0
4334
Газета Экономика Печатная версия

10.06.2019 20:21:00

Власти вынуждают граждан уходить в тень

Минфин и Всемирный банк разошлись в оценке доли неформального сектора в экономике РФ

Тэги: теневая экономика, минфин, всемирный банк, ввп, статистика


теневая экономика, минфин, всемирный банк, ввп, статистика В неформальном секторе трудятся 15 миллионов россиян, считает вице-премьер Татьяна Голикова. Фото РИА Новости

Россию отличает довольно высокий уровень теневой занятости, отмечают экономисты Всемирного банка (ВБ) в своем докладе об экономике РФ. И он продолжает увеличиваться. Сегодня фактически каждый пятый россиянин трудится в неформальном секторе, а бюджет РФ теряет от этого до 2,3% ВВП в год. Российские же власти проблему вроде бы и признают, но акценты расставляют совершенно иные. Экономика страны недополучает триллионы рублей из-за неформального сектора, рассказывают чиновники. Подобные сетования выглядят довольно забавно, если вспомнить, что отказ властей от индексации пенсий работающим увеличил теневой сектор сразу на 5,5 млн человек.

От руководства Минфина в последнее время звучат самые удивительные заявления, которые противоречат официальной статистике. Последний пример – это заявление Антона Силуанова о внезапном сокращении теневого сектора экономики, которое прозвучало одновременно с докладом ВБ о растущей неформальной занятости. Действительно, одно только решение Минфина РФ о неиндексации пенсий работающим увеличило теневую занятость одномоментно на 5,5 млн человек.

Ранее  Силуанов уверял президента, что «динамика экономического роста за первый квартал складывается выше прогнозных ожиданий», хотя на самом деле в это время наблюдался спад ВВП (см. «НГ» от 19.05.19). А в июне прошлого года в Совете Федерации Силуанов уверял сенаторов в росте реальных доходов, которые в действительности падают в стране уже шесть лет кряду. Подобная смелость в обращении с фактами становится неотъемлемой частью выступлений первого вице-премьера.

Для российской экономики характерен неуклонный долгосрочный рост доли занятых в неформальном секторе, отмечают в ВБ. «Так, по оценкам Росстата доля занятых в неформальном секторе выросла с 12,5% в 2001 году до 17,6% к 2005 году (с небольшим снижением до 16,4% в 2010 году), а затем последовало дальнейшее существенное ее увеличение – до 21,1% к 2016 году», – сообщают аналитики. Таким образом, уровень неформальной занятости оценивается в диапазоне от 15,1 до 21,2%, или от 10,9 до 15 млн человек, рассказывают в ВБ. В результате, делают вывод аналитики, бюджет России теряет от недополученных платежей работников, занятых в неформальном секторе, от 1 до 2,3% ВВП.

Звучали и более пессимистичные оценки. Так, в Международном валютном фонде (МВФ) ранее сообщали, что теневая экономика в России может превышать 33% ВВП (за 2015 год), что выше, чем в среднем по миру.

По данным экспертов из РАНХиГС, в теневой рынок труда может быть включено до 30 млн россиян (более 40% экономически активного населения), из которых 21,7 млн человек  – это те, кто имеют дополнительные к основному месту работу неоформленные заработки либо получают часть зарплаты неофициально, в конвертах.

Ранее в Росстате сообщали, что по итогам 2018 года доля занятых в неформальном секторе составила 20% от общей численности занятых в возрасте 15 лет и старше – то есть свыше 14,6 млн человек. 

4-2-2-t.jpg
Многие россияне предпочитают
трудиться в неформальном секторе.
Фото Интерпресс/PhotoXPress.ru

Скрытый фонд оплаты труда, который оценивает Росстат, составляет 25,9%, по данным за 2017 год. Это 11,4 трлн руб.

Свои оценки серого сектора выдают и российские чиновники. К примеру, вице-премьер Татьяна Голикова в интервью федеральным СМИ сообщает о том, что в неформальном секторе трудится около 15 млн человек. При этом она признает, что это «экспертная оценка». В итоге из-за теневой занятости только социальные фонды недополучают около 2,3 трлн руб., сообщала она.

К слову, чуть ранее в рамках работы Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ) она сообщала, что сегодня превышение расходов россиян над доходами составляет свыше 13 трлн руб., или 14,5% ВВП, в том числе из-за «недополученных налогов». Ее выводы ставил под сомнение бывший зампред Центробанка Сергей Алексашенко, обращая внимание на тот факт, что ничего подобного не обнаруживается в данных Росстата.

Неформальный сектор также тесно связан с бедностью, указывают чиновники. «Во многих случаях мы видим, что формально бедные семьи имеют определенный доход, но это нелегальный доход, – рассказывает в интервью ТАСС глава Минтруда Максим Топилин. – С другой стороны, мы видим, что меры поддержки семей, которые регионы оказывают, не позволяют семье в тех или иных случаях выйти из бедности».

