0
3109
Газета Экономика Печатная версия

28.02.2018 00:01:00

Низкая инфляция греет гражданам душу

Расходы растут без увеличения доходов

Тэги: регионы, экономическая активность, ввп, инфляция, мрот, вшэ


регионы, экономическая активность, ввп, инфляция, мрот, вшэ Таблица Кирилла Тремасова

Глубина и территориальная распространенность экономического спада в России постепенно сокращаются. По последним данным, экономическая активность растет уже в 77% российских регионов. Об этом сообщили вчера эксперты Центра развития Высшей школы экономики (ВШЭ).

Если нефть в ближайшие шесть лет будет стоить около 60 долл. за баррель, то российская экономика будет расти по 1,6–1,8% в год. Такой консенсус-прогноз опубликовал вчера Центр развития ВШЭ по результатам опроса трех десятков профессиональных прогнозистов из крупнейших финансовых и производственных компаний. Минэкономразвития в своем самом благополучном, «целевом» прогнозе надеется на нефтяные цены в 42,4 долл. за бочку в 2020 году. И рассчитывает при этом на рост ВВП в 3,1% в год. Пока же даже при относительно высоких ценах на нефть российская экономика балансирует на грани стагнации. 

Рост ВВП в 2017 году составил 1,5%. Источником восстановления экономики Минэкономразвития называет внутренний спрос. Например, медленно, но восстанавливается потребительский спрос, розничный товарооборот пытается закрепиться около 3%.

Номинальные зарплаты выросли за последний год в среднем на 8,4%, а в социальном секторе, у бюджетников и на 13%. Вчера, кстати, министр труда и социальной защиты Максим Топилин заявил, что на повышение минимального размера оплаты труда (МРОТ), запланированного с 1 мая, регионам выделят 20 млрд руб.

В «среднем по больнице», конечно, доходы населения не выросли, но расходы домашних хозяйств на конечное потребление увеличились на 3,4%. В прошлом году почти на 12% выросли продажи легковых автомобилей, туристические поездки за границу – на 30,4% (правда, рост на рынке выездного туризма отчасти стал причиной стагнации внутреннего). Однако выросли международные пассажирские авиаперевозки на 29,9% (после падения на 12,7% в 2016 году). Подтянулись и внутренние авиаперелеты – рост на 10,1% (+4,9% в 2016 году).

Низкая инфляция (исторические 2,5% в 2017-м) греет гражданам душу, рубли в кармане не исчезают по 1% в месяц, как было еще совсем недавно. Посчитав «прибыль» от невысокой инфляции, кто-то даже решается зайти отметить это дело в ближайший ресторанчик – и статистика тут же отмечает рост услуг организаций общественного питания на 2,5%.

Конечно, небольшой плюс в той или иной графе сейчас получить не так уж и сложно, сказывается «эффект низкой базы» после нескольких лет серьезного падения. Но и не замечать «плюс» неправильно, как минимум с его помощью можно попытаться понять формирование тренда.

«Рост экономики в 2017 году был очень неровный по отраслям. Зачастую рост был связан с эффектом низкой базы – те, кто сильнее всего упал в предыдущие годы, начав восстанавливаться, продемонстрировали завидные показатели темпов роста. Автомобильная отрасль сжималась начиная с 2014 года, и относительно неплохие результаты 2017-го (рост производства легковых на 21% и грузовых на 18,2% по сравнению с 2016 годом) выглядят весьма привлекательно, но он очень далек от докризисных показателей», – сказал «НГ» аналитик компании «Финам» Алексей Коренев. По его словам, в 2017-м неплохо чувствовали себя добытчики и экспортеры углеводородов, но вместе с тем показали неплохой рост и производители полупроводниковой техники и компьютеров. «Подросло производство некоторых видов оборудования, сельскохозяйственной и строительной техники, заметно выросли показатели в легкой промышленности, отдельные отрасли сельского хозяйства также сумели показать весьма достойные результаты. Однако общий прирост за год составил скромный 1%, так как по многим направлениям наблюдалось сопоставимое росту снижение. Когда по отдельным отраслям наблюдается существенный рост, а по другим – обвальное снижение, это свидетельствует о том, что экономика имеет разбалансированный характер и разовые всплески показателей по отдельным отраслям или тем более видам продукции не являются признаком оздоровления всей экономики. Так что если говорить о факторах, которые могли бы «подтолкнуть ВВП», то выделить что-то одно или даже несколько влияющих рычагов невозможно. Экономика остро нуждается в структурных реформах, исправлении перекосов, создании собственной наукоемкой базы, которая была бы основой для развития остальных производств», – говорит Коренев.

