0
3820
Газета Идеи и люди Печатная версия

25.09.2019 18:12:00

Ливийский тупик

Ни одна из противоборствующих сторон не в состоянии вывести страну из кризиса

Николай Плотников

Валерий Захаров

Кристофер Торнтон

Об авторе: Николай Дмитриевич Плотников – заведующий Центром научно-аналитической информации Института востоковедения РАН, доктор политических наук; Валерий Иванович Захаров – ведущий специалист Центра научно-аналитической информации Института востоковедения РАН, кандидат философских наук; Кристофер Торнтон – специальный советник международной неправительственной организации «Центр за гуманитарный диалог» (Женева, Швейцария).

Тэги: ливия, политика, кризис, фарадж, хафтар, гражданская война, конфликт, мигранты


ливия, политика, кризис, фарадж, хафтар, гражданская война, конфликт, мигранты Пока что попытки Ливийской национальной армии фельдмаршала Хафтара взять Триполи остаются безуспешными. Фото Reuters

Уже около трех недель в южном Триполи, который последние пять месяцев находится в осаде Ливийской национальной армии (ЛНА) Халифы Хафтара, царит обманчивое затишье. Оно установилось после провала многочисленных, но безуспешных попыток фельдмаршала взять ливийскую столицу под свой контроль. Сторонникам премьер-министр Правительства национального согласия (ПНС) Фаиза Сараджа удалось отстоять Триполи в ожесточенных боях. По данным Всемирной организации здравоохранения, в результате столкновений между двумя сторонами погибло более 1 тыс. человек и около 5,5 тыс. получили ранения. Как всегда, большая часть жертв – это гражданское население.

Тактика, используемая Хафтаром на востоке и юге страны, благодаря чему ЛНА удалось установить контроль над обширными областями, не сработала в Западной Ливии. В Феццане ЛНА нейтрализовала и вытеснила противников благодаря своему превосходству в воздухе и умелому использованию племенных альянсов, а также поддержке иностранных спонсоров, прежде всего ОАЭ, Саудовской Аравии и Египта. В Триполитании это не сработало. В отличие от пустынных районов Феццана это застроенная и урбанизированная территория с высокой плотностью населения – две трети жителей Триполитании проживают на одной ее трети. В таких условиях Хафтар не решился на массированные неизбирательные бомбардировки. В свою очередь,  формирования, верные ПНС, не дали втянуть себя в невыгодные им бои с отрядами Хафтара на открытых пространствах и подставить себя под удары его авиации.

Не сработал и отлаженный Хафтаром механизм сделок с местными племенами в районе так называемого нефтяного полумесяца (побережье залива Сирт) и в Феццане. Исключение составили захват Гарьяна, который, как утверждают противники Хафтара, фельдмаршал просто купил, и Тархуна, которым его отряды овладели также практически без единого выстрела. В Западной Ливии несколько иные реалии. Там люди живут в смешанных сообществах, где превалируют региональные и политические интересы, и привлечь их на свою сторону, опираясь только на племенную идентичность, сложнее, чем в других ливийских провинциях. К тому же меркантильные альянсы с племенами по мере сокращения финансовой подпитки или получения ими более выгодного предложения разваливаются. Таких примеров в истории Ливии после Каддафи можно привести немало.

Хафтар может полагаться в основном на бойцов из Киренаики, которым приходится сражаться вдали от своих домов и племенных территорий. Это лишает их укрепляющей боевой дух идеи защиты родины и выставляет агрессорами, воюющими со своими ливийскими братьями. С этим связаны растущие настроения разочарования и подавленности, особенно в рядах ополченцев из племени авакир, понесших большие потери в боях за Триполи, и возросшее количество случаев дезертирства.

Операцию Хафтара на Триполи также серьезно затруднили слишком растянутые линии снабжения ЛНА и их большая уязвимость, особенно со стороны Мисураты – доминирующей силы в Западной Ливии. Хафтару следовало бы учитывать то, что у этого города-государства большие возможности. Его руководители пока не объявляли всеобщую мобилизацию из-за опасений обвинений в претензиях на собственную гегемонию в столице.

В краткосрочной перспективе эскалация насилия, по всей вероятности, будет продолжаться, поскольку Хафтар не теряет надежды захватить Триполи. Он во все большей степени рассчитывает на наемников и идеологически стимулированных ополченцев, включая ультраконсервативные салафитские бригады, а также на авиацию. Сейчас ЛНА уже не принимает во внимание наличие гражданского населения в городских кварталах и все чаще прибегает к ракетно-бомбовым ударам, в том числе с использованием боевых беспилотников. 19 августа силы ПВО вооруженных формирований, верных ПНС, сбили в воздушном пространстве над Мисуратой беспилотник армии Хафтара, поставленный из Эмиратов. Аппарат участвовал в налете на аэропорт Мисураты.

