0
1168
Газета Политика Печатная версия

06.09.2001

Евгений Примаков: "Я не уйду из большой политики"

Тэги: примаков, политика

Публикуемые "НГ" высказывания Евгения Примакова взяты из его телевизионного интервью Олегу Попцову, которое было показано по каналу ТВЦ поздно вечером во вторник. Содержание и тональность рассуждений бывшего лидера ОВР показывают, что, во-первых, его рано записывать в политические пенсионеры и, во-вторых, он по-прежнему намерен играть самостоятельную роль в политике. Впрочем, читатель может сам составить впечатление о настроении и планах Примакова, ознакомившись с сокращенным вариантом его интервью. Беседа с Примаковым не была анонсирована в сетке ТВЦ, не получила поэтому достаточно широкого резонанса, что и побудило "НГ" опубликовать ее.

примаков, политика Мое время еще не истекло.

- ТЕМА нашего разговора - вчера все агентства определили ее как политическую новость номер один. Причем нужно ожидать и следовало ожидать разных толкований: Примаков хлопнул дверью, Примаков плотно закрыл за собой дверь, Примаков оставил дверь открытой...

- Можно, я назову вам четвертый вариант? Я даже не подходил к двери. Я объяснял мотивы. Было движение ОВР, которое вылилось после выборов во фракцию. А теперь оно перестает быть движением и становится партией. 10 октября будет съезд. Я просил не избирать меня на этот съезд. В партию я не вступаю. И дело не в том, что я настроен против "Отечества". Вообще не хочу ни в какую партию вступать.

- Это естественно. Тем более что вы уже были в одной партии.

- И занимал в ней далеко не последнее место. Я был в Политбюро ЦК КПСС. Уверяю вас, если бы я хотел участвовать в партии, я бы получил пост в "Отечестве". Но я не хочу участвовать в партийном строительстве. И эта тема для меня однозначно определена.

- Когда вы возглавили фракцию, вы оговаривали: я не иду на вечный срок.

- Я считаю, что сейчас в обязательном порядке должен быть руководителем фракции тот человек, который занимает достаточно высокое место в партийной иерархии. Политсовет "Отечества" сейчас принял решение, что он вплотную будет заниматься фракцией ОВР. Когда ОВР было движением, когда это движение было разнородным, тогда я и был во главе фракции...

И в то же время я не брал под козырек, когда мне кто-то из Политсовета давал какие-то указания. Но не потому, что я выступал против линии Политсовета. Просто я привык занимать самостоятельную позицию, которая разделяла эти фракции.

А сейчас наступает такой период, и это правильно, когда партия "Отечество" будет заниматься фракцией непосредственно. Потому что фракция - это витрина партии. Об "Отечестве" сейчас главным образом знают по тому, что делает фракция

- Вы затронули очень интересную тему. Уходит человек, который занимал самостоятельную позицию, который оберегал право самостоятельности как одно из главных прав человека, занимающегося политикой. Мне кажется, что вы с Володиным, который был вашим замом, понимали друг друга. Вас не беспокоит, что у Володина не хватит характера? Скажем, думская ситуация предполагает иное решение, нежели считает Политсовет.

- У него хватит характера. И потом, у него другое положение, потому что он сам член этого Политсовета. Если он считает, что фракция принимает правильное решение, он может отстаивать его и на Политсовете.

- Процесс объединения "Единства" с "Отечеством" вызывает у вас чувство удовлетворения, чувство беспокойства или чувство тревоги?

