0
2274
Газета Культура Интернет-версия

16.01.2020 08:19:00

С Пушкиным, к Пушкину…

О зимних гастролях театра Владимира Рецептера

Тэги: пушкин, театр, гастроли


пушкин, театр, гастроли Спектакль «Укрощение строптивой» (Гремио - П. Хазов, Катарина - А. Миронова, Бьянка - Е. Вишневская, Баптиста - П. Сергиенко). Фото предоставлено пресс-службой театра

Санкт-Петербургский театр «Пушкинская школа» под руководством народного артиста России Владимира Рецептера вновь побывал с большими гастролями в Музее-заповеднике «Михайловское» в рамках программы Федерального центра поддержки гастрольной деятельности Министерства культуры РФ.

Одно из главных впечатлений гастрольной недели – масштаб события. За семь дней на спектаклях петербургского театра побывало около четырех тысяч человек – жителей Пскова, Великих Лук, Порхова, Опочки, Новоржева и других районов Псковской области. Рейсовые автобусы ежедневно доставляли зрителей к зданию Научно-культурного центра (НКЦ) в Пушкинских горах (здесь нельзя не оценить организационные усилия губернатора Псковской области Михаила Ведерникова), спектакли на большой и малой сцене шли с неизменными аншлагами. И вот что удивительно. Зрительный зал порой заполняли целые школьные классы (половина гастрольной афиши – спектакли по произведениям школьной программы), а ведь это самая трудная публика, удержать ее внимание непросто. Оказалось, эти школьники – прекрасные зрители! Да, во время антрактов в фойе бывали и шум, и беготня как на переменах между уроками, но вот на спектаклях сцена и зал, казалось, дышали в унисон, живая и точная реакция сопровождала сценическое действие – и взрывы смеха, и внимательная, «проницаемая» тишина. Что говорит, конечно, о качестве спектаклей, заразительности актерской игры.

На большой сцене шли «Укрощение строптивой», «Сказка о Салтане и Гвидоне», «"Сказка о золотом петушке" и другие» («Четыре сказки»), «Ревизор», «Свадьба Кречинского», «Барышня-крестьянка», на малой - моноспектакли «Гамлет» Сергея Хайменова и «Это я, Батюшков!» Григория Печкысева. Все это премьеры последних лет в режиссуре Владимира Рецептера (в «Барышне-крестьянке» он - художественный руководитель постановки, режиссер – Екатерина Ханжарова, а спектакль о Батюшкове идет по инсценировке и в режиссуре самого Печкысева).

Большие гастроли позволяют зрителю судить о театре в целом, а самому театру - взглянуть на себя в другом контексте. Репертуар, составленный из спектаклей по русской и мировой классике, стремление понять Пушкина или любого другого автора по законам, им самим над собой поставленным (как того хотел сам Пушкин) – редкая, едва ли не уникальная сегодня программа. которой театр Рецептера не изменяет на протяжении многих лет. Востребована ли она сегодня? Безусловно, да, и гастроли это подтвердили. От спектакля к спектаклю классически-чистый сценический текст, без привычной уже теперь актуализации, резонировал сегодняшними смыслами, одновременно позволяя зрителю почувствовать себя в протяженной перспективе развития русской культуры.

На «Сказке о медведихе», открывшей спектакль «Четыре сказки», зал замер от неожиданной драматической глубины незнакомого текста (эту сказку, не завершенную Пушкиным, не проходят в школе, она остается малоизвестной массовому читателю и зрителю), но вслед за ней и знакомые по школьной программе сказки «О попе и работнике его Балде», «О рыбаке и рыбке», «О золотом петушке», не потеряв юмора и волшебства, прозвучали без привычно-хрестоматийной безмятежности, как глубокая драматическая поэзия. «Пушкин преодолевает границы жанров», - объяснял на встрече со зрителями и сотрудниками музея-заповедника Владимир Рецептер, представляя только что вышедшую из печати книгу «А. С. Пушкин. Театр». Толстый том с примечаниями научного сотрудника ИРЛИ Е. О. Ларионовой, под общей редакцией ее и В. Э. Рецептера, собрал под одной обложкой все произведения Пушкина, поставленные в «Пушкинской школе», а среди них не только драматургия, но и проза, поэзия, незавершенные отрывки. «Театральный ген» в пушкинских текстах Рецептер и его актеры открывают и осваивают уже больше десятилетия, теперь этим, без всякого преувеличения, бесценным опытом Пушкинский центр делится с другими театрами, основную часть тиража уже разослали в региональные отделения СТД по всей России.