Военные неудачи Хафтара заставили его просить Египет и ОАЭ о дополнительной военной помощи. Он заинтересован в дополнительных поставках Эмиратами китайских беспилотников WingLoong 2 и в расширении контингента наемников. Катарский сайт Al-ArabyAl-Jadeed утверждает, что Эмираты договорились с заместителем главы Переходного военного совета в Судане генералом Мухаммедом Хамданом Дагало о переброске через границу Ливии с Суданом и Египтом подконтрольных ему группировок в Триполи (не менее 4 тыс. человек). Утверждается, что оплачивают эту операцию Саудовская Аравия и ОАЭ.

На днях Хафтар принял решение о сокращении численности полицейских на подконтрольной ему территории и направлении всех высвободившихся в воинские части. Это явная попытка хоть каким-то образом возместить человеческие потери.

Франция, по крайней мере до недавнего времени, также оказывала поддержку армии Хафтара. Ее официальные представители не смогли убедительно объяснить, каким образом четыре комплекта ПТРК FGM-148 Javelin, принадлежащие французской армии, оказались на военной базе ЛНА в Гарьяне. Правительство Файеза Сараджа обвиняет Францию в двойной игре: с одной стороны, официальный Париж поддерживает ПНС и призывает к немедленному прекращению военных действий в Триполи, с другой – оказывает военно-техническую и разведывательную помощь Хафтару.

У Франции есть свои причины для поддержки фельдмаршала. Она в первую очередь озабочена ситуацией на юге Ливии и защитой своих политических и экономических интересов в ряде стран зоны Сахеля. Париж одобрил участие подразделений ЛНА в разгроме повстанческой группировки из Чада, дислоцированной на юге Ливии. Повстанцы вели вооруженную борьбу с лидером Чада Идрисом Деби, которого поддерживает Франция. ЛНА вытеснила эту группировку на территорию Чада, где она подвергалась бомбардировке французских ВВС. Франция заинтересована и в сохранении своих нефтяных активов на востоке Ливии.

Хафтар также надеется на поддержку США. Его эмиссары из числа депутатов Палаты представителей в Тобруке (парламент Ливии созыва 2014 года) встречались в конце июля в Вашингтоне с американскими законодателями из числа республиканцев и убеждали их в засилье «Братьев-мусульман» (организация, запрещенная в РФ. – «НГ») в Триполи и в их пагубном влиянии на обстановку в целом по стране. Согласно документам о регистрации иностранных агентов, опубликованным Министерством юстиции США, Хафтар (как, впрочем, и глава ПНС Файез Сарадж) нанял в Вашингтоне лоббистов для защиты своих интересов во властных структурах США и выгодного освещения своей политики в американских СМИ. Расчет делается на негативное отношение президента Дональда Трампа и его окружения к политическому исламу, а также на приверженность американской администрации союзническим отношениям с ОАЭ и Саудовской Аравией.

Демонстрируя определенную поддержку Хафтара, Трамп исходит из того, что его армия борется с радикальными исламистами. США намерены контролировать деятельность исламистских группировок в Ливии и в странах зоны Сахеля. Судя по всему, американцы также не хотят, чтобы Ливия (с Хафтаром или без него) оказалась в орбите Москвы. Судя по заявлениям отдельных американских политиков, в Вашингтоне есть силы, которые опасаются, что Россия, укрепившись на сирийском побережье, попытается расширить затем свое влияние в Средиземноморье за счет ливийских берегов.

Позиция США по Ливии выглядит непоследовательной во многом из-за раскола внутри политических элит после прихода Дональда Трампа в Белый дом. Напомним, что американцы вместе с Великобританией, Францией, Италией, Египтом и ОАЭ приняли 15 июля совместное заявление, призывающее к немедленному прекращению военных действий в Триполи и возвращению воюющих сторон к политическому диалогу при посредничестве ООН. Но в начале августа США проголосовали против британского проекта резолюции Совета Безопасности ООН по Ливии.

В этом документе предлагалось поддержать новый план главы Миссии ООН по поддержке Ливии (МООНПЛ) Гасана Саламе от 29 июня по урегулированию ливийского кризиса, призвать стороны к прекращению боевых действий и возобновлению политического процесса под эгидой ООН и при поддержке Африканского союза, Лиги арабских стран и Европейского союза, потребовать немедленного закрытия центров содержания нелегальных иммигрантов в Ливии, призвать к неукоснительному соблюдению оружейного эмбарго в отношении Ливии. Ранее США отказались поддержать проект заявления Совбеза ООН, который резко осуждал удар ВВС ЛНА по центру содержания мигрантов в городе Таджура (пригород Триполи), в результате которого 44 человека погибли и 130 были ранены. Саламе назвал эту атаку военным преступлением.

