0
3190
Газета НГ-Энергия Печатная версия

09.12.2008

Пробивая "санитарный кордон"

Алексей Хайтун

Об авторе: Алексей Давыдович Хайтун - доктор экономических наук, профессор, Центр энергетической политики Института Европы РАН.

Тэги: спг, завод, газ


спг, завод, газ Падение цен на углеводороды замораживает многие перспективные проекты даже в Арктике.
Фото Хорста Ваккербарта

Россия является важнейшим производителем природного газа на Европейском континенте (см. таблицу). Экономика стран – «старых» членов ЕС является главным потребителем, их энергетика во все большей степени зависит от российских поставок. Разумеется, цифры могут быть уменьшены – экологи считают, что вдвое, – если в ЕС будет проведена реальная энергосберегающая политика. Пока от нее нет или практически нет результатов.

Газовые связи Россия–Европа

В основном газ идет через страны Восточной Европы (не более 5–6% по южному направлению). Главная транзитная страна – Украина, через нее фактически проложен основной энергетический коридор, мощности магистралей этой страны достаточны для Европы. Общая протяженность газопроводов Украины 283,2 тыс. км, из них 37,1 тыс. км – магистральные трубопроводы, в том числе 14 тыс. км – крупнейшего диаметра (1020–1420 мм). Система объединяет 72 компрессионные станции и 13 подземных хранилищ с активным объемом газа более 32 млрд. куб. м, или 21,3% общеевропейского. Пропускная способность на входе составляет 290 млрд. куб. м в год, на выходе – 175 млрд. куб. м. В 2007 году через украинские газопроводы в Европу было прокачано 120 млрд. куб. м российского газа. Украина соединена с магистральными сетями всех сопредельных государств: России, Белоруссии, Молдавии, Румынии, Польши, Венгрии и Словакии.

Казалось, незачем и «огород городить». Однако вокруг газового транзита Россия–Европа перманентно возникают политические коллизии, смысл которых в следующем.

История распорядилась так, что российский газ отделен от центров европейского потребления кольцом восточноевропейских стран, нечто вроде «санитарного кордона» в трактовке лорда Керзона 20-х годов прошлого века.

Целью первого «кордона» было недопущение идеологии Коминтерна и государственной мощи РСФСР в индустриальные страны Западной Европы. Эта заградительная система действительно ограничила распространение коммунизма, но зато способствовала возникновению идеологии и государственности германского национал-социализма.

Сейчас подобный кордон, если он на самом деле оформлен как идеология и государственная практика, призван защитить новые государства ЕС от российского доминирования и ограничить действенность главного экономического инструмента России – торговли газом. Если исключить силовые методы (после последней кавказской войны такой вариант прохождения «санитарного кордона», по-видимому, реален, но мы его здесь не рассматриваем), то альтернатива такова: или договариваться со странами-транзитерами, или искать обходные маршруты для экспорта российских энергоносителей. Насколько можно понять, российское руководство выбрало второй путь.

Третий путь

Третий путь – потреблять энергоресурсы внутри страны и тем самым создавать в промышленности рабочие места? Это соответствует современной трактовке «национальной идеи», но, к сожалению, полученная в результате конечная продукция не выдержит конкуренции мирового рынка и страна понесет убытки. Приходится экспортировать энергию в чистом виде и закупать на эти деньги потребительские товары и промышленные технологии. Сейчас мы экспортируем 28% газа, это же соотношение намечено сохранить на среднесрочную перспективу. Примерно так же выглядит структура «производство–потребление–экспорт» и по нефти.

Экспортировать газ и нефть на Восток, в Китай? Это, по-видимому, целесообразно из месторождений юга Восточной Сибири. Потребности в импорте энергоресурсов для огромной растущей экономики наших соседей так велики, что даже перспективы этих месторождений их удовлетворить не смогут. Однако из-за высокой стоимости добычи и дальности транспортировки экспорт углеводородов на китайский и индийский рынки из перспективных месторождений Арктики неконкурентен.

Следует подчеркнуть, что технологический уровень соседней страны много ниже российского и потому обмен наукоемкой продукцией пока неперспективен. Допустим, для многих последнее утверждение спорно, но эксперты согласны с тем, что безальтернативные экономические связи с Китаем чреваты политической зависимостью. Значит, следует по-прежнему экспортировать нефть и газ в страны ЕС, а для этого нужны защищенные от политической конъюнктуры транзитные энергетические коридоры.