Спектакли Рецептера со временем настаиваются как хорошие вина, мастер нередко обновляет их сегодняшним дыханием и смыслами, это всегда случается и в Пушкиногорье, где гастрольные показы требуют новых репетиций, а они у Рецептера никогда не формальны. В «Ревизоре», поставленном пару лет назад «по мысли и сюжету Пушкина», прежде, казалось, доминировало комедийное звучание, теперь комедия «настоялась» до глубочайшей гоголевской грусти. Да, точно в пику мистике, повсеместно утвердившейся в представлениях о Гоголе, действие тут развивается по-домашнему безмятежно, нет ничьей злой воли, ни темных энергий, в зеленой светлых тонов гостиной с белыми изразцами красуются на столе румяные яблоки, кто-то из персонажей ими с аппетитом закусывает. Местная чиновничья братия превесело проводит время с Хлестаковым (Иван Мозжевилов), который настолько «с Пушкиным на дружеской ноге», что даже декламирует оду «Вольность», но, поперхнувшись строкой «Россия вспрянет ото сна …», находчиво выруливает фальцетом к русскому народному «Во поле березка стояла…», и вся компания под балалайку слуги Мишки (студент курса Рецептера Даниил Рагин) пускается в пляс. Сцена взяток хрестоматийна, зато сцена визита к Хлестакову купцов (Михаил Фадеев, Артем Виткалов) с жалобой на городничего развернута в целое представление, в их татарской тарабарщине не понять ни слова, но праведный гнев не требует перевода! Когда горе-жалобщики попадают «под раздачу» самого городничего (незабываем детский восторг Мишки), быстро выясняется, что купцы сами воры, и тот же городничий по-свойски их покрывал. Врут и воруют все, образ мысли и самой жизни российских обывателей исказился настолько, что никто не отличает реальность от абсурда, к нему привыкли как к родному, визит ревизора способен не на шутку напугать внезапностью, но в остальном ходы известны: обмануть/ублажить/подкупить. Городничий в исполнении Дениса Волкова умен, ироничен, тем показательнее случившийся с ним апломб, финальный его монолог прозвучал со слезами такой обиды и горького прозрения (в зале повисла тишина, когда «над собой смеетесь» он адресовал зрителю… шепотом), что заставил вспомнить «невидимые миру слезы» самого Гоголя.

200116-3.jpg
Сцена из спектакля «Ревизор». 
Фото предоставлено пресс-службой театра

Открывали и завершали гастрольную неделю «Укрощением строптивой», совсем свежей премьерой театра. И если на первом показе спектакль еще набирал дыхание, то на закрытии вдохновенная игра актеров покорила зал, на поклоны их вызывали многократно. Комедийное пиршество ренессансной пьесы в постановке Рецептера не обошлось без драматической подоплеки. В Катарине (Анна Миронова), натуре гармоничной и цельной, «строптивый» задор лишь окрашивал характер. Витальный Петручио (Никандр Кирьянов) завоевал ее сердце, без долгих разговоров, горячим поцелуем, вот почему понять его буйные выходки (у Шекспира они, между прочим, нешуточные, хотя многое происходит за сценой) ей оказалось непросто, но, покорившись мужу и вернув его любовное и веселое к себе расположение, она расцветала на глазах. Говорят, судьбу этой шекспировской комедии на сцене решает дуэт главных героев - несомненно, он здесь состоялся. Но можно сказать, что судьбу этой постановки решил и весь сценический ансамбль, в котором нет ни одного невыразительного лица, партнерски заразительны и все дуэты, трио, массовые сцены. Рядом с главной сюжетной линией чрезвычайно увлекательно развивалось соревнование комических женихов «смиренницы» Бьянки (Екатерина Вишневская): тугодума Гремио (Павел Хазов) и пылкого Гортензио (Артем Виткалов) - с ее избранником Люченцио (Иван Мозжевилов). Переодевшийся в его костюм слуга Транио чередой веселых выдумок устраивал судьбу хозяина и нисколько не уступал ему в остроумии и тонком благородстве манер (блестящая работа Владислава Лаппо). Великолепны и благородные отцы Баптиста (Павел Сергиенко) и Винченцио (Денис Французов), и обаятельный самовлюбленный Педант (Григорий Печкысев) - жертвы обманов, не роняющие собственного достоинства. Репризы комических слуг Грумио (Владислав Пулин) и Бьонделло (Семен Вашулевский) добавляли в комедию «соли и перца». Жизнеутверждающей энергии действия оказалось мало большой сцены, актеры, к восторгу зрителей, осваивали и лестницу на балкон, и сам балкон.