Провал наступательной операции ЛНА на Триполи привел к чистке в армии Хафтара. По данным ливийских источников, был смещен ряд высокопоставленных офицеров. Неудачные действия командования могут привести к расколу в ЛНА и потере союзников в регионах. Такие признаки уже обозначились в Феццане, который Хафтар не в состоянии контролировать из-за начатого им наступления на Триполи. Ко всему прочему там обострились отношения между народом тубу и арабами, что может привести к широкомасштабному межобщинному насилию.

Выражают недовольство отсутствием ощутимых успехов у армии Хафтара шейхи восточных племен, вначале поддержавшие наступление фельдмаршала на Триполи. Ходят разговоры о том, что лидеры племенных объединений Тархуны и Бени-Валида могут отозвать своих ополченцев из-под Триполи.

Племенные и местные силы, которые сражались и умирали за Хафтара, все чаще стали бросать вызов его легитимности. В Бенгази это вылилось в столкновения между различными центрами силы внутри ЛНА. Так, силы поддержки ЛНА, в основном состоящие из членов влиятельного племени авакир, контролирующие центр города Бенгази, вместе со спецназом ЛНА имели несколько столкновений со 106-й бригадой ЛНА, которой командует сын Хафтара Халед.

Большой репутационный ущерб внутри страны и за рубежом нанесли Хафтару и его армии удары по гражданским объектам, повлекшие многочисленные жертвы. Это прежде всего воздушный налет в ночь на 3 июля на центр содержания беженцев в Таджуре, удар беспилотника по жилому кварталу южного города Аль-Мурзук, жертвами которого стали 43 человека, и несколько авиаударов по медицинским учреждениям.

Широкую огласку получило похищение в Бенгази 18 июля депутата Палаты представителей Сехам Сергевы. Свидетели видели, как бойцы 106-й бригады ЛНА, также известной как салафитская бригада «Авлияаль-Дам», ворвались в ее дом и увезли женщину в неизвестном направлении. Сергева была в числе членов парламента, которые два месяца назад публично призвали Хафтара прекратить боевые действия в Триполи. За день до похищения депутат в интервью телеканалу «Аль-Хадат», базирующемуся в Каире, критиковала операцию ЛНА в столице и высказалась за формирование правительства национального единства, включая сторонников «Братьев-мусульман».

Антивоенная, антихафтаровская позиция Сехам Сергевы отражает общественные настроения значительной части гражданского общества Восточной Ливии. По информации ряда источников, в Киренаике появилась группа активистов, выступающих против военной операции Хафтара в Триполи. Она действует фактически в подполье, организуя конфиденциальные встречи и кампании протеста в социальных сетях. В группу входят юристы, инженеры, рабочие, студенты. Активисты (некоторые из них находятся в Тунисе) апеллируют к иностранным дипломатам, требуя прекратить вмешательство в дела Ливии иностранных государств, в частности Франции и Турции, и признают, что сами ливийцы должны найти политическое решение конфликта.

Они выступают и против Хафтара, и против исламистских группировок, с которыми воюет его армия, и позиционируют себя в качестве третьей силы. Особенностью этого движения является его выраженный антивоенный характер, что нетипично для арабского мира. Лидеры группы ограничивают информацию о ее деятельности и об именах ее членов. Они считают, что сейчас слишком рискованно организовывать протестные акции на жестко контролируемых улицах городов Восточной Ливии.

Что касается позиций правительства Файеза Сараджа, то сейчас они выглядят более прочными, чем в начале кризиса. Этому способствовали консолидация различных политических сил в Триполи перед лицом общей угрозы, относительно успешные действия формирований ПНС, а главное, неудачи ее противника – армии Хафтара. Катар и Турция продолжают оказывать ПНС финансовую и военно-техническую поддержку. Это, как считают многие эксперты, сыграло важную роль в переломе ситуации на фронтах.

Анкара практически открыто поставляет властям Триполи оружие и военную технику, в том числе беспилотники Bayraktar TB-2. Турецкие военные специалисты обслуживают командные пункты управления их полетами на авиабазе Митига в Триполи и в Мисурате. После июльского визита Сараджа в Турцию президент Эрдоган обещал увеличить военную помощь ПНС, в том числе направить дополнительный контингент операторов управления турецкими беспилотниками. С другой стороны, в связи с формированием нового итальянского правительства и отставкой вице-премьера Маттео Сальвини может сократиться военно-техническая помощь Мисурате со стороны Италии. Сальвини был сторонником ПНС и поддерживал доверительные отношения с первым вице-премьером Ахмедом Майтыгом, представляющим интересы Мисураты в правительстве Файеза Сараджа.

