0
1762
Газета Идеи и люди Печатная версия

01.06.2012

Российская космонавтика не сдает передовые рубежи

Тэги: космос, глонасс


космос, глонасс

Полное развертывание космической навигационной системы ГЛОНАСС замечено за рубежом. Но это только один аспект успешной космической деятельности российских ученых и конструкторов. Об успехах и проблемах космонавтики обозреватель «НГ» Виктор МЯСНИКОВ побеседовал с генеральным конструктором глобальной навигационной системы ГЛОНАСС, генеральным директором ОАО «Российские космические системы» Юрием УРЛИЧИЧЕМ.

– Совет Лондонского королевского института навигации присудил награду Герцога Эдинбургского «за техническое достижение 2012 года команде ГЛОНАСС за полное развертывание системы в декабре 2011 года и оказание полномасштабных навигационно-временных услуг». Юрий Матэвич, как вы оцениваете эту награду?

– Присуждение награды означает, что отечественная космонавтика до сих пор является одной из двух ведущих в мире. Конечно, такая система, как ГЛОНАСС, как и ее американский аналог GPS/Navstar, не может создаваться одной фирмой, тем более одним человеком. Это плод усилий тысяч людей, сотен коллективов предприятий Роскосмоса. И мы можем сказать, что мировое сообщество признает реальные успехи и достижения российской космической отрасли. Это приятно. Добавлю, что не прошло незамеченным и другое событие – благодарность от канадцев в связи со спасением граждан этой страны. 30 марта российский спутник «Глонасс-К» принял сигнал бедствия от канадских авиаторов, потерпевшие аварию и передал информацию в спасательную службу. Это стало возможным благодаря тому, что в российской составляющей международной системы поиска и спасания КОСПАС-САРСАТ начал работать среднеорбитальный сегмент. Новейший навигационный космический аппарат «Глонасс-К» оборудован ретранслятором, который в штатном режиме получает и передает на Землю сигналы самой гуманной системы в космосе – системы поиска и спасания человеческих жизней. Эта система функционирует с 1982 года и спасла уже более 30 тысяч человек. Любопытно, что примерно в том же месте в горах Канады ровно 30 лет назад, в 1982 году, было первое спасение трех канадцев, которые потерпели крушение на легком самолете. Причем, то крушение было связано с поисками другого самолета, большого, который не смогли найти, потому что он не был оборудован этой аппаратурой, а вот этот маленький самолет уже был оборудован спасательным буем КОСПАС-САРСАТ. Таким образом, благодаря нашему первому космическому аппарату с символическим названием «Надежда» началась новая история спасания людей.

– Ряд зарубежных изданий сообщил, что российский метеоспутник «Электро-Л» сделал необыкновенно красивые снимки Земли с разрешением 121 мегапиксель. Другие страны этого не могут?

– «Электро-Л» позволяет получать с высоты 36 тысяч километров очень красивые, уникальные снимки. С одной стороны, они стандартизованы под международные требования метеорологов, соответствуют определенным характеристикам, а с другой стороны, очень красочны. Более красочны, чем выдают аналогичные американские и европейские аппараты. Технически это объясняется достаточно просто: реализована инновационная идея, позволяющая иметь частотно-контрастные характеристики лучше, чем у зарубежных аппаратов аналогичного назначения. При этом у нас видимый канал имеет отдельную оптическую систему. Кроме того, американские спутники сжимают информацию, а на Земле ее потом декодируют. И некоторая потеря качества при этом, конечно же, существует. Метеорологов удовлетворяют снимки и с тех и других аппаратов. Но у нас видны, например, рельефы гор, то есть более четкие картинки получаются. И мы первые в мире начали применять ПЗС-матрицы, которые позволяют получать значительно более качественные изображения.

– Звучат утверждения, что в космонавтике произошел перелом – первый частный корабль Dragon запущен частным носителем. Дескать, началась коммерциализация космоса, а Россия отстает. Когда частные фирмы смогут конкурировать с государствами в космосе?