- Я думаю, что все, вместе взятое. С одной стороны, удовлетворение, потому что стране нужна центристская партия, которая проповедует и защищает интересы Центра и в этом отношении полностью совпадет с платформой президента. Думаю, что такая партия в России нужна. Нужна партия основательная, которая работает не на крайностях, не на экстремистских позициях, а в центре. Другое дело, как она будет сориентирована: на левый центр или на правый центр. Мне кажется, что для России нужна партия левого центра. Я имею в виду и социальную ориентацию экономики, и государственное строительство, и усиление роли государства при проведении реформ и приватизации. Такая центристская партия нужна. Сейчас "Единство" и "Отечество" становятся самыми мощными партиями в центре. Это очень прогрессивный момент, что они сближаются. Но у меня вызывает скепсис какой-то, даже тревогу то, что генетически "Единство" с использованием административного ресурса было создано против "Отечества". И для того, чтобы размыть эту грань, мне кажется, есть два способа. Один - самораспуститься и создать эту новую партию. А второй способ эволюционный. Это - медленное сближение, а не в один присест. Потому что если сделать иначе, то политический союз все время будет напоминать друг другу большевиков и меньшевиков.

- Говорят, что вирус противостояния самый живучий.

- И потом, будут уже корпоративные выдвижения на корпоративные посты: вот он наш, а этот - не наш. Это плохо.

- Вы затронули проблему необходимости появления на политической арене левоцентристских сил. Тем не менее идеолог Глеб Павловский все время говорит, что опорой президента в ближайшем будущем должны стать правые силы. Как вы относитесь к этому?

- Я не согласен с Павловским. Жизнь показывает, что они не тяготеют к тому, чтобы превращаться в опору президента. Ну можно ли считать, что сейчас правые силы создают базу для линии, которую провозглашает президент? Для направленности той политики, которую он олицетворяет собой?.. Я не отрицаю необходимость наличия этих правых сил, их полезность в плане конструктивной оппозиции. Но это не партийная основа.

- Однако мы не можем отрицать, что в правительстве довольно мощное ядро, так сказать, правой либеральной ориентации.

- Да, это так. Но в то же время я бы предостерег от того, чтобы считали, что правительство и президент - единое целое. Понимаете, у нас власть имущие или структура власти отличаются от многих стран именно тем, что, мне кажется, нельзя ассоциировать президента с политикой, которую проводит правительство. Если бы это было так, то было бы очень грустно. Потому что президент правильно выдвигает задачи, которые необходимо решить, правильно заботится о целостности России, правильно делает многое для того, чтобы усилить государственное вмешательство, в том числе и в экономику. У нас есть целый ряд вопросов к деятельности правительства, несмотря на то что в экономическом плане она дает приличные результаты. Этого никто не отнимает. Это очень хорошо. Но в то же время есть вопросы по бюджету, представленному правительством в Госдуму. Сейчас мы сталкиваемся с тем, что есть огромные дополнительные доходы, которые, безусловно, будут. Они занижаются для того, чтобы бесконтрольно их тратить, как в этом году. До 1 сентября нам еще неизвестно, как тратятся дополнительные доходы. Когда мы обсуждали бюджет на 2001 год, и заместитель председателя правительства Кудрин, и министр финансов доказывали, что у нас не будет никаких дополнительных доходов в бюджете. Мы тогда говорили о том, что минимально они достигнут 200 млрд., они достигли 400. Нас убеждали, что средняя цена на нефть будет 19 долл. за баррель. Наша фракция утверждала, что ниже 22 не может спуститься средняя цена, потому что это будет невыгодно Саудовской Аравии. Сейчас средняя цена по этому году выходит на 24-25 долл. за баррель. Даже больше может быть. Мы по всем статьям оказались правы. Бюджет, который правительство опять хочет провести, во многом неплохой. Там и на образование денег достаточно, на грани достаточности. А если говорить о сельском хозяйстве, о перераспределении между Центром и регионами, о дополнительных доходах, то они здесь опять прячутся. Поэтому на первом заседании фракции, где я подал в отставку, мы в принципе одобрили заявление, в котором предлагаем правительству вступить в консультации с Госдумой до первого чтения.

