1
20954
Газета Экономика Печатная версия

24.02.2020 20:27:00

"Газпром" попал в циклическую яму

Низкие цены на топливо вынудят монополию просить помощи у государства

Тэги: энергоносители, цены, спг, коронавирус, газпром


энергоносители, цены, спг, коронавирус, газпром Глава «Газпрома» Алексей Миллер обещает сохранять и укреплять лидерство компании в Европе и расширять присутствие в Азии. Фото Интерпресс/PhotoXPress.ru

На рынки природного и сжиженного газа надвигается «идеальный шторм». Предложение энергоносителей растет, а потребление на основных рынках, наоборот, сокращается. На основных газовых хабах цены снизились за год почти вдвое. Российским экспортерам предрекают серьезное падение выручки и перенос строительства новых проектов. А злые языки предупреждают, что России придется поставлять газ в Европу по ценам ниже себестоимости.

В отличие от рынка нефти, где есть ОПЕК, а с 2016 года действует соглашение ОПЕК+, где экспортеры договариваются о снижении добычи, как только начинают падать цены, газовый рынок находится в полной власти свободной стихии.

Весь прошлый год там отмечалось падение цен на топливо. Уже летом спотовые цены на газ в Европе опустились ниже минимальных отметок с 2016 года. За миллион британских тепловых единиц (MMBTU) на хабе TTF в Голландии давали порядка 3,9 долл. В более привычных долларах за 1 тыс. куб. м в сентябре, например, цена там составляла 117 долл. – вообще самый низкий уровень в истории современной европейской газовой отрасли. Эксперты не исключают, что в 2020-м цены на газ в Европе могут еще обновить исторические минимумы.

Все это оказывает серьезное давление на выручку российских поставщиков топлива, в первую очередь речь о «Газпроме» и НОВАТЭКе. Хотя «Газпром», как рассказывал глава компании Алексей Миллер, поставил в 2019 году на экспорт в дальнее зарубежье 199,2 млрд куб. м (это только на 1,3% меньше, чем в 2018 году), а общий экспорт составил 236,9 млрд куб. м газа, что является одним из самых высоких в истории компании показателей, из-за неблагоприятной ценовой ситуации прибыли концерна в третьем квартале упали в годовом выражении на 45%, отметила немецкая Die Welt.

А подсчеты Федеральной таможенной службы (ФТС) свидетельствуют, что за 11 месяцев 2019 года доходы России от экспорта газа (так же как, кстати, и нефти) обрушились. Россия заработала от продажи газа 37,7 млрд долл., а это снижение в годовом выражении по сравнению с тем же периодом 2018-го на 15,4%. Потери связаны с поставками трубопроводного газа, так как экспорт сжиженного природного газа (СПГ) вырос в 1,8 раза, а доходы от него – в полтора раза, до 7,6 млрд.

Но тучи нависли и над СПГ. В связи с эпидемией коронавируса в Китае не работают многие предприятия, потребление газа сократилось. Китай пытается отказаться от заказанных объемов газа, ссылаясь на форс-мажор, танкеры, отправлявшиеся первоначально в Поднебесную, вынуждены поворачивать на другие рынки, в первую очередь в Европу. А там газохранилища, по разным оценкам, заполнены от 70 до 90% из-за ситуации с предполагавшейся отменой транзита российского газа в Европу через территорию Украины.

«На рынке сформировался «идеальный шторм», – сказал «НГ» директор Института национальной энергетики Сергей Правосудов. – Предложение выросло, а потребление упало из-за теплой зимы, из-за того, что на фоне риска остановки транзита через Украину хранилища в Европе забиты газом. К тому же сократил спрос Китай на фоне коронавируса». В первую очередь страдают проекты СПГ, поясняет эксперт. «Все производители, кроме, пожалуй, Катара, работают или на грани рентабельности, или даже себе в убыток. За счет того что часть объемов реализуется не на споте, а по контрактам, привязанным к цене нефти, компании как-то балансируют, но об инвестировании в новые проекты сейчас трудно говорить. Банки просто не дадут денег, им трудно будет объяснить, как окупятся проекты при нынешней их экономике».

Эксперт Финансового университета и Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) Станислав Митрахович пояснил «НГ», что есть две группы факторов, приведших к падению цены.


37-4-2350.jpg
Многие газовозы  перенаправляются из Азии
в Европу.  Фото Depositphotos/PhotoXPress.ru
«Первая группа факторов – конъюнктурные: теплая погода, заполненность хранилищ, а вторая группа – это фундаментальные факторы перепроизводства газа и вынужденность большинства крупных компаний, уже вложившихся в СПГ-проекты, их продолжать, несмотря на необходимость теперь нести убытки из-за низких цен. Грубо говоря, пока у Shell не кончатся деньги, бизнес, связанный с СПГ, компания не прекратит – по крайней мере если цены на газ не уйдут еще существенно ниже текущего уровня. Соответственно и «Газпром» с НОВАТЭКом из этой гонки на выживание, то есть ценовой войны, выходить не будут, хотя потери в их выручке неизбежны». По мнению эксперта, компании будут делать расчет на поддержку со стороны государства: дополнительные налоговые льготы, кредиты через государственные финансовые структуры и т.д. «Государственная помощь, в теории, должна помочь пройти сложный период очень низких цен», – считает Митрахович.

