0
2276
Газета Культура Печатная версия

19.09.2016 00:01:00

Себастьян Солдевилья: "Цирк в России до сих пор не сделал поворота к новому"

Создатель канадского цирк-театра "7 пальцев" – о политике, мировой цирковой индустрии и широкой русской душе

Тэги: москва, мюзикл, цирк, себастьян солдевилья


Московский театр мюзикла в октябре откроет сезон премьерой. Оперетта Имре Кальмана «Принцесса цирка» о любви циркача и аристократки в постановке международной команды на московской сцене будет спектаклем, синтезирующим сразу нескольких жанров: оперетты, мюзикла, танца и современного циркового направления nouveau cirque. Пока идут ежедневные репетиции, режиссер Себастьян СОЛДЕВИЛЬЯ рассказал корреспонденту «НГ» Елизавете АВДОШИНОЙ о том, почему в цирке нет понятия таланта и как советский фильм вдохновил его на постановку «мюзикла нового поколения». 

Вы впервые работаете с российскими актерами – какое у вас сложилось впечатление?

– Актеры везде похожи. Ты всегда должен помогать им. Ты должен быть как будто отцом. Здесь актеры хорошо и упорно самостоятельно работают, они очень замотивированы, за что я им признателен. Хотя многое еще предстоит выучить – по части хореографии, например. Но уровень вокала у российских артистов очень высок, мы были впечатлены еще на кастинге. И, конечно, русские актеры – это широкая душа. 

В постановке задействованы очень разные артисты: драматические актеры, цирковые, вокалисты, танцоры…

– Да, мы пытаемся смешивать различные формы искусства: вокал, музыку, хореографию, актерское мастерство. По сюжету дело происходит в цирке. Место действия – арена. Поэтому мы наняли профессионалов из цирковой области, которые еще и танцуют. Я думаю, что зрители будут крайне удивлены, когда увидят и драматических актеров, исполняющих цирковые номера.

Есть два главных персонажа: Мари и Мистер Икс, циркачи. И сейчас у нас есть две Мари, которые тренируются (на эту роль не удалось найти цирковую артистку, владеющую вокалом. – «НГ»). Представляете, им нужно выглядеть цирковыми артистками и делать крайне впечатляющие трюки. На сцене актрисы должны задействовать технику, силу, одновременно они должны петь и к тому же прекрасно выглядеть.  

Им сейчас сложно?

– О, да. На репетициях мы очень много занимаемся физической подготовкой. Конечно, приходится говорить: ставь руку так, а ногу вот так. Однако ты не можешь заниматься цирком, если у тебя не хватает сил. В цирке таланта не существует. Талант – это то, как быстро ты учишься. Нет никого, кто родился бы и знал, как сделать самый сумасшедший трюк. И в этом смысле актрисы нашей постановки крайне талантливы. 

Для вас необычен такой жанр – оперетта с цирком?

– Это то, как я работаю в моей компании: смесь танцев, вокала, цирка. Самое интересное – взять старую оперетту и сделать ее современной. Для этого у нас есть классическая музыка, танец, акробатика. 

Почему сегодня такой синтез наиболее востребован?

– Думаю, дело в глобализации. Сегодня все действительно сильно смешано. Раньше люди находились в своем собственном мирке. А теперь с помощью Интернета получаешь доступ ко многим вещам. Люди больше путешествуют. Видят многообразие искусства. Это вдохновляет. Мы больше не ограничены, не находимся в «коробке». 

Как вы придумывали новый сценарий?

– До того как приступить к проекту, я посмотрел три фильма по «Принцессе цирка». Два – советских, 50-х и конца 80-х годов. И один немецкий – тоже 80-х годов. Видел живые шоу – немецкое, русское и австрийское. Но чтобы переписать скрипт, я черпал вдохновение именно из русского фильма середины прошлого века («Мистер Икс» Юлия Хмельницкого 1958 года. – «НГ»). В этом фильме самое умное использование музыки, отчего история приобретает смысл. С Мариной Швыдкой, соавтором постановки, мы решили, что этот фильм пробудит ностальгию у русских (новое либретто написано также вместе с Алексеем Иващенко, создателем мюзикла «Норд-Ост». – «НГ»). Разумеется, у нас все по-другому: мы добавили персонажей, изменили психологический портрет героев, их намерения – в общем, сделали свой собственный салат оливье. 

Какова концепция вашей театрально-цирковой компании «7 пальцев»?

– Мы создали эту компанию, чтобы вложить больше человеческого в цирк. Есть разные виды цирка: традиционный, который вы можете увидеть в России, новый, который называется nouveau cirque и объединяет разные формы искусства. В цирке ведь обычно выступают люди, похожие на супергероев, они делают трюки, которые никто не может повторить или даже понять. А мы хотели создавать понятные истории, вписывая их в цирк. 