– Что значит – конкурировать с государством? Корпорация «Боинг» разве государственная? Или «Локхид Мартин»? Ну, появился еще один игрок на американском рынке, где все фирмы частные. Выиграл тендер НАСА, получил средства опять же от НАСА, а не только на свои деньги сделал ракету и грузовик. Мы любим посыпать голову пеплом и говорить: вот мы тут в России такие отсталые. Но другие только говорят о космическом туризме, а фактически оператор услуг, как это модно называть, в области космического туризма всего один – Россия. Это к вопросу о коммерциализации.

– Говорят, Dragon дешевле доставляет грузы на орбиту, чем другие корабли.

– В России есть проекты по запуску небольших спутников, скажем, размерности до 50 килограммов с помощью других носителей, которые могли бы значительно удешевить вывод на орбиту. И мы сейчас разрабатываем ряд предложений с авиационной отраслью. И в «Сколково» есть подобные предложения, я знаю. Но давайте подождем, пока это будет реализовано. И посмотрим, у кого дешевле. А то мы уже один раз бросались во времена Советского Союза в гонку. И гонка показала, что выгоднее иметь одноразовые носители, чем многоразовые челноки. Наш «Буран» слетал идеально с первого раза и сел с отклонением 1 метр от осевой. Американцы несколько месяцев не могли поверить, что он сел без космонавта, что эта сложнейшая система управлялась автоматически. Хотя все дружно признавали, что в плане автоматического управления вроде как американцы первые. Но они на своих челноках беспилотный вариант так и не смогли реализовать. Поэтому говорить, что мы опять отстаем, как минимум неверно.

– В нынешнем году не только системе Коспас-Сарсат 30 лет, но и, насколько мне известно, вашему трудовому стажу в космической отрасли. В корпорацию вы пришли еще студентом?

– Да, на преддипломную практику, тогда это был «почтовый ящик». С тех пор не расстаюсь с космической отраслью – космонавтика очаровала меня. Иначе и быть не могло. Активно развивались передовые технические направления, такие как использование в космосе лазера, адаптивные оптические системы. Тогда нам казалось, что волоконная оптика и все это вместе перевернет мир. Потом стали уповать на то, что мир перевернет вычислительная техника. А теперь пришло понимание, что мир может изменить только человек. И человеческое отношение друг к другу в первую очередь. Поэтому рождаются такие проекты, как «Экстренное реагирование при авариях – ЭРА-ГЛОНАСС», «Социальный ГЛОНАСС». И многие другие, которыми мы занимаемся по 4-5 лет до того, как они становятся уже всеобъемлющей идеей, на которую зачастую выделяются бюджетные средства. Хотя по теме «Социальный ГЛОНАСС», к сожалению, пока получить бюджетное финансирование не удалось начиная с системного проекта. Считаю, что такие проекты, направленные на охрану детства, на помощь слабо защищенным гражданам, инвалидам, показывают, насколько общество готово воспринять достижения науки и техники. Обидно бывает, когда из-за недофинансирования наш рынок захватывают иностранные компании. Скажем, начиная с прошлого года мы и другие фирмы за свой счет реализовали несколько проектов в рамках «Социального ГЛОНАССа», в том числе там предусматривались браслеты, которые помогают пенсионерам, детям, страдающим болезнью Альцгеймера, в сложных ситуациях справляться с проблемами.

– Проблема найти дорогу домой?

– Проблема, если человеку стало плохо. Вызвать помощь без его участия может датчик падения, при изменении положения браслета в пространстве он пошлет вызов. Сейчас такие датчики завозятся в страну достаточно массово, и мы опять стали рынком для кого-то. Хотя мы пытались сделать совместные предприятия по аналогичным датчикам, но не получилось. Очень хочется, чтобы подобные системы приносили пользу всему человечеству, и в первую очередь россиянам. Не только в Москве, а по всей стране.