Проблемы Nord Stream

Предлагается замещающий маршрут транзита из нашей страны в Европу: Северобалтийский трубопровод по морю в обход Украины и Польши. Первую нитку Nord Stream (27,5 млрд. куб. м) намечено ввести в 2009 году. Плюсом проекта является то, что проложенный по дну Балтийского моря газопровод впервые обеспечит прямые поставки российского природного газа в Западную Европу.

Объем инвестиций в морскую часть газопровода оценивается, по последним данным «Газпрома», в 6 млрд. евро. Впрочем, согласно известным нам данным, отменен заказ (до 1,3 млрд. долл.) нашей металлургии на поставку многослойных труб для прокладки подводной части газопровода.

Следует помнить, что даже когда будут введены обе нитки газопровода, по ним можно передать не более 15% российского экспорта. Данная трасса экономически неэффективна и менее надежна, чем уже существующие газовые коридоры. Построить подводный трубопровод вдвое дороже, чем по суше: Балтийское море набито старым оружием, до сих пор не обезврежены минные поля, ведется интенсивное судоходство. Крайне трудно выбрать безопасную трассу по дну этого «внутреннего» моря, с тем чтобы она не проходила через зону узаконенных экономических интересов третьих стран. Некоторые из них, как, например, страны Балтии, считаются в России ненадежными партнерами.

И не только они: казус с переносом трассы газопровода в датские воды севернее острова Бронхольм (южный вариант оказался непригодным из-за захороненных на дне моря боеприпасов) показал, что противоречия возникли и со скандинавской страной – Данией. Финляндия заявила, что маршрут севернее Гогланда пройдет через морские залежи ядовитого кадмия и, если этот ядовитый металл всплывет, ядовитое облако накроет финское побережье, в первую очередь заповедники. Швеция также обеспокоена вопросами экологии и намерена изменить направление газопровода Nord Stream: пока часть трассы намечена в экономической морской зоне Швеции.

Именно потому, что геополитическая составляющая проекта нежелательна для широкого употребления из-за общего опасения нарушить равновесие сил в Европе, акцент делается на экологию. Как следствие – руководство газопровода Nord Stream приняло решение передвинуть сроки начала его строительства с 2008 года на июль 2009 года, хотя возведение сухопутной части ведется по графику.

Отечественные технологии и строительные мощности не обеспечивают морское строительство трубопроводов: наибольший опыт накоплен фирмами ЕС при прокладке газопроводов из Северной Африки в Италию. Эксплуатация Nord Stream, в частности специальная техника для ликвидации возможных аварий, пока недостаточно проработана.

По всем этим причинам в последние месяцы достоянием общественности стал принципиально новый проект обходного пути – экспорт российского сжиженного газа (СПГ).

Для России это дело новое, хотя опыт международной торговли СПГ превышает 30 лет: перевозки сжиженного газа на специальных танкерах позволила решить проблему транспорта газа через океан.

Наиболее реален проект Сахалин-3: запасы месторождений в прибрежном шельфе острова составляют 400 млн. т по нефти и 500 млрд. куб. м по газу. Первый в России завод по переработке сжиженного природного газа заработает в 2009 году, уже в декабре с.г. будет загружен первый танкер. По нашим сведениям, готовы три судна-газовоза, поставки СПГ ориентированы на США.

По итогам указанного проекта можно будет рассмотреть реальные показатели стоимости заводов СПГ, портовых терминалов и полных затрат на перевозку.

В Европе основными потребителями СПГ являются Франция и Бельгия, Испания (в 1995 году 80% общего потребления природного газа, однако завершение строительства газопровода из Алжира сократило долю СПГ до 52%.) Импорт СПГ европейскими странами объясняется преимущественно тем, что при поставках газа в сжиженном виде снимается проблема транзита.

Так же как и в случае магистральных газопроводов, успех организации экспортно-импортных должен иметь определенные предпосылки.

По мнению американских экспертов, для реализации проекта поставок СПГ необходимо наличие месторождения природного газа с доказанными запасами, достаточными для обеспечения поставок в течение 15–20 лет. Желательно, чтобы затраты на добычу газа были в диапазоне от 6,0 до 12 долл. за баррель нефтяного эквивалента (40–75 долл. за 1000 куб. м). Такой уровень затрат обеспечивается лишь на небольшом количестве высокопродуктивных скважин.

Предприятия по производству СПГ имеют большие размеры и высокую стоимость. Типичный комплекс включает оборудование для разделения жидких углеводородов и газа, для подготовки и экспорта сжиженных нефтяных газов, завод по сжижению природного газа, теплоизолированные емкости высокого давления для хранения СПГ и нефтяных газов, подводные трубопроводы и терминал для загрузки танкеров. Необходимо наличие развитой инфраструктуры – дороги, электро- и водоснабжение, поселок для персонала. Предприятие должно располагаться на берегу глубокого природного залива, в удалении от населенных пунктов и вблизи от месторождения природного газа или магистрального газопровода.

