0
455
Газета Культура Печатная версия

17.11.2000

Другой Эльдар Рязанов

Тэги: Рязанов, тихие омуты


ГЕНИАЛЬНОМУ хирургу Антону Каштанову (Александр Абдулов) все осточертело - роскошная квартира, престижная работа, жена (Любовь Полищук). Он устремляется в глухомань, деревню Тихие омуты, преследуемый наглой журналисткой (Оксана Коростышевская). Там он устраивается лодочником, влюбляется в журналистку, чудесным образом преобразившуюся в нежную женственную особу, общается со старыми друзьями - не от мира сего директором заповедника (Андрей Макаревич) и плоть от плоти мира сего, "хозяином жизни" (Геннадий Хазанов), а заодно прячется от жены и сексуально не удовлетворенной следовательши (блестящая работа Ольги Волковой). Вместе с Каштановым из фонда его имени исчезают и два миллиона долларов. В конце, впрочем, подозрение в умыкании денег с Каштанова снимается (в чем никто и не сомневался), а сам хирург предает полюбившую его журналистку и является с повинной к нелюбимой жене.

Сказка есть сказка, пусть даже с грустным концом, искать в сказке правду жизни по меньшей мере неумно. Но, думается, говоря "Сказка - ложь┘", Пушкин имел в виду лишь высокую степень вымысла. Да, большинство рязановских картин - сказки. Деточкин - безусловно, сказочный персонаж. Но его поступки оправданны с психологической точки зрения, и, приняв условия игры, уже не задаешься вопросом: "Почему он так поступил? Ведь так в жизни не бывает".

В "Тихих омутах" вроде бы реальный мир, попадая под машину режиссерского вымысла, рассыпается на груду случайных деталей. Вот он, во всей красе, гениальный хирург Антон Каштанов. Что ему все осточертело - охотно верим, не он первый, не он последний. Что рванул в глухомань - почему бы и нет? А дальше реальный доктор превращается в пластилиновую игрушку, из которой можно вылепить все, что режиссер пожелает. Пожелал, чтобы великий хирург был хоть как-то похож на живого человека, - чего проще? Режиссерская рука отправляет доктора-академика в буфет воровать булочки. Смотрите, он, кажется, живой!

Подобную "живинку" вслед за главным героем то и дело обнаруживают остальные персонажи. И вот герой Хазанова, выходец из 600-го "Мерседеса", накрыв непомерно роскошный стол возле баньки для своих друзей - доктора и директора заповедника, - со счастливым выражением лица соглашается отметить встречу не дорогим виски, а колодезной водой - директору заповедника пить нельзя. Он, наверное, в душе хороший, этот "хозяин жизни", раз способен радоваться колодезной воде в компании чистых душой людей, он еще не потерян...

Перебор, во всем перебор. Всего много, все гипертрофированно, все как-то слишком. Слишком длинный фильм - 2 часа 13 минут, слишком красивы волжские пейзажи и слишком долго гуляет по ним камера, слишком стервозна жена героя. И слишком - увы - необаятелен Александр Абдулов, больше похожий на капризного мальчика, которому так и хочется надрать уши, а не отдавать в любовницы красотку.

Те, кто видел картину до премьеры, говорили, что это гораздо приличнее предыдущего рязановского детища - "Старых кляч". В "Тихих омутах" моментами проглядывается тот Рязанов, которого без преувеличения обожала вся страна, - один из последних лириков и романтиков отечественного кино. Правда, для этого режиссеру особо усердствовать не надо. Он хорошо знает обаяние собственного мягкого и грустного юмора и уверенно (умышленно? подсознательно?) выбирает беспроигрышный вариант - цитаты из самого себя. Вот камера плывет по заснеженной предновогодней Москве под песню Сергея Никитина - как не вспомнить "Иронию судьбы"? Вот у героев начинается любовь в старом железнодорожном вагоне - отголоски "Вокзала для двоих". Вот герой оказывается не в состоянии уйти от стервозной жены, страдая от собственного безволия, - чем не "Забытая мелодия для флейты"?

Впрочем, самоповторы - не самый губительный недостаток художника. По теории, выдвинутой когда-то Андреем Тарковским, каждый режиссер всю жизнь снимает один фильм. Если принять эту теорию, можно считать, что долгие годы Рязанов с Брагинским делали один фильм - тонкую лирическую комедию под условным названием "Чужих людей соединенность и разобщенность близких душ". Перестав работать с Брагинским, Рязанов изменил лирической комедии с неумелым фарсом. Интересно, что в пресс-релизе фильма имя Эмиля Брагинского не упоминается. Нет, конечно, в титрах он значится, но как-то само собой имеется в виду, что покойный драматург уже вроде и ни при чем. "Тихие омуты" - последняя почти совместная работа Брагинского и Рязанова. "Почти" - потому что картина снималась, когда Эмиля Вениаминовича уже не было. Как не было уже Микаэла Таривердиева, чья музыка звучит в картине. В определенном смысле "Тихим омутам" еще повезло - ушедшие всеми силами тянут живущих из кинонебытия, где уже тихо упокоились последние ленты Эльдара Рязанова. Снявшего - давайте по справедливости - лучшую свою картину за последние десять лет. "Посвящается Эмилю Брагинскому" - написано в начале картины. Но произведения посвящают не только ушедшим. "Тихие омуты" - это посвящение Эльдара Рязанова самому себе, тому, который когда-то сделал "Берегись автомобиля" и "Иронию судьбы". Его прощальный поклон.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Эйзенштейн очень любил детей

Эйзенштейн очень любил детей

Сергей Шулаков

Будущий предводитель дворянства и другие советские кинематографисты

0
809
Режиссер без фиги в кармане

Режиссер без фиги в кармане

Максим Артемьев

Леонид Гайдай – раньше, сейчас и навсегда

0
925

Другие новости

Загрузка...
24smi.org