– Есть ведь еще проект доступного спутникового Интернета по всей территории России. Он осуществляется?

– Это так называемый проект «Ка-диапазон», или «Устранение цифрового неравенства». Инициатором тоже выступали «Российские космические системы». Я доложил этот проект на комиссии по модернизации при президенте, и он сейчас ведется Минсвязи. Но количество спутников меняется все время в этом проекте. А когда он будет реализован, надеюсь, мы действительно сможем устранить цифровое неравенство. Проект направлен на то, чтобы за минимальные цены любой гражданин мог приобрести наземное оборудование, которое позволило бы иметь широкополосный доступ в Интернет. И это смыкается с идеологией, которую мы много лет проповедуем, – вообще бесплатный доступ к Интернету, к знаниям. Пусть мы исключим развлекательную часть Интернета, что технически возможно. И мне кажется, было бы логично, что любой студент любого вуза может слушать любые лекции любого преподавателя в нашей стране. Это как раз и даст толчок к наиболее бурному инновационному развитию. Хотя и надо будет решать вопрос с авторскими правами.

– Среди актуальных вопросов современности – глобальная безопасность. Здесь ведь тоже есть работа для космических аппаратов?

– Года два назад я подумал, увидев очередное торнадо по телевизору, что необходимо как-то противостоять таким природным катаклизмам. Предложил зарегистрировать патент. Проверили, и оказалось, что подобный уже пару лет существует. Человечество идет общей дорогой. Слава богу, что этот патент есть. И дай бог, чтобы кто-то с помощью этого технического решения смог предотвратить какой-то разрушительный торнадо. Мы определяем угрозы, которые грозят всему человечеству. Мы заточены на то, чтобы их предвидеть, понимать, как можно предотвратить или хотя бы минимизировать ущерб. Учеными доказано, что в 10–15 раз дешевле предотвратить беду, чем ликвидировать последствия. И на это направлены многие наши разработки – например, «Мониторинг предвестников землетрясения». И многие другие, которыми мы занимаемся опять же зачастую инициативно. По решению Совбеза РФ от 2006 года мы занимались подобными разработками. Финансировались они из бюджета в минимальных размерах. Мы выиграли международный грант в прошлом году – порядка 60 тысяч евро. Европейский грант – это уже признание. Значит, мы способны делать то, на что не способен никто в мире. Следующий этап этой работы будет проходить, когда мы сможем запускать спутники, способные глобально, комплексно решать задачу предсказания землетрясений. Альтернативы просто не существует, так как установить станции по всем разломам в земной коре невозможно.

Для эффективного решения задач безопасности и мониторинга мобильных объектов помимо спутниковой навигации необходимо обеспечить надежные каналы связи. Существующие сети сотовых операторов не обеспечивают покрытия значительной части территории России. Совместно с компанией-оператором GTNT (ЗАО «Джи Ти Эн Ти») в ЦОД ОАО «Российские космические системы» развернут и введен в эксплуатацию коммутатор, завершена подготовка к строительству шлюзовой станции системы персональной подвижной спутниковой связи «Турайя». Объявлено о начале оказания услуг. Ведется инженерная работа по интеграции в одном устройстве модема «Турайя» и навигационного приемника ГЛОНАСС/GPS.

Отрабатываются организационные, нормативные и программные решения в том числе в рамках проекта «ЭРА ГЛОНАСС». Важно отметить, что разрабатываемые и представленные на обсуждение проекты технических регламентов «ЭРА ГЛОНАСС» предусматривают использование для передачи данных только сетей сотовой связи, что для российских условий представляется недостаточным.

– Космонавтика сейчас занимается в основном прикладными вещами – навигация, связь, а пилотируемая космонавтика отошла на второй план. Ощущение какой-то растерянности, несформулированной задачи. У вас есть по этому поводу какое-то свое мнение?

