0
861
Газета Экономика Печатная версия

05.08.2011

Кого спасаем?

Тэги: москва, банк


Жаркое московское лето на неопределенный срок остановило деловую активность столицы. В числе прочих перерыв наметился в самой громкой истории банковского рынка последнего времени – покупки ВТБ Банка Москвы. Самое время воспользоваться паузой и проанализировать сложившуюся ситуацию.

Что мы имеем к настоящему моменту? ВТБ приобрел у правительства Москвы 46,48% акций Банка Москвы за 103 млрд. руб. Покупка была осуществлена таким образом, что удалось избежать полагающихся по закону торгов и последующей оферты остальным акционерам. Косвенным следствием такой структуры сделки является то, что деньги в московский бюджет еще не поступили.

Покупка осуществлялась в такой спешке, что процедура due diligences – предварительной оценки состояния приобретаемого актива либо не была осуществлена вообще, либо была проведена поверхностно. Как результат – практически сразу после вхождения в акционерный капитал руководство ВТБ стало говорить о наличии проблем у Банка Москвы. В этот момент бывший глава Банка Москвы и его миноритарный акционер Андрей Бородин предложил ВТБ выкупить акции московского банка по цене приобретения. ВТБ на оферту не ответил.

Чуть позже было объявлено, что пакет Бородина был куплен Виталием Юсуфовым, сыном президентского спецпосланника по энергетике Игоря Юсуфова. По словам Бородина, пакет был куплен вдвое дешевле реальной стоимости, а в ходе переговоров создалось впечатление, что Игорь Юсуфов действовал от имени государства. ВТБ свое взаимодействие с Юсуфовым-младшим отрицает.

Начиная с конца весны новое руководство Банка Москвы из менеджмента ВТБ инициировало ряд проверок состояния банка. По результатам проверок было объявлено, что в Банке Москвы имеются многочисленные нарушения, связанные с фальсификацией документов, превышением полномочий и выдачей необеспеченных кредитов прежним руководством. Вместе с тем эти обвинения не стали основой для какой-либо реакции правоохранительных органов.

По мнению представителей ВТБ, проблемы Банка Москвы, вызванные прежним руководством, столь масштабны, что банку срочно требуется финансовая помощь, чтобы избежать банкротства. Оценки размера необходимых дотаций росли, пока не остановились на сумме 400 млрд. руб. Именно столько, по мнению руководства ЦБ, Минфина, Агентства по страхованию вкладов (АСВ) и руководства ВТБ, необходимо для спасения Банка Москвы, которое, в свою очередь, нельзя не осуществить, поскольку опасность тогда может угрожать всей банковской системе. Из 400 млрд. 295 должно выделить АСВ в виде беспроцентного кредита Банку Москвы на 10 лет, который позволит банку получить 150 млрд. руб. прибыли и закрыть разрыв в своем балансе. Соответственно как минимум 150 млрд. – прямые потери бюджета от всей этой истории.

Не будем сейчас спрашивать, куда смотрели банковский надзор, аудиторы и другие многочисленные контролирующие органы, хотя это и интересный вопрос. Вопрос сейчас в том, что делать. И ответ на него не так очевиден, как кажется на первый взгляд. Необходимо определиться, кого, собственно, государство спасает. Мы отовсюду слышим, что банковскую систему. Что если «упадет» Банк Москвы, то следом эффект домино обрушит и другие крупные банки, в том числе и с вкладами населения. Как пример приводятся действия американского правительства по спасению системообразующих банков и предприятий во время недавнего кризиса.

Но тут есть существенная разница. Да, правительство США действительно спасало крупный бизнес во время острой фазы кризиса, руководствуясь ходовой теперь фразой: «Слишком крупные, чтобы упасть». Но никто у нас не обращает внимания, что спасали организации, а не их акционеров. Да, заигравшиеся банки продолжили работать с помощью государственных дотаций. Но акционером таких банков стало государство, а проштрафившийся менеджмент и акционеры, этот менеджмент назначавшие, приобрели приставку «экс». И это разумно и справедливо.

Что это означает применительно к нашей ситуации? В настоящий момент государство, выделяя беспроцентный кредит, по сути, дарит акционерам Банка Москвы 150 млрд. руб. Вместо этого государство могло войти в капитал Банка Москвы и в обмен на финансовую помощь стать его единственным акционером, как и поступали в США. В чем плюс этого варианта? После нормализации ситуации в Банке Москвы государство бы продало стабильно работающий банк и не только бы не потеряло 150 млрд., но и получило бы прибыль. Сейчас же получается, что все граждане страны, включая стариков и детей, вынуждены скинуться по 100 долл., чтобы спасти рискованные и недостаточно просчитанные инвестиции нынешних акционеров Банка Москвы.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Программами дополнительного образования в Москве пользуется почти миллион школьников

Программами дополнительного образования в Москве пользуется почти миллион школьников

Татьяна Ефремова

Десятки тысяч столичных кружков и секций помогают горожанам развивать таланты детей

0
647
Московские спасатели сумели сделать водоемы столицы безопасными

Московские спасатели сумели сделать водоемы столицы безопасными

Галина Грачева

За отдыхом горожан в нынешнем купальном сезоне следили сотни ведомственных и общественных патрульных

0
801
Сбербанк отобрал "лучших из лучших"

Сбербанк отобрал "лучших из лучших"

Сергей Киселев

Кредитная организация запустила второй отборочный "бассейн" для "Школы 21"

0
591
Исламский банк развития выделит Узбекистану кредит в размере 1,3 млрд долл. на различные проекты

Исламский банк развития выделит Узбекистану кредит в размере 1,3 млрд долл. на различные проекты

0
605

Другие новости

Загрузка...
24smi.org