Затраты на эксплуатацию завода относительно небольшие, хотя процесс сжижения имеет очень высокую энергоемкость, поэтому проект СПГ может быть реализован только на базе дешевого источника природного газа.

В районы потребления СПГ доставляется танкерами, наиболее дорогостоящим и технически сложным типом судов. Разгружаются танкеры на специальных терминалах, которые построены во всех странах – потребителях СПГ. Как правило, они включают пристань, специальное оборудование для разгрузки хранилищ СПГ с объемом не менее груза одного танкера, оборудование для регазификации, стыковочные устройства с магистральными трубопроводами.

Подводя итоги, можно сказать, что успешной реализации проекта, СПГ, сопутствуют примерно следующие удельные затраты: добыча природного газа – 36 долл., сжижение – 180 долл. и транспортировка – 50 долл. за 1000 куб. м. Общие затраты на доставку СПГ в порт приема не должны превышать 270 долл. за 1000 куб. м.

Таким образом, каждый проект СПГ вследствие значительных масштабов и капиталоемкости может реализовываться только корпорациями с большими финансовыми возможностями и опытом реализации крупных проектов. Необходимо сотрудничество между множеством государственных и негосударственных ведомств и фирм.

Развитие газовой отрасли России, в млрд. куб. м
Показатели 2006 2010 2015 2020
1. Внутренний спрос 390 423–425 454–471 484–513
2. Экспорт – в Европу 153 160–162 167–176 172–180
– в страны СНГ 50 50–49 47–50 47–51
3. Импорт газа 11 49–42 61–57 64–63
4. Транзит газа 47 37–55 34–51 33–45

«Балтийский СПГ»

В целях обхода «санитарного кордона» Восточной Европы «Газпром» намерен уже в декабре с.г. рассмотреть планы по строительству завода по сжижению природного газа (СПГ). Строительство будет вестись в районе Приморска Ленинградской области. Мощность завода проектируется от 5 до 7,2 млн. т СПГ в год, запуск планируется к 2011–2012 годам. Стоимость проекта «Балтийский СПГ» экспертами корпорации оценивается в 3,7 млрд. долл. Однако, по нашим подсчетам, эта оценка занижена примерно вдвое.

Потребитель российского СПГ уже имеется – это Германия, которая ранее сжиженный газ не получала. Намечено сооружение приемного терминала СПГ в Вильгельмсхафене. Германская сторона приобрела за 350 млн. евро 50% акций американской компании Excelerate, располагающей тремя судами, оснащение которых позволяет по прибытии к порту назначения преобразовывать СПГ в газообразное состояние непосредственно на борту танкера. Требуется лишь наличие в порту сравнительно простого оборудованного для подключения к газовой сети причала. Расходы на эту технологию в 10 раз ниже, чем на большой терминал.

Для немецких концернов сжиженный газ – альтернатива природному газу из газопроводов России. В виде СПГ они намерены получать в среднесрочной перспективе примерно 10 млрд. куб. м газа. Для сравнения: сейчас компания продает 60 млрд. куб. м, более половины этого объема – по газопроводам из России и Норвегии.

Российская судоходная компания «Совморфлот» решила заняться перевозками сжиженного газа, но на ее стапелях пока нет ни СПГ-танкеров, ни перспектив получения газа. Необходимо дождаться хотя бы завершения строительства завода СПГ на Сахалине. При удаче к 2010 году компания намерена приобрести восемь танкеров-газовозов примерной стоимостью 180 млн. долл. каждый. Как ранее говорилось, стоимость судов занижена.

Завод СПГ на Ямале

Итак, рынок СПГ в Европе растет, его трудно закрыть дополнительными поставками СПГ из «старых» месторождений России. Поэтому вполне логично изучать вопросы поставок сжиженного газа в Европу непосредственно из новых месторождений российской Арктики.

Проектными институтами ОАО «Газпром» еще в 1998 году был рассмотрен проект строительства на Ямале завода сжижения природного газа. В качестве наиболее пригодных точек для строительства портов предложены район мыса Харасавэй (порт Харасавэй) на западном побережье полуострова Ямал, район мыса Круглый на восточном берегу Обской губы (порт Яся) и район мыса Каменный на западном берегу Обской губы (порт Юнто).