По мнению Правосудова, новые проекты будут переноситься, но вряд ли отменяться. «Дело в том, что низкие цены стимулируют рост спроса, и в частности активизацию проектов по замене менее экологичных видов топлива, например угля. Многое будет зависеть от погоды. Если следующая зима будет холодной, то запасы быстро израсходуются и мы увидим начало очередного цикла подъема цен. Многое зависит и от разрешения ситуации с коронавирусом – если экономика Китая начнет восстанавливаться и при этом продолжит программу замещения угля, то спрос в Азии восстановится, а за ним и цены», – говорит эксперт.

Эксперты БКС Экспресс сравнивают падение цен на газ с обрушением нефтяных цен в 2014 году. По их мнению, к нынешнему кризису цен привели также рост числа крупных частных газодобывающих компаний и стремительное повышение добычи по мере распространения новых технологий. Они отмечают, что бум сланцевой нефтедобычи в 2016–2018 годах привел к резкому росту добычи попутного нефтяного газа, что обрушило его стоимость на локальных хабах практически до нуля. Там отмечают, что, как и сланцевые нефтяники, газовые компании демонстрируют существенное снижение себестоимости производства, что оказывает долгосрочное давление на цены.

Хотя «Газпром», покрывающий, кстати, 40% импорта газа ЕС, официально не раскрывает себестоимость экспортируемого газа, судя по косвенным данным, она уже очень близка к ценам на споте в Нидерландах. Эксперты обратили внимание, что российский президент Владимир Путин в связи с переговорами с главой Белоруссии Александром Лукашенко озвучил не только стоимость газа для Беларуси (127 долл. за 1 тыс. куб. м) и Европы (200 долл.), но и заметил, что доходность от продаж в Европу и Беларусь для «Газпрома» отличается в четыре раза. Путем нехитрых математических вычислений они получили экспортную себестоимость газа, примерно равную 103 долл. за 1 тыс. куб. м.

Можно применить и другую логику. Газпромовское руководство в пылу предъявления аргументов за строительство «Северного потока – 2» не раз заявляло, что себестоимость транспортировки составляет 2 долл. на 100 км. При себестоимости добычи в 20 долл. и дальности от места добычи до европейских рынков в 2–2,5 тыс. км получается, что себестоимость экспортного газа равна минимум 70 долл. В этом случае резерв по прибыли есть, но он в любом случае, как мы уже отмечали, падает вместе с прибылью.

А вот у падения прибыли резервы точно есть. Ведь если цены не восстановятся, «Газпром» продолжит терять выручку и в связи с усилением конкуренции. От его продукции с 2023 года пообещала отказаться Польша, Турция уже существенно сократила импорт российского газа. Недавно министр энергетики Болгарии Теменужка Петкова заявила, что до конца 2020 года ее страна ограничит импорт российского газа на 50%, а половина всего годового потребления в 3 млрд куб. м придется на газ из Азербайджана и СПГ.

Уже в марте «Газпром» может получить решение Стокгольмского арбитража о новом снижении стоимости газа, который поставляется в Польшу. В 2015 году польская компания PGNiG подала иск в Стокгольмский арбитраж с требованием пересмотра контрактных цен на российский газ. По мнению поляков, цена газа в контракте завышена и не соответствует состоянию рынка. О высокой вероятности оглашения вердикта Стокгольмского арбитража заявил в понедельник глава нефтегазовой компании PGNIG Ежи Квечиньский.

Впрочем, некоторые эксперты обращают внимание, что подобный газовый ценопад имеет определенную цикличность и в 2012, и в 2016 годах уровни цен были схожи с современными. Тогда шторма сменялись на штиль, а цены устремлялись вверх. Надо ждать повторения сценария, предлагают они.

«Технически цена находится в районе уровня поддержки, откуда она разворачивалась в 2012 и 2016 годах. Если верить в этот четырехлетний цикл, то вскоре можно ожидать разворота в сторону роста», – считает аналитик компании «Финам» Алексей Калачев. Хотя объективных причин для этого пока не видно, говорит он. «Первый квартал (2020 года. – «НГ») будет провальным, но есть шансы, что до конца года показатели восстановятся», – полагает Калачев. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Пандемия может спасти свободный интернет

Пандемия может спасти свободный интернет

Ограничения становятся затратными, а электронное голосование требует гарантий честного подсчета

0
595
Коронавирус нанес удар по «Талибану»

Коронавирус нанес удар по «Талибану»

Андрей Серенко

Главарей террористов пытаются спасти от опасной инфекции в госпиталях Пакистана

0
702
Оппозиция требует не проводить COVID-плебисцита

Оппозиция требует не проводить COVID-плебисцита

Дарья Гармоненко

Несогласные обоснуют призывы к бойкоту голосования риском для жизни людей

0
760
Нарушителей самоизоляции подводят под амнистию

Нарушителей самоизоляции подводят под амнистию

Екатерина Трифонова

Совет по правам человека может рекомендовать властям вернуть гражданам деньги за штрафы

0
578

Другие новости

Загрузка...
24smi.org