0
3579
Газета Культура Печатная версия

02.09.2000

В Москве хотят уничтожить уникальное здание Оперы Зимина

Тэги: зимин, театр, опера, оперетта, скандал

В Москве уже не первый месяц разворачивается еще один крупный театральный скандал - вокруг здания Театра оперетты. Московское купеческое общество, представителем которого является первый автор - Вера Зимина, ратует за защиту уникального дома # 6 по Большой Дмитровке от посягательств на снос. Театр оперетты - нынешний владелец здания, по мнению его директора Владимира Тартаковского (второго автора), более не может творчески существовать в обветшалом и не приспособленном под театральные постановки здании. Чтобы представить ситуацию объемно, мы дали шанс высказаться всем заинтересованным сторонам.

зимин, театр, опера, оперетта, скандал Сергей Иванович Зимин, 1904 г.

В 2004 году предстоит отметить столетие Оперы Зимина. Общественность ходатайствует об установке мемориальной доски на здании по адресу Большая Дмитровка, дом 6. Это - известный москвичам театр Солодовникова, где с 1904 по 1925 год располагалась Опера Зимина, а ныне - Театр оперетты. Здесь же, по Кузнецкому мосту в доме # 2, до конца своих дней (27 июля 1942 года) проживал с семьей Сергей Иванович Зимин.

На здании театра теперь, к сожалению, нет и охранной доски, хотя с 1974 года оно имеет статус памятника культуры федерального значения. Но вместо мемориальной доски готовится москвичам другой сюрприз: здание собираются сносить, для чего некая группа хлопочет о снятии его с государственной охраны. Как будто никогда и не было этого символа русской культуры, не пели в театре Солодовникова Шаляпин, Собинов, Лемешев, Козловский, Петров, Баттистини, Руффо, Ансельми, Лябиа, Кавальери, не было всех подвижнических деяний Саввы Мамонтова, не было Оперы Зимина, принесшей славу России.

С момента постройки нового театра Солодовникова здесь размещалась опера Саввы Мамонтова, благодаря которому многие оперы русских композиторов увидели свет. С 1908 года в восстановленном после пожара здании разместилась Опера Зимина, которая к этому времени уже стала любима москвичами. Известный русский актер Михаил Жаров вспоминал: "Опера Зимина, очевидно, сыграла для меня главную, решающую роль в выборе и определении профессии. Я попал туда, где все было пропитано искусством".

Много раз пел в Опере Зимина Шаляпин. Случались периоды, когда он, рассорившись с администрацией Большого театра, почти целые сезоны работал у Зимина. "Рад пропеть что-нибудь на старом пепелище, которое так славно поддерживаете Вы Вашей мощной рукой. Приятно мне, и я заранее спокоен, ибо знаю, что такой могучий любитель прекрасного и безграничного искусства, как Вы, всегда пойдет навстречу всему, что логично и необходимо для осуществления прекрасного... Я знаю милого Сергея Ивановича и, конечно, в его желании, чтобы наши спектакли были живее и лучше, чем в Большом театре, - нисколько не сомневаюсь!" - писал Шаляпин Зимину.

Сергей Иванович предусмотрел даже такую мелочь: зная сложный характер Шаляпина, оборудовал на сцене незаметный вход - небольшую дверь, откуда Шаляпин сразу попадал в свою грим-уборную, избегая нежелательных для него встреч. Да и щедрость Зимина была широко известна - он хорошо оплачивал труд артистов. Необыкновенно чуткий к каждому своему сотруднику, будь то рабочий сцены или ведущий солист, он знал о каждом все. У Жака, в модном магазине в Столешниковом переулке, за счет Зимина одевали молодых, еще нуждающихся сотрудников.

В 1922 году неутомимый оптимист, не мыслящий себя вне оперного искусства, Зимин вновь организовал театр. Группа энтузиастов, почти без средств (не было уже его фабрик), своими силами отремонтировала театр, и открылась "1-я свободная Опера Зимина". В период нэпа труппу арестовали якобы за финансовые упущения. После изнурительного судебного разбирательства всех оправдали, но театр Зимину не отдали. Сколько - за недолгий срок - сменилось названий театра: "Театр Совета рабочих и солдатских депутатов", "Театр музыкальной драмы", "1-я свободная опера Зимина", "Малая государственная опера", "Экспериментальный оперный театр", "2-й ГОТОБ" (Государственный театр оперы и балета - в отличие от 1-го - Большого театра) и, наконец, Филиал Большого театра.

Заслуга Зимина еще и в том, что благодаря ему осталось в России знаменитое панно Врубеля "Принцесса Греза", которое он приобрел у Мамонтова. Предложив очень большую сумму (10 тысяч золотом) в то время нуждавшемуся Савве Ивановичу, Зимин с трудом уговорил Мамонтова расстаться с панно, решившегося на это только после того, как было определено Зиминым место в театре, в портале над сценой.

Так случилось, что театр Солодовникова вместил в себя почти всю историю русской частной оперы. Театр Солодовникова - опера Мамонтова - Опера Зимина - три кита, на которых держалась русская частная опера.

