0
15923
Газета Печатная версия

02.06.2019 16:58:00

"Халифат" готовит почву для "Аль-Каиды"

Почему в истории с "Исламским государством" рано ставить точку

Антон Мардасов

Об авторе: Антон Геннадьевич Мардасов – эксперт Российского совета по международным делам.

Тэги: ирак, терроризм, исалмское государство, иг, халифат, аль каида


ирак, терроризм, исалмское государство, иг, халифат, аль каида «Демократическим силам Сирии» приходится бороться с диверсионной тактикой боевиков ИГ. Фото Reuters

Перейдя на подпольное положение, «Исламское государство» (ИГ, запрещено в РФ) продолжает диктовать свои условия в Ираке. Властям не удается справиться с каждодневным террором. Все попытки местного населения заручиться поддержкой ополчения и правоохранительных органов и отказаться от уплаты налогов ИГ натыкаются лишь на ужесточение мер со стороны подполья. Главное, боевики продолжают фактически беспрепятственно реализовывать свою концепцию «чем хуже для вас, тем лучше для нас»: начавшиеся в середине мая пожары на сельскохозяйственных полях Ирака, которые затем перекинулись на Сирию, – тому доказательство.

Сельский терроризм

В этом сезоне в Ираке из-за обильных осадков ожидается рекордный урожай зерна, в связи с чем правительство планировало сократить объем импортируемой пшеницы из США и Австралии. Однако с 14 мая сельскохозяйственные поля полыхают в провинциях Дияла, Салах-эд-Дин, Найнава, Киркук, Анбар и в северных районах Багдада. Точное количество поджогов неизвестно, но, по словам местных силовиков, было проведено не менее 80 диверсионных операций. И это действительно операции, направленные на подрыв продовольственной безопасности страны и инвестклимата.

Во-первых, впервые иракским силовикам удалось отследить и ликвидировать диверсантов лишь 30 мая. Во-вторых, подходы для тушения пожаров минируются самодельными устройствами, на которых подрываются как местные, так и полицейские, что вызывает панику и удерживает от активных действий. Кроме того, фермеры боятся начала сбора урожая, опасаясь возможных взрывных устройств на полях и возле своих домов. В-третьих, поджигаются не только поля с ячменем и пшеницей, но и электростанции и магазины (например, в Багдаде и Васите). В-четвертых, во время попыток тушения пожаров неизвестные совершают налеты на позиции племенных ополченцев, уничтожая бронетехнику на постах. Проблемы с безопасностью уже стали причиной отставок трех высокопоставленных военных – командующих операциями в провинциях Найнава, Дияла и Салах-эд-Дин. В-пятых, несмотря на то что в ряде поджогов подозревают конкурирующие фермерские хозяйства, местные признают, что боевики ИГ ставили им ультиматум – либо выплата закята (налога), либо уничтожение урожая.

В свою очередь, ИГ как структура взяла на себя ответственность за «сельский терроризм» в Ираке и сирийской Хасаке (последующие поджоги в Сувейде, Ракке и Дейр-эз-Зоре боевиками официально пока не подтверждены). Сделано это было через бюллетень Al-Naba, который еженедельно выходит только на арабском языке и прямо связан со структурой ИГ в отличие от cетевого новостного агентства Amaq, которое сами боевики позиционируют как «независимое» и якобы передающее сообщения лишь со ссылками на источники. К слову, именно статьи из Al-Naba становились основой для материалов журналов, ориентированных на внешнее потребление – Rumiyah, Dabiq и др., а обязательная инфографика в каждом номере переводится в том числе на русский язык.

ИГ рассматривает поджоги как «месть за сжигание поселений мусульман», при это они по-прежнему четко придерживаются конфессионального разделения: с одной стороны, они уничтожают посевы шиитов, с другой – наказывают суннитов-«отступников», в том числе – сирийских курдов, воюющих в составе «Демократических сил Сирии».

Реинкарнация в пустыне

Поджоги – не новое слово в подпольной борьбе. Так, еще в 2012 году журнал «Аль-Каиды на Аравийском полуострове» Inspire («Аль-Каида» запрещена в РФ) призывал своих последователей «к огню» и публиковал инструкции о том, как сделать поджигающее устройство с таймером.

