0
2313
Газета НГ-Регионы Печатная версия

23.06.2008

Томск прощается с резными теремами

Тэги: томск, архитектура, лес, деньги


томск, архитектура, лес, деньги Над старинным особняком на улице Кузнецова сегодня нависла новостройка из стекла и бетона.

Английский писатель Грэм Грин, посетивший Сибирь в 1987 году, назвал Томск «самым красивым из городов, что видел в Советском Союзе», и сказал, что влюбился в этот город. Впечатления британского писателя не в последнюю очередь были навеяны томской деревянной архитектурой, которая, по словам специалистов, даже по мировым меркам является уникальным культурным и историческим феноменом. В 1990 году Томску – сибирской столице деревянного зодчества – был присвоен статус исторического города. Но много ли резных шедевров выживут после наступления застройщиков на центр города?


На улицах города еще можно отыскать деревянный дом в стиле модерн.

Тысяча гектаров делового интереса

Большую часть своей 400-летней истории Томск был крупным политическим и экономическим центром не только Сибири, но и всей России – он входил в двадцатку крупнейших городов страны. Два ресурса – лес (город расположен среди тайги) и деньги (Томск – город купеческий) в значительной степени сказались на фантазии местных зодчих. Но, как отмечал в свое время томский архитектор Элиазар Дрейзин, хотя купеческий Томск и диктовал свои вкусы, создатели памятников «избежали излишней пышности и дешевой стилизации». «Они используют богатейшие традиции деревянного зодчества Русского Севера, в течение веков влиявшие на все русское искусство, а также творчески осваивают стилевые особенности и композиционные приемы русского барокко и классицизма, обогащая все это декоративностью и затейливостью, воспринятых от местных и восточных народов», – писал архитектор.

В Томске как нигде в России сохранились великолепные деревянные здания, выполненные в стиле модерн. Архитекторы отмечают, что именно здесь получил особенное распространение классический карниз, прорезаемый несколькими небольшими фронтонами, которые на многих домах завершаются декоративными башенками и шпилями. Богатый растительный орнамент, применявшийся строителями при декорировании зданий (переплетение ветвей, цветы, кедровые шишки), пришелся ко двору и жителям мусульманской Татарской слободы. Этот стиль, близкий и русским, и татарам, объединял горожан.

Историческая часть города занимает немалую площадь – 1050 га. И это – центр Томска, представляющий особый интерес для деловой застройки. В исторической зоне находится около 1800 деревянных домов, из которых 200 – официально отнесены к памятникам деревянного зодчества (18 федерального значения, 98 регионального и 84 «вновь выявленных»). Все эти здания, как правило, не имеют нормальных удобств, обычных для современных городских квартир. В ветхом и аварийном жилье (в эту категорию попадает и значительная часть памятников деревянного зодчества) проживают около 40 тыс. человек, в основной массе лишенных материальной возможности улучшить свои жилищные условия.

Таким образом, сегодня перед Томском стоит проблема – как совместить развитие города, улучшить жизнь немалой части горожан и при этом сохранить или по крайней мере не потерять исторического своеобразия города.


Терем на улице Красноармейской венчают резные башенки – характерная особенность томского архитектурного стиля.
Фото автора

Сайдингом по шедевру

Отсутствие должной нормативной базы, увы, не способствовало сохранности памятников деревянного зодчества. Главное – так и не были узаконены охранные зоны, а проблема землеотвода для пресловутой точечной застройки решалась за взятки. Кстати, это обстоятельство фигурирует в одном из пунктов обвинения, предъявленного томскому мэру Александру Макарову, суд над которым начнется в ближайшие дни. Там, где никак нельзя было законным путем освободить землю от памятника деревянной архитектуры, прибегали к поджогам. Злоумышленники, которые так и не были установлены, видно, действовали по логике: «Нет дома – нет и проблемы».

В результате к сегодняшнему дню Томск лишился ряда ярчайших памятников, из которых теперь можно составить целый мартиролог. Сгорел сказочной красоты терем в Дачном городке. Сгорел дом интересной композиции с преобладанием русского стиля, с эркером и башенкой на улице Плеханова, 5а. Вместо него воздвигнуто тяжеловесное каменное здание, на котором, словно в утешение скорбящим, воздвигнута башенка, напоминающая о погорельце. Совсем недавно погибло еще одно здание в стиле модерн на улице Герцена, 46. Список можно умножать и умножать.

