0
471
Газета Проза, периодика Печатная версия

18.03.2020 20:30:00

Волга течет к Нилу

Шахсеван, Минас-Моргул и сибирские гранаты

Тэги: проза, притча, югра, хантымансийский округ, азербайджан, сургут, гранаты, нефтяники


10-13-2350.jpg
Четыре часа лету над тундрой...
Фото Андрея Щербака-Жукова
Признаюсь честно: я почти расист. Рэд и Джон (Киплинг, например, или Толкиен) как-то сумели отложить глубокие отпечатки на песке моего восприятия мира.

Серега Злыднев – мой друг, географ и поэт – покажет вам на карте Средиземья, что легендарный Мордор находится где-то между Азовом и Каспием… А крепость Минас-Итиль в моем географическом пространстве должна быть на левом берегу большой реки Итиль. Сдается мне, что так когда-то называли Волгу.

А Волга течет всюду,

А Волга течет к Нилу...

Так сказал один поэт с азербайджанскими корнями… И я ему верю. Но орков и гоблинов я не люблю. Мне все же кажется родным привольный мифический Рохан, похожий на хлебные степи поселка Верховье, окрестности села Судбищи или холмистые берега Орлика.

Прекрасней заокских холмов могут быть только горы. «Вершины, которые ты так и не покорил». А я хотел бы рассказать, что я «прошел я весь Кавказ и дикий Север»… Нет, не прошел. И даже на самолете не пролетел. Зато я дважды побывал в далеком городе Пыть-Яхе, где на домах висят таблички «Лавиноопасная крыша». Это значит, что зимой с крыши пятиэтажки реально может сойти лавина. И это не какой-то там Большой Кавказ или Памир… Это ХМАО–Юрга, Ханты-Мансийский автономный округ. Полярный круг почти. Там, далеко-далеко, в четырех часах лету над тундрой, живет «добрый молодец» Княз Гочаг. Так переводится с азербайджанского имя Гочаг – добрый молодец, богатырь… а еще точнее – казак, хулиган… Отморозок, в общем.

А кто бы еще осмелился в юном возрасте уехать из теплого Азербайджана, с южного, ну почти южного берега Каспийского моря на северный берег притоков холодной Оби? А он посмел! А он сумел! И даже победил! В краю торосов и звенящих на морозе тросов буровых станций азербайджанский мальчишка стал лучшим журналистом Тюменской области.

Единственный почетный гражданин в городе нефтяников, который совсем не нефтяник – журналист, писатель, поэт, переводчик. Теперь его, конечно, уважают. Его слово «дорогого стоит». Еще бы – этот писатель словом может и приложить тяжелее обсадной трубы… Буровики знают, что это за железяка такая… А он знай себе пишет басни и притчи про чиновников, от которых все подданные ушли, чтобы взятки не платить.

Но каждый раз, когда Княз Гочаг едет по длинному-длинному мосту через речку Обь из Пыть-Яха в Сургут, чтобы купить спелых гранатов, за его спиной встают прекрасные горы Азербайджана и светит ласковое солнце далекого селения Шахсеван. А я мысленно еду вместе с ним – моим другом, поэтом, братом. И мечтаю когда-нибудь побывать вместе с ним не только «на северах», но и на юге, где зреют гранаты и «были в саду абрикосы».


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


 Писатели и коронавирус. Кому не до самоизоляции

Писатели и коронавирус. Кому не до самоизоляции

0
2901
Иосиф, унизьте, но помогите

Иосиф, унизьте, но помогите

Елена Клепикова

Бродский и Сергей Довлатов – там и здесь

0
1588
Между эзотерикой и юриспруденцией

Между эзотерикой и юриспруденцией

Андрей Байдак

Cлучаи из адвокатской практики, или Как организовать свою собственную вселенную

0
481
Какая уж тут пастораль…

Какая уж тут пастораль…

Ольга Аминова

Маленькая копия «колыбели человечества», уничтоженная чернобыльской катастрофой, в романе Владимира Сотникова получает вторую жизнь

0
562

Другие новости

Загрузка...
24smi.org