Вот, например, шоу «Кухня. Откровения», последнее из показанных в Московском театре мюзикла (в прошлом году. – «НГ»). Оно связано с воспоминаниями, которые появляются у нас от кухни. То есть кухня – это место воспоминаний. Воспоминаний о том, как мы учились готовить, о рецептах нашей бабушки. Но также это и место обмена: люди встречаются, люди делятся. Именно на кухне происходит передача знаний от поколения к поколению. У всех нас есть что-то общее, ведь мы готовим и мы кушаем. 

И цирк в такой постановке – это язык. Так же как и танец может быть языком. 

Почему вы решили когда-то заняться цирковым искусством?

– Ради девчонок (смеется). Решал ли я? Нас толкает что-то большее: удача, судьба. Раньше я занимался биохимией и спортом. А в Цирк дю Солей, где начинал работать, попал, потому что мой друг плохо учился в школе, и я тоже не думал, что меня ждет большое будущее, вот и пошел вместе с ним.  

Для Цирка дю Солей я затем писал сценарии, режиссировал постановки. Но мне стало скучно. И я решил, что не хочу, чтобы люди говорили мне, что делать. 

Как вы оцениваете российскую цирковую индустрию?

– Цирк в России до сих пор остался традиционным и не сделал поворота к новому направлению, что произошло в 80-х годах во Франции. Российский цирк очень привязан к своему культурному ядру. И это не самые хорошие новости. Особенно потому, что многие тренеры ушли и уровень упал. И как раз наша постановка сейчас будет отличным способом показать, как можно делать цирк по-другому. 

 – В России цирковые учреждения подчиняются единой государственной компании – «Росгосцирку», а как в Канаде?

– В Канаде все по-другому, а такая система есть во Франции. Во Франции цирковых компаний больше, чем где бы то ни было. Хотя некоторые очень маленькие. Всего их около 200–250 при 70 миллионах человек в стране.

Конечно, России необходимо подобное централизованное виденье всех цирковых процессов. Потому что у вас есть огромная история, структура и школа. В Канаде ничего этого нет. Есть Национальная цирковая школа, которая является лучшей в мире. Одна. А так у нас есть около 10 цирковых компаний. Цирк дю Солей, Цирк Элуаз, «7 пальцев» и еще маленькие, которые разбросаны по всей стране. У нас есть организация, похожая на ваше Министерство культуры, правда, у нее меньше власти.

 Наш цирк  «7 пальцев» (изначально артистов в труппе было 7 человек. – «НГ») частный. Национальная цирковая школа поддерживается государством и фондами. Так что работаем по-разному. 

В Канаде не существует национального видения цирка. Несмотря на то что канадский цирк один из самых известных в мире, он начался «вчера» – 20 лет назад. 

Что вы думаете по поводу напряженных политических отношений между странами, которые влияют на сферу культуры? Вот недавно, например, Канада не впустила российского режиссера, который ехал на кинофестиваль представлять свой фильм… 

Искусство должно поддерживаться правительством. Если говорить о финансах, то в США, например, все зависит от фондов. То есть компании зависят от очень богатых людей, которые дают деньги. Но правительство должно вести себя более справедливо. Франция тратит на искусство больше всех в мире. Но поэтому ли во Франции все так хорошо с искусством? Конечно, нет. Государство должно помогать разным видам искусства. 

Сейчас во всем мире такая тенденция – урезать средства на культуру. Почему? Потому что нужны дороги, больницы. Разумеется, но в то же самое время и искусство нужно. Потому что в противном случае мы будем только ходить на работу и превратимся в роботов. Это все равно что сказать: «Зачем тебе овощи, у тебя же есть фрукты?» Все нужно. 

Но там, где задействовано правительство, появляется политика. И лучше иметь политические проблемы, которые разрешимы, чем жить в стране, где искусство поддерживается частными фондами. В Канаде было правительство Стивена Харпера, он был как Джордж Буш-младший, – и это было самое худшее. Сейчас у нас правительство лучше. Идеально ли оно? Нет. Но скажите, где оно – идеальное правительство?


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Московские спасатели сумели сделать водоемы столицы безопасными

Московские спасатели сумели сделать водоемы столицы безопасными

Галина Грачева

За отдыхом горожан в нынешнем купальном сезоне следили сотни ведомственных и общественных патрульных

0
325
Москвичей обезопасят от гриппа бесплатными прививками

Москвичей обезопасят от гриппа бесплатными прививками

Галина Грачева

Врачи намерены предотвратить распространение коварного вируса путем массовой вакцинации горожан

0
1031
Российский Гиппократ

Российский Гиппократ

Игорь Шумейко

Его пациентами были Дмитрий Менделеев, Николай Некрасов, Петр Чайковский и Отто фон Бисмарк

0
996
Сбербанк и его "Вклад в будущее"

Сбербанк и его "Вклад в будущее"

Сергей Никаноров

В России стартовала первая Международная олимпиада школьников по экономике

0
944

Другие новости

Загрузка...
24smi.org