Но и судьбе некоторых сохраненных шедевров не позавидуешь. Так, дом 21 по улице Дзержинского, чье фото украшало обложки двух изданий альбома «Деревянная архитектура Томска», после доведения до аварийного состояния был на условиях восстановления продан одному томскому предпринимателю. Тот его «восстановил»: вместо пяти окон по уличному фасаду сделал семь, при этом прорезал дверь там, где в старом здании ее не было. Вместо прежних деревянных рам вставлены стеклопакеты из белой пластмассы, без переплета, отчего окна стали «слепыми». Если старый дом был обшит тесом, то «отреставрированный» безлико отделан сайдингом. Плюс ко всему надо упомянуть и глухую ограду, который бизнесмен обнес получившийся «шедевр».

Дом с башенкой на углу улиц Красноармейской и Кирова был подлинным украшением перекрестка и органично сочетался как с зеленью поблизости, так и с окружающими его зданиями. Первый удар по деревянному шедевру нанесло строительство позади него чудовищного по архитектурной нелепости сооружения из красного кирпича, которое так и осталось недоделанным. А сам деревянный памятник взялся восстанавливать еще один бизнесмен. Он вбил бетонные сваи, сделал каменный каркас и┘ обшил его деревянным срубом. Окна каменной части теперь оборудованы стеклопакетами, а в деревянную «шубу» вставлены соответствующие по стилю окна.

Естественно, возникает вопрос: как в старинном университетском городе оказался возможным такой архитектурный беспредел? Получается, можно передать предпринимателю землю с памятником. Можно обременить эту передачу или продажу какими-то условиями, но эти условия коммерсант не только не станет выполнять, но и не понесет за это никакого наказания. Не один раз на скандальных объектах бывал губернатор Виктор Кресс и публично возмущался происходящим. Однако нет информации, что после таких разносов хоть кто-то понес ответственность за уничтожение памятников. Ни одного объекта у нарушителей так и не отобрали.

Реставраторы против реконструкторов

По отношению к старому городу сложились две партии: «реставраторов», понимающих, что памятники архитектуры должны быть сохранены и отреставрированы, и «реконструкторов», считающих, что задачу сохранения исторического наследия можно решить новоделами-муляжами старых разрушенных памятников. Если для первых главным является памятник, для реставрации которого нужно найти деньги, то для вторых приоритет – деньги, которые нужно освоить при «восстановлении» памятника (строительстве новодела).

Одной из проверок профессионализма тех, кто влияет на градостроительную политику и от кого зависит облик исторического центра города, стали постройки на мысу Воскресенской горы. Отсюда начался Томск, это историческое место, которое считается охранной зоной. Но вопреки всем запретам на мысу построена новодельная «крепостная башня», возведен «тын» (настоящая тыновая крепость сгорела дотла еще в 1639 году). Сейчас вынашиваются планы построить тут самый высокий в России деревянный храм, очевидно, в пику католикам, чей красивый каменный костел находится поблизости.

Апофеозом деятельности «реконструкторов» должно стать воплощение необычной идеи – строительство в центре города «башни радости», у входа в которую установят четыре кнопки – по характеру настроения. И, нажав на ту или иную кнопку, томич возвестит городу и миру о своем настроении. А вечером, по замыслу авторов этого шедевра, компьютер, подсчитав голоса, выдаст общий эмоциональный фон Томска подсветкой купола.

Нельзя сказать, что власти ничего не понимают и ничего не делают. Вот, например, областная администрация проект «Деревянное зодчество Томска» назвала своим «золотым» проектом. Программу сохранения и возрождения деревянной архитектуры города пытаются вывести на международный уровень, а памятники деревянного зодчества Томска включить в свод объектов историко-культурного наследия ЮНЕСКО.

Побывавший недавно в Томске итальянский архитектор Микело Пиччини заметил, что сейчас Томск, как и его родная Флоренция 500 лет назад, переживает ренессанс, возрождение, «город задумывается о своем будущем и выбирает путь своего дальнейшего развития». Но для того, чтобы старый Томск не потерял своего облика, по мнению архитектора, нужно изучить историю города, найти его душу. А где же еще душа старинного города, если не в памятниках архитектуры, которые строили несколько поколений томичей?

Томск


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Возвращение чести

Возвращение чести

Виктор Литовкин

Прославленные воинские части вновь обрели свои почетные наименования

0
765
Вероломство и одиночество ХАМАС

Вероломство и одиночество ХАМАС

Захар Гельман

Израильское руководство призывают готовиться к новому витку противостояния

0
1768
Муму, Незнайка  и клизма

Муму, Незнайка и клизма

Алкей

Повесть о том, что скоро на деньгах могут появиться портреты певцов и генсеков

0
1162
Афины отвергли "троянского коня" Москвы

Афины отвергли "троянского коня" Москвы

Павел Скрыльников

На Афоне Россия нашла не лоббистов, а союзников

0
2215

Другие новости

Загрузка...
24smi.org