0
7097
Газета Печатная версия

07.09.2015 00:01:00

Предтеча современных саммитов

Венский конгресс 1815 года и проблемы мировой дипломатии

Владимир Швейцер

Об авторе: Владимир Яковлевич Швейцер – доктор исторических наук, заведующий отделом социальных и политических исследований Института Европы Российской академии наук.

Тэги: венский конгресс, юбилей, выставка, австрия, саммиты


	Обложка буклета симпозиума российских и австрийских историков, посвященного 	юбилею Венского конгресса
Обложка буклета симпозиума российских и австрийских историков, посвященного юбилею Венского конгресса

Среди международных событий прошлого и позапрошлых веков Венский конгресс имеет особое значение. Прежде всего это была уникальная с учетом всего предшествующего периода всемирной истории встреча лидеров крупнейших европейских держав – как глав государств, так и дипломатической элиты Старого Света. Ее можно назвать предтечей современных саммитов. Во-вторых, в Вене был подведен итог борьбы с Наполеоном I как военной, политической и идеологической угрозы для тогдашнего миропорядка. В-третьих, в столице Австрии в договорном порядке изменялись государственные границы, устанавливались новые геополитические принципы перекройки карты Европы. 

Вполне естественно, что 200-летний юбилей был неформально отмечен на австрийской земле рядом мероприятий. В частности, обратила на себя внимание выставка документов, относившихся к Венскому конгрессу, для которой, что случается нечасто, было отведено специальное помещение в резиденции федерального канцлера Австрии. Посетители этой экспозиции смогли увидеть печати и подписи коронованных особ тогдашней Европы, в том числе Александра I, монархов Австрии и Пруссии, а также таких активных участников событий, как наиболее яркие дипломатические фигуры первой половины XIX века – Меттерних и Талейран. На стендах выставки располагались портреты участников Венского конгресса, а также батальные сцены сражений войск Объединенной Европы и Наполеона.

Другим мероприятием стал симпозиум историков России, Австрии, Германии, Словении, Украины. Местом проведения был выбран Графенегг – фамильный замок князя Меттерниха. Эта конференция получила поддержку со стороны официальных лиц России и Австрии. Были зачитаны приветствия от председателя Государственной думы, от посла России в Австрии. С австрийской стороны одобрение этим мероприятиям выразили представители австрийской дипломатии, а также видные чиновники исполнительной власти земли Нижняя Австрия.

Устроители симпозиума в самом его названии «Новые порядки в Европе: от Венского конгресса до рубежа 80–90-х годов XX века» отразили историческую преемственность важнейших событий европейской истории. В докладах, сделанных членами постоянно действующей комиссии историков России и Австрии, была отмечена не только важность самого события 1815 года, но и другие саммиты, явившиеся финальной фазой двух мировых войн: Парижской конференции 1919–1920 годов и исторических встреч 1945 года в Ялте и Потсдаме. Как историк, почти 50 лет занимающийся общеевропейской и австрийской проблематикой, автор этих строк также не мог уклониться от оценок выдающегося события в истории мировой дипломатии и его воздействия на последующий ход событий в Европе и мире.

История последующих 100 лет не подтвердила незыблемость того, что было заложено в Вене. Хотя военной угрозы европейскому миру, по масштабам сравнимой с наполеоновским нашествием, вплоть до лета 1914 года удавалось избежать, войны локального характера продолжали сотрясать Старый Свет, приводя в ряде случаев к территориальным переменам. Но и революционные подвижки в Европе начиная с 1848 года приобрели характер нарастающего процесса, объективно отразившего неудовлетворенность как буржуазии, так и пролетариата проблемой прав, свобод, материального и социального благополучия. Центростремительные национальные тенденции, поиски новой государственности привели к созданию стран (Германия, Италия), основой которых были не только география и язык, но и формировавшийся веками единый национальный характер. Исчерпанность чисто монархической формы правления продемонстрировала Франция, окончательно отвергшая ее после Франко-прусской войны и Парижской Коммуны 1871 года.

Таким образом, ни зафиксированный в Вене Священный союз, ни обязательство законсервировать границы в обозначенных в столице Австрии рамках не смогли воспрепятствовать новым геополитическим, национальным и социальным реалиям. Это в конечном счете объективно способствовало подготовке нового общеевропейского военного конфликта. Таким образом, в Европе наметился, а в 1914 году и осуществился тектонический разлом двух блоков государств – Антанты и Германо-австрийской коалиции.