– Я совершенно искренне считаю, что будущее человечества связано с выходом за пределы Земли и даже околоземных орбит. Нам рано или поздно придется решать эту задачу. И хотелось бы ее решать в плановом порядке, заблаговременно, а не экстренно, когда что-то уже будет угрожать всему человечеству. Надо создать условия, в которых человек сможет существовать вне Земли. К счастью, идей на эту тему великие ученые и научные фантасты предоставили много. Дальше эти идеи надо потихонечку адаптировать к жизни и реализовывать.

Всемирно знаменитый ученый, 70-летие которого несколько месяцев назад мы все отмечали, Стивен Хокинг в юбилейной речи заявил, что Земля «вынесет» людей еще не более тысячи лет. И необходимо поторопиться с исследованиями космоса и возможностью переселения на другие планеты. Это очень перекликается с идеями Циолковского. И мы все интуитивно понимаем, что человечество рано или поздно должно покинуть колыбель своей цивилизации – Землю. А дальше встает вопрос: где может физически существовать человечество? Мы видим, что открываются все новые экзопланеты. Астрономы все ближе и ближе обнаруживают планеты, которые могли бы принять человечество.

Вы говорите, пилотируемая космонавтика не знает, куда идти. Это вопрос дискуссионный. Можно сказать, что мы сделали МКС и топчемся на месте, а, с другой стороны, можно сказать, что человечество наконец договорилось, сделало единую платформу, на базе которой продолжит экспансию в космос. Говорите, космонавтика занимается какими-то приземленными вещами? Но она существует для того, чтобы сделать жизнь каждого человека комфортней и безопасней. Здесь и сейчас.

Мы очень быстро привыкаем к определенному уровню жизни, о котором даже не подозревали всего 10–15 лет назад. К примеру, мало, кто знает, что мобильная связь невозможна без спутников ГЛОНАСС/GPS, потому что по сигналам с навигационных спутников обеспечивается синхронизация времени. В принципе пользователю знать этого и не нужно, он просто получает удобную услугу. Я бы сказал, что это замечательно, что мы сейчас с помощью навигационных систем, систем мониторинга транспорта можем бороться с нашей расхлябанностью, сокращаем издержки. Сразу исчезают левые рейсы, исключается слив топлива. И это дает существенную экономию.

– Во всех высокотехнологичных областях промышленности чувствуется кадровый голод. Где брать квалифицированные кадры?

– Абсолютно верно поставлен вопрос. Люди – главное, потому что любые высокотехнологические знания передаются все-таки помимо документации из уст в уста. И мы должны воспитывать плеяду новых конструкторов.

– То есть необходима преемственность?

– Обязательно преемственность, особенно в науке, в высокотехнологичных отраслях. Поясню на примере. Дописывать программу за программиста практически бесполезное дело. Легче начать писать новую. Потому что это очень сложный творческий процесс. Эти знания должны передаваться от руководителя к тому, кто пришел ему на смену. Здесь должно быть и обоюдное желание, и возможности. Конечно, должны быть предоставлены и материальные блага, чтобы народ пришел сюда работать. Но должна быть и творческая реализация. То есть нематериальные блага. Одно из первых, что мы сделали, выходя из постперестроечного кризиса, это восстановили Доску почета. Для людей моральное поощрение зачастую оказывается важнее нескольких тысяч рублей, добавленных к зарплате. Хотя в тот момент у нас была самая низкая средняя зарплата в отрасли. Причем в течение нескольких лет. Удалось переломить тенденцию, сейчас люди к нам приходят. И мы количество сотрудников даже ограничиваем в районе 5 тысяч человек. Сейчас у нас среди крупных фирм одна из самых привлекательных зарплат в отрасли. Хотя для Москвы не такая уж, наверное, и большая.

– Значит, дефицита кадров нет?

