0
3047
Газета Политика Печатная версия

13.11.2014 00:01:00

В тюремных библиотеках можно будет почитать о джихаде

О правильной вере предполагается рассказывать заключенным, а сотрудникам ФСИН – о признаках неправильной

Тэги: фсин, тюрьма, библиотека, ислам, джихад, экстремизм


В пенитенциарные учреждения страны поступят материалы об истинном исламе. В Федеральной службе исполнения наказаний (ФСИН) полагают, что, узнав подробнее о нетрадиционных течениях в этой религии, заключенные станут реже попадать под влияние экстремистских группировок.

Тюремные библиотеки вскоре пополнятся брошюрами, разъясняющими тонкости ислама, например «Салафизм. Взгляд изнутри», «Салафизм. Коротко о главном», «Научное понимание джихада». Соответствующее соглашение ФСИН заключила с Фондом поддержки исламской культуры и образования. Заметим, что последняя книжка написана экспертом по терроризму и экстремизму Усманом Абдуррахимом. В ней он рассказывает о людях, совершающих преступления якобы во имя веры.

Правоохранители, похоже, решили бороться с ростом экстремизма в исправительных колониях и просветительскими мерами. «Уголовная среда является благоприятным источником вербовки в ряды экстремистов. Некоторые осужденные, отбывающие наказание в местах лишения свободы, могут стать адептами радикализма, потому что видят в его постулатах сходство с идеологией криминального мира», – такой ответ на запрос «НГ» пришел из ФСИН. В нем также говорится, что осужденный, находящийся в исправительном учреждении и активно проповедующий идеологию экстремизма, за короткий срок способен привлечь в свои ряды пять-семь, а то и более человек. Например, по данным ведомства, на конец прошлого года на профилактическом учете как потенциальные экстремисты в зонах состояли 426 человек. По сравнению с 2012 годом количество подучетных лиц названной категории увеличилось более чем на 40%.

Преподавать правильный ислам будут не только заключенным. Сотрудников ФСИН также научат определять экстремистов среди сидельцев – в рамках названного соглашения для них будут созданы «методические рекомендации, курсы аудио-, видеолекций по исламоведению». Планируется проводить и тематические семинары, а при приеме на работу будущим сотрудникам ФСИН придется пройти тест, который покажет, какие убеждения в исламе им наиболее близки. 

По словам адвоката Теюба Шарифова, это логичный шаг со стороны властей: «Проблема экстремизма растет, а на распросы взволнованной общественности о том, какие меры принимаются по борьбе с ним, власти ответить нечего. Теперь будут говорить, что обеспечили колонии правильной литературой».

Однако адвокат сомневается в том, что идея сработает так, как задумано: «Мы же не всегда соглашаемся с тем, что нам говорят. Человек, прочитавший такую брошюру, может прийти и к противоположному выводу. Представьте, что он читает о противостоянии салафитов и властей, а поскольку за решетку его посадили последние, чью сторону он скорее всего выберет?» У адвоката вызывает недоумение и то, что сегодня ФСИН разрешает исламские брошюры, хотя еще в прошлом году под угрозой тюремной цензуры оказались классики мировой литературы вроде Льва Толстого и Михаила Лермонтова. Во ФСИН тогда посчитали, что книги этих и ряда других авторов с красочными описаниями сцен войны и насилия, а также с призывами к революции негативно влияют на заключенных и пропагандируют среди них национальную и религиозную вражду. Шарифов утверждает, что поскольку начальство колоний самостоятельно определяло, какая литература негативно скажется на зеках, где-то таковой признавали «Войну и мир» и «Героя нашего времени».

По словам президента Института национальной стратегии Михаила Ремизова, у криминальной субкультуры и ваххабизма много общего, в тюрьмах «одно мировоззрение накладывается на другое и человеку, вначале не воспринимающему религиозное учение, постепенно начинают впихивать религию в голову». Сегодня, говорит Ремизов, проповедники и активисты нередко намеренно попадают в колонии, чтобы вербовать сторонников и формировать тюремные группы джихадистов. Эксперт уверен, что с мусульманской литературой нужно быть крайне осторожными, ведь «ваххабиты ее скорее всего проигнорируют, а нигилисты, возможно, даже проявят небывалый интерес». Эксперт настаивает на том, что противодействовать экстремизму нужно по примеру европейских стран – разделяя православных  заключенных и мусульман.

По словам политолога Алексея Малашенко, проблема тюремного экстремизма стала актуальной еще в 90-х годах: «Сейчас же под арестом находятся сотни людей, которых обвинили в принадлежности к нетрадиционным течениям ислама. Но они-то с этим не согласны, поэтому и поддерживают всяческую пропаганду против властей». Этот негатив, говорит Малашенко, распространяется и на других заключенных. В результате и у них появляется интерес к фундаменталистскому исламу. «Честно говоря, с трудом представляю междусобойчик салафитов, хором читающих книжку про салафизм, написанную каким-нибудь моим коллегой, лояльным власти», – подчеркнул Малашенко. По его словам, вряд ли «они будут соглашаться с автором и называть себя преступниками».

«Я считаю, что роль религиозной литературы в тюрьмах сильно преувеличена», – заявил «НГ» глава движения «За права человека» Лев Пономарев. По его мнению, «раз речь идет о том, чтобы вести в обществе борьбу за умеренный ислам и против джихадистов, так почему бы не делать этого и в тюрьмах?» Православная церковь, отметил Пономарев, работает в колониях и помогает людям прийти к раскаянию. 

Между тем в Госдуме обсуждают новацию – допуск в тюрьмы в качестве членов общественно-наблюдательных комиссий представителей религиозных объединений. Учитывая, что сотрудникам ФСИН тяжело сегодня определить, кто из заключенных может представлять идеологическую угрозу,  лучше доверить это дело профессионалам, сказал «НГ» правозащитник Владимир Осечкин. По его данным, последние семь лет в местах заключения находится большое количество выходцев из Таджикистана, занимающихся распространением наркотиков. Вербуют их еще на родине, и эти люди едут в Россию, руководствуясь не финансовой, а идеологической заинтересованностью. «Некоторые из них утверждают, что джихад – это священная война против России. Эти выходцы из Таджикистана не признают воровских традиций и образуют ячейки внутри колонии, привлекая других заключенных, коррумпируют администрацию. И даже там, где администрация сильная и пытается им противостоять, они умудряются общаться по принципу землячества, вероисповедания», – сказал эксперт.  


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Куда приведет арабская мечта

Куда приведет арабская мечта

Павел Скрыльников

Как ислам покинул политическую жизнь Востока, а потом вернулся с новой силой

0
961
Трое активистов экстремистского движения "Артподготовка" предстанут перед судом

Трое активистов экстремистского движения "Артподготовка" предстанут перед судом

0
606
Экстремистов выявят еще в школе

Экстремистов выявят еще в школе

Екатерина Трифонова

Учителя и кибердружинники помогут полиции в противодействии радикализму

0
1258
Оппозиция в Сирии подняла новое знамя

Оппозиция в Сирии подняла новое знамя

Александр Шарковский

"Фронт национального освобождения" написал на своем стяге формулу ислама буквами цвета крови

0
1986

Другие новости

Загрузка...
24smi.org