Назначение комплекса по производству СПГ в совокупности с флотом танкеров-газовозов состоит в доставке потребителям до 32,0 млрд. куб. м/год природного газа. В состав комплекса входят завод СПГ и изотермическое хранилище – отгрузочный терминал.

Строительство завода СПГ предполагалось осуществить за пять лет в девять очередей, каждая мощностью 3,56 млрд. куб. м/год. Единственным видом товарной продукции комплекса является сжиженный природный газ. Предусматривался экспорт 100% добычи с реализацией в порту Вильгельмсхафен (ФРГ). К проектированию, тем более строительству завода пока не приступали.

Стоимостные показатели проекта были уточнены нами в 2006 году: расчетная цена продажи СПГ 360 долл./тыс. куб. м – цена на входе в терминал потребителя. Цена на природный газ-сырье принята равной 25 долл./тыс. куб. м.

Тариф на перевозку СПГ от порта Харасавэй до порта Вильгельмсхафен (ФРГ), включающий оплату услуг портов и ледокольный сбор, принят в размере 86 долл./т. По-видимому, тарифы на покупку природного газа и морской транспорт занижены, но и в этом случае проект низкоэффективен, как и прочие проекты СПГ в Арктике. Впрочем, сообщалось, что «Газпром» собирается инвестировать в проект освоения Штокмановского месторождения 10 млрд. долл. и сейчас оценивает возможности доступа к терминалам сжиженного природного газа, а также к его потребителям на территории США и Канады. Экономические расчеты этого проекта нам недоступны.

Как пройти «санитарный кордон»

Итак, имеются следующие сценарии прохождения «санитарного кордона» на пути российского газа в Западную Европу.

1. Политические договоренности со странами-соседями по цене и условиям транзита. Экономически это самый эффективный вариант. Политически – сейчас он маловероятен, но «надежда умирает последней».

2. Строительство газопровода по дну Балтийского моря. Этот вариант технически сложен, требует крайне утомительных согласований со странами Балтики, наконец, он экономически неэффективен и слаб по критерию безопасности. Он не сможет полностью заменить сухопутный транзит через сопредельные страны, но в случае его осуществления будет служить сильным аргументом в переговорах о цене и условиях транзита. По нашему мнению, как раз в этом и состоит сейчас его главное значение – давление на партнеров.

3. Строительство заводов, терминалов и приобретение танкерного флота для торговли сжиженным природным газом. Это технически сложный вариант, для России он экономически неэффективен. Требует от «Газпрома» выхода на принципиально новый технологический и организационный уровень, тогда как в последнее десятилетие эта монополия в освоении новых технологий не замечалась. Помимо этого есть и иное ограничение – Балтийское море мелководно, перегружено по судоходству и довольно сложно вписать в него мощный флот танкеров-газовозов.

Плюс этого варианта – в случае удачной его реализации «Газпром» включится в мировую торговлю СПГ. Варианты 2–3 взаимоприемлемы, особенно в качестве аргумента при переговорах.

Все эти амбициозные проекты – и подводных газопроводов, и перевозок СПГ – сопряжены с огромными затратами, которые компенсируются в чрезмерно длительные сроки, если будут вообще когда-либо компенсированы.

Мировая торговля энергоресурсами явно вступила в фазу рецессии, цены на нефть и соответственно сжиженный и природный газ падают. В этих условиях закономерен вопрос: имеются ли у «Газпрома», сиречь у нашего государства, требуемые инвестиционные ресурсы?

Информация на эту тему наглухо закрыта. Как следует из текста статьи, автор был вынужден оперировать проектными сведениями десятилетней давности, корректируя их по доступной ему отрывочной информации. Но все же надеюсь, что удалось представить укрупненную картину конкурирующих инвестиционных моделей торговли газом с достаточным соответствием реальной ситуации.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


"Газпром" поставили на счетчик

"Газпром" поставили на счетчик

Анатолий Комраков

США продолжают попытки заморозить "Северный поток – 2"

0
1820
Лицом в портрет вождя, башкой об дуб

Лицом в портрет вождя, башкой об дуб

Дарья Курдюкова

Владимир Дубосарский и Владимир Потапов в Цехе Белого размышляют о судьбах современной живописи

0
850
В чью пользу считает деньги НОВАТЭК

В чью пользу считает деньги НОВАТЭК

Алексей Мухин

Почему компания заказывает газовозы не в России, а в Южной Корее?

0
1057
Поиск оптимального пути к низкоуглеродной экономике

Поиск оптимального пути к низкоуглеродной экономике

Иван Егоров

Критика законопроекта и предложения бизнеса и экспертов по его корректировке

0
395

Другие новости

Загрузка...
24smi.org