– Вопрос в том, чтобы в отрасль приходили не просто люди умные, а с горящими глазами. Я, когда собираю молодежь у себя, всегда говорю: ребята, вы должны хотеть этим заниматься. Если вы просто отбываете время, лучше уходите. А если горение есть, мы всегда найдем место человеку на нашем предприятии, в нашей интегрированной структуре. Если он творческий человек, то не только найдет нишу, но сможет расти по вертикали или по горизонтали. Я уже более 10 лет директор, а бывший директор Леонид Иванович Гусев пригласил меня на должность первого зама еще года на три раньше. Неоднократно приглашали «повыше», но есть желание расти по горизонтали, потому что могу еще что-то творить. И мне творить гораздо удобнее из своего кабинета.

– ГЛОНАСС, КОСПАС–САРСАТ, метеоспутники… Чем еще занимаются «Российские космические системы»?

– Если говорить о космонавтике, в 2005 году мы запустили единственный в России наноспутник. Размерность его до 10 килограммов – международно принятый класс «нано». На прошлой неделе к нам приезжал Анатолий Борисович Чубайс, и мы говорили о перспективах электронной компонентной базы, микро- и наносистемах, материаловедении. Это нужно в том числе для уменьшения размеров спутников. Спутник становится прибором в космосе. Мы в 2004 году, когда начинали эту тему, делали все за свои средства, все-таки решили выделить собственное финансирование, чтобы развивать новое перспективное направление. Надеюсь, запустим и второй, и третий отечественные наноспутники, в том числе уже в рамках проекта, отобранного Комиссией по модернизации.

– Компонентная база и материалы – с этим есть трудности?

– В доперестроечные времена, когда был расцвет ОПК, наша фирма отбивалась от заказов. Потому что это сулило только одно – работы будет еще больше. И были времена, когда мы тут целыми группами ночевали. Нельзя было работу прерывать из-за сроков. На тот момент наша фирма имела гигантскую кооперацию по всей стране. От Ташкента, где был филиал, до Белоруссии, Украины и, конечно, в России. Гигантская конгломерация, работающая на Минобщемаш, на советский космос. И в общем объеме работ 70% занимала кооперация. И только 30% был объем собственных работ. Сейчас 70% составляют собственные работы. Один пример: уникальный Калужский завод делал нам особый сплав меди для ламп бегущей волны. Это предприятие было обанкрочено и перестало существовать. А нам необходим этот сплав, чтобы производить оборудование спутников-ретрансляторов. Соответственно пришлось на протяжении нескольких лет восстанавливать по крупицам знания. Мы объединили людей из разных городов. В итоге после нескольких попыток в Электростали был сделан сплав, который в разы улучшал характеристики ламп. Причем за рубежом его купить нельзя. Можно только купить лампу бегущей волны целиком. Но сегодня вам продают лампу, завтра вынудят покупать готовый спутник, потому что отдельно лампу уже не продают. Поэтому мы сегодня занимаемся даже материалами. В частности, самым прогрессивным направлением в материаловедении – метаматериалами.

В 1967 году профессор Виктор Веселаго, наш соотечественник, предложил теоретически очень красивую модель материалов с отрицательным коэффициентом преломления. Опуская лишние подробности, могу сказать, что, если в пруду с водой, у которой отрицательный коэффициент преломления, плавают рыбки, нам бы казалось, что они летают над поверхностью воды. На основе этих метаматериалов мы сейчас делаем антенны, у которых массогабаритные характеристики в разы улучшены. С помощью метаматериалов весь мир идет к тому, чтобы создать плащ-невидимку. По сравнению с ним технология «стелс» покажется каменным веком. В 1967 году Веселаго не удалось практически создать метаматериалы, а на рубеже тысячелетий получилось. Два года ученые всего мира перепроверяли результат. Никто не верил, что такое возможно.

