, одновременно повинуясь американскому диктату по поводу изоляции КНДР. Стремясь не ослабить союзнические отношения с США, Мун одновременно старается приблизиться к Китаю и России.

Каков же выход? И Россия, и Китай настойчиво призывают к переговорному решению проблемы на многосторонней основе (двусторонние договоренности США и КНДР необходимы, но без гарантий великих держав в любой момент могут рассыпаться). С учетом ныне напряженных отношений Пекина с Пхеньяном Россия получает шанс стать миротворцем (на это, кстати, очень рассчитывают южнокорейцы, призывая к тому, чтобы Путин сыграл роль «пожарного» для тушения пламени на полуострове). Наша страна во избежание полномасштабного разрушительного конфликта вынуждена работать на сохранение статус-кво, пусть даже это будет означать появление де-факто ядерной державы на ее границах.

Как к этому перейти? Можно, например, начать решительно: собрать под эгидой ООН многостороннюю конференцию высокого уровня и декларировать модальности будущих договоренностей. Однако пока к этому никто не готов. Значит, может сработать постепенный подход, как это предлагает инициированная Россией совместно с Китаем «дорожная карта». Пусть все ее три этапа (взаимная заморозка тестов и учений; заключение двусторонних базовых соглашений; создание коллективной системы безопасности) трудно реализуемы, есть «двойное дно»: важно начать дипломатический процесс и заморозить как северокорейскую ракетно-ядерную программу, так и наращивание военного потенциала США и их союзников, что отодвинет стороны от края пропасти. Дипломатический процесс будет означать консервацию конфликта, что в данной ситуации  вариант не лучший, но и не самый плохой.

Задача российской и китайской дипломатии, на мой взгляд, приложить скоординированные усилия и заставить противников сесть за стол переговоров, в частности, принудить США принять соответствующее стратегическое решение. Новая геополитическая реальность позволяет союзу России и Китая поставить перед собой столь амбициозную задачу, поскольку она жизненно важна для обеих граничащих с Кореей стран.   

Расон – Сеул – Москва


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также


Полемика с Владиславом Сурковым. Декларация политического постмодернизма

Полемика с Владиславом Сурковым. Декларация политического постмодернизма

Василий Щипков

Обсуждаем статью Владислава Суркова "Кризис лицемерия"

0
1441
Ядерная война неизбежна

Ядерная война неизбежна

Владимир Щербаков

Такое развитие событий не исключают и в Москве

0
4055
Президент Эрдоган вскоре вновь отправится с визитом в Россию

Президент Эрдоган вскоре вновь отправится с визитом в Россию

0
353
Париж берет на себя "освобождение" экс-премьера Ливана

Париж берет на себя "освобождение" экс-премьера Ливана

Игорь Субботин

В ситуации вокруг Харири виден не только политический, но и финансовый аспект

0
765

Другие новости

Загрузка...
24smi.org