Итогом Первой мировой войны, как и общеевропейского сопротивления Наполеону в начале XIX века, стала череда состоявшихся в Париже мирных конференций 1919–1920 годов. Правда, здесь к основным победителям – Англии и Франции – добавились США, зато самоустранилась Россия, поставившая своими революционными действиями и сепаратным миром с Германией крест на Антанте. Казалось, что во французском варианте Венского конгресса был сделан важный шаг для сохранения мира, ибо Лига Наций предполагалась как постоянный форум для диалога не только европейских стран, но и других мировых государств. С другой стороны, в отличие от событий Венского конгресса, где Франция и ее население не были наказаны за прегрешения Наполеона, побежденная Германия получила, как говорится, по полной программе. Это, безусловно, способствовало усилению немецкого реваншизма, чем очень умело воспользовался германский нацизм. Кроме того, новая перекройка европейских границ, гораздо более масштабная, нежели в 1815 году, неизбежно способствовала конфликтному состоянию во взаимоотношениях европейских стран, приближая их к очередному кровопролитию.

По существу, в 1930-е годы в Европе началась достаточно острая, переходящая в гражданскую войну (Испания) борьба двух диктатур. Инициатива здесь принадлежала германским национал-социалистам и итальянским фашистам с участием других менее крупных разновидностей тоталитаризма. Как германская, так и итальянская диктатура шаг за шагом наращивали свой военный потенциал, иногда конвертируя его в приращение новых территорий. Небезгрешен в этом вопросе был и СССР, для которого на определенном этапе гитлеровская Германия оказалась более приемлемым партнером, чем буржуазные демократии Запада.

Все эти, как, впрочем, и многие другие обстоятельства привели Европу и мир к новому многожертвенному военному столкновению. Война сделала в 1941–1945 годах союзниками, казалось бы, непримиримых идеологических соперников – СССР и таких двух наиболее сильных представителей капиталистического мира, как США и Великобритания. Напомним, что антинаполеоновская коалиция складывалась из категорического неприятия Европой либеральных, порожденных Великой французской революцией идей и проектов.

Крах союзнических договоренностей 1943–1945 годов (исключениями, пожалуй, на долговременной основе явились создание ООН и подписание в мае 1955 года четырьмя великими державами Государственного договора с Австрией) объяснялся в том числе и тем, что новый Наполеон (Сталин) не собирался останавливаться на границах СССР, подвергшегося нападению со стороны гитлеровской Германии. Планы идейно-политической гегемонии сначала в Восточной Европе, а потом, если удастся, и в западном направлении были вполне очевидны. Не менее серьезные шаги к новой конфронтации сделали со своей стороны США и их европейские союзники. Поэтому холодная война (1946–1989) стала вполне естественным отражением нового конфликта интересов, затронув и другие регионы планеты. В конечном счете мир к рубежу 1980–1990-х годов вследствие краха коммунистической идеологии и политики утратил свою двухполюсность. Что, как мы наблюдаем сегодня, не способствовало умиротворению на всех континентах земного шара.

Однако и при новых геополитических реалиях XXI века позитивные импульсы Венского конгресса отражают возможность начала диалога лидеров политического пространства, в поиске ответов как на текущие проблемы, так и на те из них, которые только возникают в нашем неспокойном мире. Очевидно, что встречи эти не должны итожиться лишь принятием в пожарном порядке чрезвычайных решений. Они обязаны стать нормой современных международных отношений без поиска правых и виноватых, без взаимных подозрений партнеров в изначальной неискренности и нечестности за общим столом переговоров. 

Вена–Москва



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


"Топография травмы"

"Топография травмы"

0
731
"Владислав Шаповалов. Дипломатия образа"

"Владислав Шаповалов. Дипломатия образа"

0
671
"Эль Лисицкий. El Lissitzky"

"Эль Лисицкий. El Lissitzky"

0
679
Первый фронт Австро-Венгрии

Первый фронт Австро-Венгрии

Алексей Олейников

Как Россия и Сербия помешали противнику реализовать свой план действий

0
756

Другие новости

Загрузка...
24smi.org