Примечательно, но Всемирный банк высокую долю теневого сектора в российской экономике связывает в том числе и с дефицитом официальных рабочих мест. «В России в формальном секторе создается крайне мало новых рабочих мест. По данным Росстата, в 2018 году количество вновь созданных и закрытых рабочих мест на крупных и средних предприятиях составило 2,22 млн и 1,93 млн соответственно. В 2017 году оно равнялось 2,18 млн и 2,21 млн соответственно. Иными словами, чистые показатели создания новых рабочих мест в России (по крайней мере в последние годы) были близки к нулю», – делают вывод экономисты, добавляя, что для экономически неблагополучных регионов РФ также характерен более высокий уровень неформальной занятости.

В то же время зарубежные экономисты не уверены в значимом влиянии на рост теневой занятости таких факторов, как деиндустриализация, демография и миграция. К примеру, продолжают в ВБ, процессы деиндустриализации, предполагающие перенос акцента с обрабатывающих отраслей на сектора услуг, могут быть одним из факторов перетока туда большей доли неформальных работников. Однако применительно к РФ динамика неформальной занятости обусловлена более высокой распространенностью такой занятости во всех отраслях, а не перетоком занятости в отраслях, для которых характерна высокая распространенность этого явления, продолжают в банке.

Роль изменений демографических характеристик также невелика, считают в ВБ. Влияние миграции на неформальную занятость тоже представляется неопределенным. «Неформальная занятость привлекает больше мигрантов или мигранты являются причиной неформальной занятости? Несмотря на то что на первый взгляд доля неформальных работников – мигрантов выше в относительном выражении, сложно с  достаточной точностью установить, в какой мере мигранты способствуют неформальной занятости», – отмечают эксперты.

Однако, если в ВБ в целом говорят о непрерывном росте теневого сектора в РФ, то отдельные российские чиновники, наоборот, наблюдают его сокращение. В частности, в понедельник, выступая на заседании комитета Госдумы по бюджету и налогам, глава Минфина Антон Силуанов связал продолжающееся падение реальных доходов населения в том числе и со снижением теневого сектора. «Что касается реальных доходов...  На этот показатель (влияют – «НГ») две позиции: увеличение расчетов по кредитам, которые ранее были взяты нашим населением, – потребительские кредиты… Второе – у нас сокращается так называемый теневой сектор, досчеты теневого сектора, поэтому это влияет на снижение показателя реальных доходов населения», – отметил первый вице-премьер.

Власти славятся не только странными заявлениями, но и решениями. К примеру, в том же Минфине ранее рьяно отстаивали идею отказа от индексации пенсий работающим пенсионерам. В результате такой новации только за один год численность официально работающих пенсионеров сразу сократилась на 5,5 млн человек. Говоря проще, они просто перешли в тень. В результате такого сокращения за год бюджет РФ потерял около 300 млрд руб., а Пенсионный фонд, Фонд обязательного медстрахования и Фонд социального страхования – еще 500 млрд (см. «НГ» от 27.02.19).

То есть фактически сами власти вначале совершают действия, ведущие к разрастанию теневого сектора, а после – сетуют на недополученные в связи с этим бюджетные доходы. Иначе как удивительными эти решения и не назвать.

Эксперты «НГ» не исключают, что, говоря о неформальной занятости, ВБ и Минфин имеют в виду разные вещи. «Силуанов, вероятно, имеет в виду тот факт, что ранее работник получал часть зарплаты в конверте, то есть с нее уплачивали не все налоги, а теперь получает белую зарплату целиком, но она меньше. А Всемирный банк имеет в виду ситуацию, когда сосед копает соседу огород за непосредственное денежное вознаграждение, не будучи нанят формально», – рассуждает аналитик компании «Финам» Леонид Делицын.

Куда более важно, что российские чиновники вообще начали публично признавать наличие проблем, связанных со снижением благосостояния населения и падением реальных доходов, продолжает финансовый аналитик «БКС Премьер» Сергей Дейнека. «Это дает надежды на то, что в перспективе нескольких лет правительство не только начнет концентрироваться на решении задач национальных проектов, но и пойдет на меры по решению проблем, связанных с сокращением доходов и ростом закредитованности населения, с целью переломить эти негативные тенденции», – говорит он. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Как снять энергоудавку с промышленности

Как снять энергоудавку с промышленности

Глеб Тукалин

0
532
Букмекеров лишат азарта

Букмекеров лишат азарта

Сергей Воронов

Российских любителей спорта нужно защитить от махинаций и манипуляций со стороны организаторов нелегальных игровых клубов

0
341
Валютная кубышка переполнилась неожиданно для правительства

Валютная кубышка переполнилась неожиданно для правительства

Михаил Сергеев

Эльвира Набиуллина не хочет модернизировать бюджетное правило

0
1551
Начинается подготовка к пересмотру национальных проектов

Начинается подготовка к пересмотру национальных проектов

Михаил Сергеев

0
1030

Другие новости

Загрузка...
24smi.org