Несомненно, «Пушкинская школа» сегодня в зените. В театре играют два поколения учеников Рецептера. О «старших», которым нет еще сорока, уже немало написано, такие мастера как Денис Волков, Никандр Кирьянов, Григорий Печкысев, Павел Хазов, Павел Сергиенко, Иван Мозжевилов, Денис Французов давно заслуживают полноформатных портретов на страницах толстых журналов. В Пушкиногорье на этот раз корифеем стал Мозжевилов, сыгравший центральные роли чуть не во всех гастрольных спектаклях: царь Салтан и царь Дадон, Балда, Хлестаков, Расплюев, Люченцио, – продемонстрировав чувство поэтической формы, мастерство разработки характеров, разнообразнейшую жанровую палитру. Впрочем, это черты и всего ансамбля «Пушкинской школы». О младших стоит сказать подробнее. Щедро одарен и в драматическом, и в комедийном амплуа Сергей Хайменов, его моноспектакль «Гамлет» в постановке Рецептера достойно продолжает традицию самого мастера, легендарного Гамлета в собственном моноспектакле 60-х годов; хороши юмор и лирическое обаяние его Белкина в «Барышне-крестьянке», комизм безыскусного простодушия Бобчинского в «Ревизоре». Пушкиногорские зрители наверняка запомнили Екатерину Вишневскую - она и озорная выдумщица Лиза Муромская в «Барышне-крестьянке», и царица в «Сказке о Салтане и Гвидоне», смиренная красавица. Неожиданной стороной открылась в исполнении Анны Мироновой шекспировская Катарина. Владислав Лаппо продемонстрировал тонкое чувство жанра и авторского стиля в ролях и шекспировского Транио, и пушкинского Алексея Берестова из «Барышни-крестьянки». Гоголевский Добчинский и шекспировский Бьонделло окрашены прирожденным комедийным обаянием Семена Вашулевского. В ансамбль театра вливается уже и третье поколение, Рецептер вводит в некоторые спектакли своих сегодняшних студентов-второкурсников: Алина Белоусова, Даниил Рагин, Анна Демина уверенно чувствовали себя на гастролях, поддержанные профессиональным ансамблем. Глядя, как заразительно и слаженно работал ансамбль театра на большой сцене НКЦ в Пушкиногорье, приходилось жалеть, что такой сцены нет у театра в Петербурге. «Пушкинская школа», безусловно, дорожит своим главным пространством для игры - зеркальная гостиная в Доме Кочневой на Фонтанке созвучна классическому направлению театра. Но «многонаселенным» спектаклям там тесно. Хочется верить, что руководство города, по достоинству оценив профессиональный уровень «Пушкинской школы» и очевидную востребованность ее художественной программы сегодня, решит этот вопрос.

Гастроли в Пушкинских горах для «Пушкинской школы» – еще и путешествие к собственным истокам, своего рода перезагрузка, проверка смыслов. Без всяких формальностей за время гастрольной недели все мы, сюда приехавшие, объединяясь друг с другом или поодиночке (а здесь хочется побыть одному) побывали на могиле Пушкина в Святогорском монастыре, в Успенском монастырском храме, в усадьбе Михайловское, а кому позволил график репетиций и спектаклей – и в Тригорском, Петровском. Во второй раз оказавшись с «Пушкинской школой» на гастролях в Пушкиногорье, наблюдаю, как здесь у актеров как будто открывается новое дыхание. В этой поездке наверняка наметились новые перспективы театра в постижении Пушкина, русской и мировой классики. И, конечно, театр и пушкиногорские зрители будут ждать будущих встреч.

Санкт-Петербург – Пушкинские горы



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Анна Нетребко в постели, Борис Годунов в бункере, герои Владимира Сорокина – в изоляции

Анна Нетребко в постели, Борис Годунов в бункере, герои Владимира Сорокина – в изоляции

Марина Гайкович

Русский след в оперных трансляциях

0
3607
Интервью на раздевание

Интервью на раздевание

Наталья Рубанова

Екатерина Кретова о режиссерах с улицы и факторах, которые влияют на успех спектакля

0
2690
Нет ничего ужаснее друзей

Нет ничего ужаснее друзей

Дмитрий Нутенко

Хочется подойти к автору и спросить: о чем ты грустишь? О чем бормочешь?

0
229
Изоляция как вызов публике, руководителям и чиновникам

Изоляция как вызов публике, руководителям и чиновникам

Карантинные меры выявляют не только возможности, но и проблемы

0
3278

Другие новости

Загрузка...
24smi.org