0
2743
Газета Культура Печатная версия

20.10.2019 18:35:00

В Электротеатре Станиславский препарировали Ленина

Премьера оперы Бориса Юхананова и Дмитрия Курляндского "Октавия. Трепанация"

Тэги: электротеатр, опера, октавия, премьреа, театральная критика


230-6-1.jpg
По замыслу авторов оперы, Ленину
вскрывают голову, чтобы удалить опухоль
тирании. Фото агентства «Москва»
Мировая премьера этого проекта прошла в Амстердаме, на сцене Концертгебау, заказан и придуман он был по случаю 100-летия революции, и огромная голова Ленина визуально обыгрывала это посвящение с лихвой. К слову, в Москве в 2019-м эта картинка смотрится несколько вторично, словно тема устарела. Впрочем, спектакль не о революции, а о тирании.  Эта тема не устареет никогда, достаточно посмотреть оперу в Электротеатре, а потом дома включить телевизор.

Юхананов и Курляндский из сонма тиранов выбирают троих: китайского императора Цинь Шихуанди (при нем была возведена Великая стена, а еще построены дороги с выделенной полосой), римского императора Нерона и упомянутого выше Владимира Ильича Ленина. Первый представлен только визуально: в китайском стиле одет персонаж Префект, но главное – на сцене присутствует Терракотовая армия, списанная со скульптур, которые в огромном количестве были найдены в гробнице императора. Правда, в могиле все они с головами, в спектакле – без. Второй и третий – визуально и вербально: в спектакле использованы тексты Сенеки и Троцкого, причем их сопоставление само по себе примечательно: высокий слог Сенеки сталкивается с высокими, но насквозь фальшивыми «ламентациями» Троцкого по поводу здоровья и смерти Ленина (на музыку положен только текст Сенеки, Троцкий лишь декламирует). 

В свою очередь, образец высокого ламенто – у женских персонажей. Ария Агриппины,  которую блистательно поет Арина Зверева, медленно, словно в рапиде, двигаясь назад, но оставаясь лицом к залу, - один из самых сильных моментов спектакля. Убитая по приказу сына, она шлет ему проклятье, но гневные ее слова словно бьются о невидимое, растворяются, тонут: там где могла быть ария мести, есть ее отражение. Монолог же умирающей Октавии (жены Нерона, из которой по его приказу практически выкачали кровь) звучит у женского хора, расположенного в черепе Ленина, как плач не столько по своей судьбе, сколько по судьбам мира.

Во вскрытой голове Ленина (по сверхсюжету ему делают трепанацию, чтобы удалить опухоль тирании) чего только нет – и свод пантеона, и небеса, и пламя, и много всякого. На сцене помимо головы и армии – четыре красноармейца в глянцевых шинелях с ухватами вместо ружей, колесница, запряженная скелетами лошадей, все объято огненно-красным светом: все это так усердно стремится к созданию жуткой атмосферы, что хочется посмеяться (хочется верить, что в том и был замысел художника Степана Лукьянова).

Партитура Дмитрия Курляндского в некотором роде тоже препарирует тоталитарную модель, в этом отчасти была идея композитора. Так, из оперного театра изгнан дирижер: за исключением вокальных партий, вся музыкальная фактура электронная, создана в студии. Сделана она на основе первых тактов «Варшавянки» («Вихри враждебные веют над нами»), преобразованных в студии так, что, разумеется, ни слова не разобрать. От «живого» саунда остался здесь лишь унисон хора: один звук на крещендо и последующим диминуэндо маркирует то место, которое в традиционной опере занимает увертюра. Дальнейшие модификации «Варшавянки», полученные композитором и саунд-дизайнером Олегом Макаровым, создают звуковое облако, переливающееся самыми причудливыми красками: от трубного гласа до призрачных колокольчиков. Вокальные же партии строго нотированы (в этом, по словам композитора, проявляется его тирания по отношению к исполнителям), они тоже добыты из недр «Варшавянки» (и здесь ее также невозможно узнать). Мужские (Сенека, Нерон, Префект), в отличие от скорбных, размытых женских, – предельно конкретные, с двумя заметными образами: скачкообразные мелодии, кочующие от самого низкого в самый верхний регистр, и короткий повторяющийся мотив из трех соседних звуков.

В московской версии Терракотовая армия лишь двигалась, а в оригинальном варианте – пела: огромные, в два с лишним метра, безголовые фигуры из своей утробы издавали звуки, и, думается, этот звуковой образ действительно мог уводить образ спектакля от фарса в трагедию. Проверить можно: вместе с российской премьерой спектакля на лейбле fancy music вышла запись оперы. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Боевые операции Франции после Второй мировой

Боевые операции Франции после Второй мировой

Александр Храмчихин

Гибель французского солдата – трагедия, гибель африканского – статистика

0
700
Эрдоган и Трамп погружают Заевфратье в долгосрочную войну

Эрдоган и Трамп погружают Заевфратье в долгосрочную войну

Владимир Мухин

Полицейская операция в Сирии требует от России не меньших затрат, чем военная

0
1435
Союзничество с Анкарой не проходит для Москвы гладко

Союзничество с Анкарой не проходит для Москвы гладко

Станислав Иванов

Почему сирийские курды встречают россиян градом камней?

0
2125
Турция объявила о срыве планов Израиля

Турция объявила о срыве планов Израиля

Игорь Субботин

Чавушоглу рассказал об итогах операции «Источник мира»

0
1219

Другие новости

Загрузка...
24smi.org