Власти Триполи стали проводить более активную наступательную дипломатию на европейском, американском и африканском направлениях, а также по линии контактов с МООНПЛ и ее главой Гасаном Саламе. ПНС, как правило, заявляет о поддержке большинства инициатив Саламе. При этом Сарадж в резкой форме неоднократно отвергал заявления Саламе, в том числе сделанные 29 июля на Совбезе ООН, что в рядах вооруженных сил ПНС присутствуют террористы, занесенные в санкционные списки Совета Безопасности ООН.

В настоящий момент одной из острых проблем, стоящих перед правительством Сараджа, стали центры содержания мигрантов. В Триполи и его окрестностях, а также в ряде прибрежных городов существует 27 таких центров, номинально управляемых ПНС. Эта тема стала особенно активно обсуждаться после авиаудара армии Хафтара по лагерю в Таджуре. В июле ООН призвала к демонтажу всех центров, заявив, что они не приспособлены для размещения мигрантов.

Аmnesty International назвала условия в центрах содержания мигрантов ужасающими. Сами мигранты, которых охраняют ополченцы всевозможных милиций, говорят о массовых пытках, изнасилованиях, голоде и болезнях. По словам высокопоставленного представителя Агентства ООН по делам беженцев в Ливии Жан-Поля Кавальери, эти центры, по крайней мере некоторые из них, работают по бизнес-модели, включающей контрабандистов, торговцев людьми и принудительный труд. Многие иммигранты из этих центров были проданы в качестве секс-рабов и строительных рабочих.

После обращения ООН власти Триполи заявили, что планируется закрыть три крупнейших миграционных центра содержания под стражей, расположенных в Таджуре, Мисурате и Хомсе. Однако международные гуманитарные организации, которые следят за ситуацией в Ливии, опасаются, что их закрытие приведет к еще большему переполнению оставшихся центров. По данным Управления верховного комиссара ООН по беженцам, всего в охраняемых лагерях мигрантов содержится более 6 тыс. человек, половина из которых – в Триполи и его окрестностях.

Еще одной острой проблемой Ливии стала активизация в стране джихадистских структур, в первую очередь ячеек «Исламского государства» (организация запрещена в РФ. – «НГ»). Как заявляют их анонимные представители, боевые действия в Западной Ливии позволили игиловцам не только возродиться, но и перейти к активным диверсионно-террористическим действиям, нанося удары как по структурам ПНС, так и по армии Хафтара. Другими словами, вся Ливия стала подвергаться их ударам. Основная часть боевиков-джихадистов – около 70% – это граждане бедных африканских стран: Нигера, Чада, Мали, Судана и иностранцы-арабы. Их общая численность неизвестна. По некоторым данным, «Исламское государство» рассматривает территорию Ливии как плацдарм для расширения своей экспансии на другие африканские страны.

Исходя из оценки обстановки в Ливии и действий противоборствующих сторон, перспектив политического урегулирования в стране не просматривается. По мнению Гасана Саламе, воюющие стороны до сих пор использовали только 30% своих сил, а добыча 1,2 млн барр. нефти в день, давшая за первое полугодие 2019 года 10,28 млрд долл., гарантирует, что конфликт может продолжаться еще долго. При этом ни одна из сторон не имеет шансов на безусловную победу. Дальнейшее развитие обстановки сейчас зависит не столько от соотношения сил внутри страны, сколько от баланса сил и интересов международных субъектов, вовлеченных в ливийские дела. Крайне нежелательным и опасным стало бы их прямое вмешательство в конфликт, что еще больше усугубило бы обстановку в стране.

Наиболее приемлемым и реальным вариантом является поддержка усилий ООН по созыву международной конференции по Ливии с привлечением всех заинтересованных в урегулировании кризиса участников, на которой в обязательном порядке необходимо использовать результаты подготовительного этапа процесса Ливийской национальной конференции, прошедшей в прошлом году. Это могло бы способствовать снижению уровня насилия в Ливии и возвращению противоборствующих сторон в политическое поле. 



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Националисты выдвинули Зеленскому ультиматум

Националисты выдвинули Зеленскому ультиматум

Татьяна Ивженко

Команда украинского президента представила европейцам свое видение и план урегулирования в Донбассе

0
458
Греция прорвала блокаду ПЦУ

Греция прорвала блокаду ПЦУ

Милена Фаустова

Москва теперь может наказать Афины разрывом евхаристического общения

0
286
В трудной жизненной ситуации – надежда на себя

В трудной жизненной ситуации – надежда на себя

Елизавета Алексеева

Россияне склонны выходить из стресса без помощи психологов и священников

0
329
Бизнес становится главной движущей силой климатической повестки

Бизнес становится главной движущей силой климатической повестки

Василий Столбунов

Корпорации перехватывают инициативу у государств, международных институтов и некоммерческих организаций

0
404

Другие новости

Загрузка...
24smi.org