Вы говорите – трудности… Не бывает прогресса без преодоления. Есть два пути – ничего не делать и рыдать в жилетку про трудности, или же генерировать идеи, искать пути решения, даже тогда, когда на твоей идее чиновничьим росчерком написано: «Отказать ввиду отсутствия мировых аналогов». К примеру, когда встал вопрос о том, что для навигационной аппаратуры потребителей нужен двухсистемный чип ГЛОНАСС/GPS, стало понятно, что ни в России, ни на тот момент в мире никто такого не производит. Можно было развести руками и ничего не делать. Но это не наш путь. C 2010 года при участии и по заказу ОАО «Российские космические системы» компанией ООО КБ «Геостар–навигация» ведется разработка навигационного чипсета «ГеоС-3». Сегодня по своим техническим характеристикам «ГеоС-3» превосходит многие зарубежные аналоги.

Спроектированный как «система в корпусе» (SiP) и «система на кристалле» (SoC) на базе ядра ARM7 чипсет поддерживает 32 корреляционных канала ГЛОНАСС-GPS-SBAS, обеспечивая ускоренное вхождение в синхронизацию, быстрое восстановление после срывов и компенсацию ошибок. Поддерживается режим Assisted, встроенный блок быстрого поиска обеспечивает минимальное время старта даже при слабых сигналах, многоуровневая, гибкая система энергосбережения позволяет легко адаптировать модуль для самых разных областей применения.

В настоящее время доступны инженерные образцы, начало серийных коммерческих поставок – июнь 2012 года.

Подобными прорывными работами мы постоянно занимаемся. Сейчас вместе со «Сколково» работаем над вопросом создания особо точных часов, которые помогут точность навигации еще в разы улучшить. Это так называемые квантовые технологии. Мы не один десяток лет слышим про квантовый компьютер, и он еще лет 10 не будет создан. А я горячо ратую, чтобы квантовые часы стали первой из квантовых технологий и были внедрены. Это решение революционное не только для навигации, но и для связных систем, и для многого другого. Подобные вещи нужны и для систем шифрования, безопасности. Это смыкается и с технологиями биоидентификации, которыми мы тоже занимаемся. Идет переход от просто дактилоскопии к современным технологиям: определение по 3D-моделям вен ладони, по поведенческим моделям – как человек ведет себя в толпе; 3D-распознавание лица и многое другое.

– Я вас слушаю и понимаю, что вы счастливый человек. Это так?

– Да, безусловно.

Я счастливый человек потому, что у меня хобби совпадает с работой, а работа не отличается от хобби. Поэтому я 24 часа в сутки думаю об одних и тех же задачах, не отвлекаясь на что-то еще.

Я счастлив, что 10 лет назад вышел на своих ногах после «Норд-Оста». Счастлив, что могу продолжать творить, и моя деятельность реально способствует снижению угроз человечеству.

Я счастлив, потому что живу в великой стране – России, имею возможность заниматься творчеством, ставить перед собой и коллективом амбициозные цели и добиваться их воплощения. По меньшей мере дважды мне удалось достигнуть масштабных целей. Создана интегрированная структура – лидер в космическом приборостроении. Реализован масштабный государственный проект по выводу российской навигационной спутниковой системы ГЛОНАСС на мировой уровень.

Сейчас предназначением нашей корпорации мы выбрали бесконечное развитие человечества. Эта миссия, которой я и все мои сотрудники можем гордиться. Есть, не побоюсь этого слова, великая цель, ради которой стоит жить и трудиться.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Второе письмо Алисе

Второе письмо Алисе

Михаил Бузник

О Вселенной, которая сама себя находит

0
657
В Солнечную систему вторгся "чужой"

В Солнечную систему вторгся "чужой"

Андрей Ваганов

Астрономы впервые зафиксировали рядом с Землей объект, прилетевший от другой звезды

1
35931
Папа римский поговорил с экипажем МКС о любви

Папа римский поговорил с экипажем МКС о любви

Павел Скрыльников

0
2699
Как русский писатель-фантаст научил американцев показывать космос

Как русский писатель-фантаст научил американцев показывать космос

Николай Дорожкин

Инопланетяне, которых нашел Александр Казанцев

0
3143

Другие новости

Загрузка...
24smi.org