0
3419
Газета Культура Печатная версия

19.05.2005

Ева Евдокимова: «Уланова сказала, что я надежда мирового балета»

Тэги: евдокимова, балет, танец, премия

Американке Еве Евдокимовой, одной из лучших балерин мира второй половины XX века, довелось вписать небольшую, но эффектную страничку в драму (в данном случае скорее – трагикомедию) советской культуры на Первом московском международном конкурсе артистов балета в 1969 году. Тогда вопрос о премиях рассматривался как задача государственной важности.
Сегодня выдающаяся балерина-ассолюта (у Евдокимовой есть этот высший титул «звезды») уже не танцует – играет в драматическом театре Нью-Йорка, пишет мемуары, преподает в Японии и Европе. За последнее время Евдокимова дважды приезжала в Москву – как член жюри «Бенуа де ла данс» и как лауреат премии, вручаемой Фондом Галины Улановой.

евдокимова, балет, танец, премия Эмоциональный жест Евы Евдокимовой.
Фото Артема Житенева (НГ-фото).

-Почему вы решили участвовать в московском конкурсе?

– Никто не организовывал мою поездку в СССР, я сама решила поехать. В детстве я видела гастроли ваших танцовщиков, это открыло мне глаза на балет. В то время стили танца в разных странах сильно отличались, огромная разница была между Кировским балетом и Большим театром. Я захотела учиться в Ленинграде, в знаменитой хореографической школе Вагановой, изучала русский язык. Мы с мамой много и безуспешно ходили в советское посольство. Мой отец – болгарин-эмигрант, мама – американка, и для меня, гражданки США, учеба в балетной школе СССР оказалась невозможной. Я окончила балетную школу в Лондоне и ко времени московского конкурса работала в Датском королевском балете. Ни на какую награду в Москве не рассчитывала, вообще боялась ужасно, хотя за год до того участвовала в молодежной группе конкурса в Варне, где получила вторую премию.

– Вы тогда знали, что с первого московского тура стали любимицей публики, народ прочил вам Золотую медаль?

– У входа в гостиницу, когда мы выходили из автобусов, многие подходили ко мне, говорили комплименты, дарили цветы, значки. Но наши разговоры со зрителями ограничивали. Иностранные участники конкурса вообще должны были запастись терпением. В отеле «Россия», где мы жили, даже поесть было трудно: кормили невкусно, да еще не хотели обслуживать, приходилось долго ждать.

– Когда на церемонии награждения объявили о присуждении вам только почетного диплома, началось что-то невообразимое: публика восстала против очевидной несправедливости. Такой овации сцена Большого, кажется, еще не видела. По внутреннему радио попросили прекратить хлопать, но это не помогло.

– Да, министру культуры мадам Фурцевой, которая награждала лауреатов, зрители пятнадцать минут не давали продолжить. Я была очень смущена.

– Жюри велели показать преимущество наших танцовщиков. Вы тогда не обиделись?

– Что вы, абсолютно нет! Председатель жюри Галина Уланова меня очень обласкала, сказала, что я надежда и будущее мирового балета и что я должна приехать на конкурс в Варну через год, уже по старшей группе. Недавно Владимир Васильев рассказал моему мужу, что Галина Сергеевна при давлении властей обычно была очень дипломатична и не делала резких движений. Но за меня в Москве сражалась, как могла. Уланова в Варне тоже возглавляла жюри. Я получила Золотую медаль.

– От вашего танца впечатление, что вы сошли с изображений на старинных гравюрах. Там знаменитые танцовщицы прошлого изображены воздушными девами, гуляющими по чашечкам цветков...

– Балерины на литографиях XIX века словно летают по воздуху, я хотела танцевать так же. Спектакли романтического репертуара, «Сильфида» или «Жизель», идут по всему миру. С ними легко сделать карьеру: не надо долго репетировать в незнакомой труппе, тем более что я часто приезжала со своим партнером. Но я много танцевала и Баланчина, «Кармен», «Фрекен Юлию» по пьесе Стриндберга, «Идиот» (я была Настасьей Филипповной, Рудольф Нуреев – князем Мышкиным). С Нуреевым танцевала «Петрушку», «Видение розы», «Спящую красавицу», «Ромео и Джульетту». Мне нравится разный танец.

– Вы пятнадцать лет были партнершей Нуреева, выступали с Александром Годуновым. Что вспоминается?

– Когда Нуреев впервые появился в Англии, я училась в балетной школе. И даже мечтать не могла, что буду танцевать с ним. Но однажды импресарио Рудольфа попросил меня принять участие в его мировом турне с маленькой труппой, собранной летом на сезонные гастроли. Рудольф на сцене поражал, он был помешан на танце и заражал своей энергией всех участников спектакля. Нуреев не жаловал такие па-де-де, в которых нужно много поднимать партнершу или вертеть ее за талию. Любил, когда балерина сама себе помогает и крепко стоит на ногах, а не ждет, что партнер ее подкрутит и подправит.

С Годуновым я встретилась, когда работала в Немецкой Опере в Западном Берлине. Мой директор узнал, что в Американском балетном театре, где тогда танцевал Годунов, артисты кордебалета объявили забастовку, и предложил Годунову выступить в Берлине. Саша приехал, мы станцевали «Лебединое озеро», «Жизель», а от «Аполлона» Годунов отказался. Это была прекрасная возможность изучить новый репертуар! А он не захотел. Мы вместе ездили в турне по Южной Америке, Годунов все время звонил в Россию, бывшей жене, по которой очень скучал. Потом он стал интересоваться работой в кино и почти ушел из балета. Я слышала, он много пил. Годунов все время искал жизненную нишу на Западе, но, по-моему, он был там несчастлив.

– Что вы скажете о сегодняшних исполнителях классики?

– Я не люблю, когда в танце излишний акцент на физическом. Сегодня многие ничего не выражают или выражают неправильно. Феи в «Спящей красавице» должны казаться волшебными существами, а не уличными девчонками двадцать первого века. Меня пугает будущее классического балета. Из него уходит актерский талант.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Лия Ахеджакова напомнила о "традиции" травли деятелей культуры в России

Лия Ахеджакова напомнила о "традиции" травли деятелей культуры в России

Елизавета Авдошина

В Москве вручили 23-ю Международную премию Станиславского, приуроченную к 155-летию со дня рождения

0
470
Чем меценатство на Западе отличается от России

Чем меценатство на Западе отличается от России

Елизавета Авдошина

На Культурном форуме обсудили проблемы государственно-частного партнерства

0
919
Зло в одеждах невинности

Зло в одеждах невинности

Ольга Рычкова

105 лет со дня рождения лауреата Нобелевской премии по литературе Альбера Камю и 85 лет со дня вручения этой награды Ивану Бунину

0
2883
У них

У них

Алекс Громов

0
978

Другие новости

Загрузка...
24smi.org