По данным ВШЭ, экономическая активность в последнем квартале 2017 года росла уже в 77% российских регионов. «Рост сейчас проявляется в тех секторах экономики, которые связаны или с экспортом (как пищевая промышленность) или импортозамещением (как фармацевтика). Но этот рост не соответствует потенциалу страны, впрочем, в отсутствие реформ потенциал составляет максимум 2,2% роста ВВП в год», – сказал «НГ» директор Центра конъюнктурных исследований НИУ ВШЭ  Георгий Остапкович.

На эффект низкой базы указывает и первый вице-президент Российского клуба финансовых директоров Тамара Касьянова. «В прошлом году наибольший вклад в ВВП дала оптовая торговля. Если посмотреть на январь текущего года, то рекордно – на 4,7% – увеличилось производство в обрабатывающем секторе, в основном из-за эффекта низкой базы – обработка давала низкие показатели в прошлом году. Если говорить о ситуации последних месяцев и лет, то хорошо себя чувствуют по-прежнему и прежде всего сектора, которые связаны с нефтегазовой отраслью, добычей, а не переработкой. То есть мы в основном не создаем новое, а продолжаем эксплуатировать свои запасы. Мы говорим о привычной, давно работающей экономической модели, когда нефтегазовые предприятия, имеющие большую степень госучастия, определяют экономическую повестку дня. В этой ситуации, безусловно, дальнейшие инвестиции в них, помогают улучшить их работу, но, с другой стороны, и поддерживают существующую схему, которая явно не является самой эффективной», – сказала Касьянова «НГ».

«Деньги от роста нефтедобычи идут на закрытие базовых потребностей бюджета – социальных выплат, например. На здравоохранение и образование предполагается потратить в 2018 году больше, чем в 2017-м. Но мы тратим примерно 1 трлн руб. на эти статьи из 16 трлн федерального бюджета, это около 6%, а в развитых странах этот показатель составляет 7%. Нам нужно тратить еще больше, чтобы успевать за Западной Европой, – минимум в два раза», – сказал «НГ» депутат Госдумы Михаил Щапов.

Эксперты не склонны переоценивать повышение рейтинга РФ международными агентствами. «Разовое повышение рейтингов на одну ступеньку, продиктованное к тому же в основном качественными характеристиками обслуживания внешнего долга, само по себе экономике страны мало чем поможет», – говорит Коренев.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Долг Китая достиг трехсот процентов ВВП

Долг Китая достиг трехсот процентов ВВП

Михаил Сергеев

Гигантские кредиты КНР показывают масштабы государственного стимулирования экономики страны

0
1362
Кому выгоден мусорный бизнес

Кому выгоден мусорный бизнес

Анатолий Комраков

Экологи призывают к перемирию с населением по вопросу размещения отходов

0
1158
Белорусская экономика не хочет разгоняться

Белорусская экономика не хочет разгоняться

Антон Ходасевич

Уровень жизни населения республики может снизиться

0
1073
МВФ предписывает властям РФ не тратить деньги внутри страны

МВФ предписывает властям РФ не тратить деньги внутри страны

Ольга Соловьева

Иностранцы настаивают на откачивании средств из экономики с помощью бюджетного правила

0
3996

Другие новости

Загрузка...
24smi.org