Сейчас ИГ, исходя из опубликованных фото, применяет устройства, которые приводятся в действие по сигналу мобильного телефона. Это позволяет боевикам придерживаться тактики, которую описали сами редакторы al-Naba в нескольких номерах уже после территориальных потерь и которую коротко можно охарактеризовать – истощение противника быстрыми рейдами без цели захвата территории. Так, только на территории Ирака налеты на силовиков и ополчение, а также подрывы объектов носят фактически каждодневный характер

ИГ в его нынешнем состоянии вернулось к привычному повстанческому положению времен американского вторжения в Ирак, когда, как говорилось в одном нашумевшем ролике 2017 года, «поколение с твердым намерением росло в пламенной пустыне». Но теперь у организации другой статус – это устоявшийся террористический бренд, который имеет опыт управления сотнями тысяч человек как на подконтрольных ему территориях, так и на просторах «виртуального халифата». При этом, по имеющейся информации, в результате создания еще в 2015 году механизма «параллельного командования» потери и внутренний раскол не сильно поменяли реальную управленческую структуру ИГ – от нее отсечено все лишнее вроде постов губернаторов провинций и т.д.

Тростниковые заросли, горы возле курдских районов, пустыня и подземные тоннели на сирийско-иракской границе – все это оперативники, проповедники и просто боевики достаточно хорошо используют для укрытия, и это не считая того, что ряд из них, очевидно, в этом статусе открыто пребывают лишь в ночное время. Но кто-то действительно попадается, а затем формирует сеть сторонников в фильтрационных лагерях, где нередко содержатся беженцы, кого-то записывают в боевики для статистики, а кого-то – в основном мобилизованных ИГ во время оборонительных боев за крупные города – реабилитируют и записывают в отряды «Демократических сил Сирии» или даже проиранского ополчения в САР.

Потеря территорий и попытки местных спецслужб, которые опираются на внешнюю поддержку, додавить «ядро» и «корни», актуализировали для ИГ вопрос проведения незаметных операций и организации схронов.

Тактика ситуативна и зависит от поведения конкретного противника в конкретном районе. Например, операция может быть расширена, как это произошло со вторым взятием Пальмиры, когда, очевидно, первоначальная цель прорваться к оружейным складам и вывезти вооружение до прилета авиации сменилась целью взять город и только после – осадить авиабазу «Тияс» (Т-4) и продвинуться по трассе на Хомс. Или операция может быть быстро свернута из-за угрозы попасть в окружение, что возможно, учитывая попытки предотвращения реинкарнации «халифата». При этом ИГ по-прежнему эффективно опирается на осведомителей из числа местных. Так, по сообщениям, после того как представители ливанской «Хезболлы» и местных проиранских групп на встрече договорились наладить механизм свободного поиска боевиков ИГ в пустынных районах сирийско-иракского приграничья, первый такой отряд был сразу же разбит.

В ожидании «Аль-Каиды»

Существует довольно распространенное мнение, что ИГ отличается от «Аль-Каиды» тем, что последняя нуждается не в контроле территорий, а в «тихих гаванях», которые обеспечиваются локализацией отделений, наделением их относительной самостоятельностью. Вряд ли эта версия на 100% верна: любая радикальная организация, например, те же «Братья-мусульмане» (запрещена в РФ), по сути, придерживается подобной схемы локализации и «национализации» фрагментов, что обеспечивается местной спецификой, присутствием/отсутствием эмиссаров на местах и, наконец, методами ведения террора.

ИГ выживает благодаря дерзости и гибкости, что упирается в качество подготовки командного звена, наделенного достаточной степенью автономности в принятии решений. Соответственно контроль конкретных земель для организации явно не важен для проведения «экстерриториальных» диверсий и терактов: ее члены опираются на пробужденные или спящие «ячейки» общих мигрантов, пользуются мафиозными механизмами контрабанды и т.д.

Другими словами, «халифату» физический «халифат», против создания которого, кстати, в свое время выступала часть лидеров Совета Шуры, нужен не столько для контроля земель, сколько для перехода от чисто диверсионной тактики существования к каким-либо видимым успехам.

В этом смысле ИГ и «Аль-Каида» сейчас – прямые конкуренты в гонке за обладание тем или иным фронтом ведения войны. Как отмечают источники в Ираке, на фоне террора, граничащего с шантажом, и недавнего фактически официально объявленного Абу Бакром аль-Багдади смещения центра операций ИГ в регион Африки есть все предпосылки для того, чтобы «Аль-Каида» вновь попробовала активизировать свою деятельность в Ираке. На фоне обострения иранской проблемы и все той же повальной иракской коррупции это не выглядит фантастическим сценарием. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Каждый за себя – все против Израиля

Каждый за себя – все против Израиля

Захар Гельман

Для мусульманских фанатиков суть противостояния не религиозная,а цивилизационная

0
587
Книги, упомянутые в номере и присланные в редакцию

Книги, упомянутые в номере и присланные в редакцию

0
289
Магические тройки

Магические тройки

Леонид Бахнов

0
150
У нас

У нас

0
401

Другие новости

Загрузка...
24smi.org