И тем не менее похоже, что дирекция Театра оперетты - нынешний "владелец" здания - не жалует русскую оперную культуру. Иначе чем объяснить, что ни на одно событие, связанное с деятельностью Оперы Зимина, театр не откликнулся - ни на 90-летие Оперы Зимина, ни на 120-летие со дня его рождения, когда в 1996 году в Большом театре прошел конкурс вокалистов, посвященный этой знаменательной дате. Зато она очень хлопочет о сносе здания - как раз к 100-летию Оперы Зимина.

В театре всегда был высочайший уровень акустики. Зимин выписал из-за границы все самое новое оборудование, да и инженеры и проектировщики сделали свое дело мастерски. Вот как выглядел театр в день открытия оперы Зимина после ремонта: "Вчера открыл свой сезон Солодовниковский театр. Зал, освещенный a giorno (как днем. - В.З.), выглядит очень красиво и эффектно. Только при полном освещении можно судить о красоте коровинских плафонов, занавесе и отделке всего театра. Общий вид зала, конечно, выигрывал неизмеримо - никакого сравнения с прежним мрачным, грязным залом не может быть" (Русское слово. 1908. 23 ноября).

А на взгляд дирекции Театра оперетты и фундамент "халтурный" (бедный архитектор Терский!). И выхода там без посторонней помощи не найдешь. И тесно, и акустика никуда не годная, и прочая, и прочая. Вспоминается, что передача Театру оперетты в 1964 году знаменитого здания, в котором до этого располагался филиал Большого театра, была воспринята москвичами как кощунство.

Сегодня Театру оперетты не хватает места для декораций, нужны дополнительные "карманы". Поучились бы у Зимина. Он осуществлял такие масштабные постановки, как "Хованщина", "Борис Годунов", "Князь Игорь", "Золотой петушок", все оперы Чайковского, почти все Римского-Корсакова, "Мейстерзингеры" Вагнера - да мало ли! - всего более ста опер и ряд балетов. И Кшесинская танцевала, и Фокин приезжал со своим балетом. И какие были постановки! К сожалению, музей Бахрушина, куда в 1925 году в подвалы свалили весь музей Зимина, не сумел сберечь множества макетов. Но остались эскизы - порядка тысячи триста. Так и лежит в запасниках музея бесценное богатство - музей Зимина, остающийся невостребованным вот уже около семидесяти пяти лет.

С каких пор стала плохой акустика театра? Ведь не тогда, когда в Опере Зимина дирижировал друг и ученик Сен-Санса? И не тогда, когда дирижировал Бруно Вальтер? (Кстати, события такого уровня в крупных театрах Европы отмечаются установкой памятной доски.) Правильно отмечалось в прессе в 1960-е годы, что Театр оперетты испортил акустику, очень тонко и искусно выполненную для оперного театра.

Все эти "недовольства" оказываются для Театра оперетты весомыми аргументами к полному уничтожению здания. Из письма Москомархитектуры за подписью академика Михаила Посохина: "...Последнее заседание методического совета УГКОИП, проходившее с приглашением представителей общественности, вынесло решение о невозможности разборки основного здания театра, ввиду его ценности и статуса памятника культуры, подлежащего безусловному сохранению, восстановлению несущей способности всех элементов несущих конструкций, а также реставрации утраченных элементов интерьеров и акустических характеристик сцены и зала" (Упр. 2142 от 28.10.98). И тем не менее в Министерстве культуры рассматривается вопрос о снятии со здания статуса памятника культуры федерального значения, чтобы его можно было бы снести.

Следует добавить, что радикальная переделка комплекса зданий под новый театр повлечет за собой снос уникальных палат князей Щербатовых по Кузнецкому мосту (начала XVIII века), а также здания, связанного с именем Александра Суворова (одного из двух сохранившихся в Москве, связанных с именем великого полководца).

Московское купеческое общество, вставшее на защиту здания, заявляет: "Сегодня в российском обществе налицо дефицит культуры, который усугубляется с каждым подобным примером забвения своей истории, своего прошлого, своих корней. Только уроки памяти способны принести нравственное очищение обществу, тем более что возрождение в данном доме Малого оперного театра, где бы исполнялись произведения русских классиков, где бы выходили на сцену талантливые русские певцы, музыканты, художники, где бы воспитывался у молодежи интерес и понимание оперного искусства, как это было в Опере Мамонтова, в Опере Зимина, в Филиале Большого театра, способствовало бы становлению Москвы как культурного делового центра, превращению ее в Российскую Мекку". Нам, потомкам, необходимо сохранить памятник культуры - театр Солодовникова, Оперу Зимина.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


На дуроге дымовозы

На дуроге дымовозы

Елена Семенова

Юрий Орлицкий о Генрихе Сапгире, его стихах-кентаврах и «полусловах», которые нужно додумывать

0
771
У нас

У нас

НГ-EL

0
191
65–75–85: галопом по поэту

65–75–85: галопом по поэту

Юрий Кувалдин

К юбилею Александра Тимофеевского

0
812
Смело, товарищ, в бой

Смело, товарищ, в бой

Надежда Травина

В Москве впервые представили кантату Эйслера «Высшая мера» по пьесе Брехта

0
850

Другие новости

Загрузка...
24smi.org