- Евгений Максимович, недавно отметили 10-летие августовских событий. Это повод оглянуться назад, проанализировать, что сделано. Как вы считаете, получились ли реформы? Или они прошли в интересах меньшинства и привели к колоссальному расслоению общества? Это проблема не просто серьезная, она тревожная. Россия, которая уже пережила в своей истории 1917 год, когда именно это расслоение общества, которым воспользовались большевики, и привело к революционным потрясениям. Как вам кажется, эта ситуация рассматривается исполнительной властью как некая серьезная опасность?

- Безусловно. Раньше девизом реформ было достижение такой точки: провести приватизацию ради приватизации. А как распределяется этот приватизированный материал, кому он попадает в карманы, служит ли он интересам общества, это второстепенный вопрос. Сейчас ясно, что по этому пути мы идти не можем. Такого контраста нет ни в одной стране мира. Когда небольшая группа людей владеет такими огромными богатствами, а в то же самое время у населения крайне незначительно поднимается уровень жизни. Это очень важный вопрос даже чисто экономических интересов. Я думаю, что положение выправляться должно, но для этого нужно вести борьбу с коррупцией, с организованной преступностью. У нас такой борьбы по- настоящему не ведется. Можно прикрываться тем, что мы находимся на начальном этапе развития государства. Но хватит уж. Мы вступили, можно сказать, в бесконечный период. В добрые времена мы называли что-то "развитым социализмом". Мы подходим к развитому несоциалистическому обществу. К развитому. Я бы не назвал его и капитализмом, потому что капитализм и социализм в настоящих условиях размыты. Нужно что-то делать в этом отношении.

- Вы возглавляли фракцию два года. Что вы считаете бесспорной удачей и что рассматриваете как бесспорную неудачу в деятельности фракции?

- Удача в том, что фракция существует, сплочена, единообразно голосует в условиях, когда нет палочной дисциплины. Мы разрешаем каждому высказывать свою точку зрения, если он приходит к выводу, что будет голосовать по-другому. Ему разрешают голосовать по-другому. К нам тяготеют очень многие находящиеся в других группах депутаты. Некоторые из них, будучи членами "Отечества", например, перешли в свое время в "Регионы России", потому что там нужно было определенное количество людей зафиксировать. И мы отдали часть депутатов. Так что у нас "штыков" больше, чем находится во фракции при голосовании. Положительный момент и в том, что фракция активно участвует в проведении или принятии самых основных законов. У нас самая профессиональная фракция. Но не наша вина, скорее, беда наша, что мы получили всего 13,5 процента на выборах, рассчитывая на больший процент.

- Евгений Максимович, когда человек принимает решение, он не уходит в никуда, он куда-то приходит. Куда вы приходите, сняв с себя полномочия главы фракции? Чем бы вы хотели заниматься?

- Я хотел бы написать книгу по Ближнему Востоку. Хочу разобрать 50 записных книжек. Но я не хочу представлять дело таким образом, что ухожу в пассивную, серую полосу. Этого не будет. У меня есть целый ряд задумок по академии, по поиску оптимальных форм имплементации прорывных технологий. Но это не отводит меня в сторону от большой политики. Пока я жив, я не уйду из большой политики.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Константин Ремчуков: Какой же это разворот на Восток, когда Китай боится санкций США и не дает денег

Константин Ремчуков: Какой же это разворот на Восток, когда Китай боится санкций США и не дает денег

0
1558
В Конгрессе США создан Кокус по Узбекистану

В Конгрессе США создан Кокус по Узбекистану

Виктория Панфилова

Контуры будущих отношений Ташкента и Вашингтона обозначены

0
1118
Сокрытие возможностей или триумфальное шествие?

Сокрытие возможностей или триумфальное шествие?

Александр Лукин

Китай стоит перед серьезным стратегическим выбором

0
1029
Европа не хочет быть игрушкой в руках больших держав

Европа не хочет быть игрушкой в руках больших держав

Фемида Селимова

Макрон заявил об угрозах франко-германскому тандему

0
1025

Другие новости

Загрузка...
24smi.org