0
3867
Газета Регионы России Печатная версия

10.06.2014 00:01:00

Ингушский вопрос

Позитивные изменения в экономике республики присутствуют по большей части на уровне разговоров

Никита Кричевский

Об авторе: Никита Александрович Кричевский – доктор экономических наук, профессор.

Тэги: ингушетия, кризис, экономика, промышленность


ингушетия, кризис, экономика, промышленность Фото официального сайта республики Ингушетия

В последнее время обстановка в некоторых северокавказских республиках в связи с изменившимися внешнеполитическими обстоятельствами и определенными проблемами в российской бюджетной сфере вызывает у наблюдателей все большую тревогу. И если в одних регионах успехи очевидны, а в других – реформы в самом разгаре, то в некоторых республиках, правят которыми, как принято сегодня говорить, политические долгожители, ситуация год от года не меняется, если не сказать – ухудшается. Одна из таких территорий – Республика Ингушетия.

Если сравнивать социально-экономическое положение Ингушетии в 2012 году (более свежих данных статистики из Ингушетиястат пока не предоставляют) с кризисным 2009 годом, то общие тревожные тенденции, как говорится, налицо. Кстати говоря, помимо кризиса еще одним фактором сопоставления социально-экономического развития республики именно с 2009 года стало назначение в октябре 2008 года главой Ингушетии боевого генерала Юнус-Бека Евкурова. Естественно, с надеждой, что Герой России Евкуров сможет навести в многострадальном регионе порядок.

Начнем с экономики, точнее с промышленности. Если в кризисном 2009 году в ингушской экономике было зафиксировано аж девять прибыльных промышленных предприятий, то в относительно благополучном 2012-м – всего три. В 2009 году суммарная прибыль региональных «капитанов бизнеса» составляла целых 80,3 млн руб., в 2012-м – всего 16,9 млн, причем львиная доля (9 млн руб.) пришлась на единственное в республике предприятие по добыче полезных ископаемых.

Посмотрим со стороны убыточности. Если брать крупные и средние неэффективные промышленные организации (за прошедший период их число не изменилось – как было четыре, так и осталось), то в период 2009–2012 годов сумма совокупных потерь этих компаний увеличилась многократно – со 134,5 млн руб. в 2009-м до 524 млн руб. в 2012-м, или почти в четыре раза. Причем убыточной стала даже сфера по добыче полезных ископаемых! Если это не экономическая деградация, то что?

За счет чего же живет республика, по каким критериям ей присваивают высокое 20-е место в региональных рейтингах, которым она так гордится? Нет, не за счет торговли или строительства (что в преимущественно сельской республике было бы оправданным), а за счет взрывного роста «коммуналки»: в 2009–2012 годах три коммунальных предприятия Ингушетии нарастили чистую прибыль с 6,5 млн до 107,2 млн руб., или в 16,5 раза! Видимо, за счет более «качественной работы» с потребителями, проще говоря, активизации мероприятий по взысканию долгов.

Справедливости ради нужно сказать, что до 28,5% национальной экономики Ингушетии занимает даже не пресловутая «коммуналка», а доблестное чиновничество (по-росстатовски – «государственное управление и обеспечение военной безопасности; обязательное социальное страхование»). Иными словами, ингушская бюрократия стала эдакой вещью в себе: сумев доказать Центру свою незаменимость, она год за годом «доит» федеральный бюджет, прежде всего на содержание себя любимой.

Последний вывод становится понятен, если кратко проанализировать структуру расходов ингушского бюджета на 1 марта 2014 года. Из всех квартальных бюджетных расходов, составивших 2,3 млрд руб., траты на общегосударственные вопросы вылились в 7,2%, опередив такие важные для любой экономики инфраструктурные статьи затрат, как транспорт, дорожное хозяйство или информатику со связью. Как будто с последними в республике все вопросы решены раз и навсегда.

Но все же 7,2% от совокупной сметы – не так уж и много, верно? Куда же пошли остальные деньги? В это трудно поверить, но не на инновации или выплаты ветеранам, а на финансирование «социально-культурных мероприятий»: более 1,9 млрд из 2,3 млрд преимущественно минфиновских рублей были потрачены на создание положительного имиджа республики в глазах потенциальных инвесторов. Это не шутка: буквально на днях в Назрани закончил работу II Республиканский экономический форум «Деловая Ингушетия – 2014», для которого, как сообщили в пресс-службе местного экономического ведомства, были специально разработаны деловая и культурная программы и на котором демонстрировались достижения и потенциал производственных и коммерческих ингушских и почему-то прочих предприятий из разных регионов России (непонятно только, почему последние купались в деньгах дотационного ингушского бюджета).

Кстати, о дотационности ингушской казны. За первый квартал этого года, по данным все того же Ингушетиястат, доходы республиканского бюджета составили ни много ни мало 4,8 млрд руб., из которых 4,4 млрд руб. (более 92%) пришлись на безвозмездные поступления из федерального бюджета. Мало того, весной этого года Центр одобрил выделение Ингушетии дополнительных 9 млрд руб. На организацию новых выставок?

И все же позитивные изменения в ингушском национальном хозяйстве также присутствуют, правда, по большей части на уровне разговоров. К примеру, не так давно стало известно, что в государственных и муниципальных учреждениях Ингушетии выявлено 299 сотрудников, имеющих родственные связи с начальством.

Коррупция? Вполне возможно. Пока же дальше констатации дело не пошло, а жаль – кадровый резерв в республике впечатляющий.

Другой пример тоже касается коррупции. Республиканское руководство неоднократно отмечало, что «в Ингушетии борьба с коррупцией является приоритетным направлением в деятельности руководства региона». На заседании правительства 20 ноября прошлого года, прошедшего под председательством Евкурова, секретарь Совета безопасности Ингушетии Алихан Кузьгов констатировал, что за 10 месяцев 2013 года «правоохранительными органами выявлено 61 преступление коррупционной направленности, из них по фактам взяточничества – 29 преступлений».

А теперь ответ на сакраментальный вопрос: «Где посадки?» На том же заседании было признано, что к реальному сроку лишения свободы удалось привлечь всего лишь двух подозреваемых, 5 лиц были осуждены условно, 35 человек отделались штрафами. И это, замечу, на 61 коррупционное преступление, из которых взяткоемкими оказалось 29.

Сколько ни отправляй республиканские правительства в отставки, а пока на 61 доказанное коррупционное преступление будут приходиться лишь двое реально осужденных, ни о каких сдвигах в борьбе с коррупцией можно даже не мечтать.

...На днях в обращении в честь 22-й годовщины образования Республики Ингушетия Евкуров произнес очень верные слова: «Сегодня, в День образования республики, мы особенно остро осознаем важность и вес этих достижений, их значимость для консолидации нашего многонационального народа вокруг идей патриотизма, преданности Родине и ответственности за ее судьбу».

Все верно. Остается открытым один вопрос: как долго в республике вместо реальных дел собираются эксплуатировать идеи патриотизма и преданности Родине?


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Неделя в экономике. Россию оставили без позитивного прогноза

Неделя в экономике. Россию оставили без позитивного прогноза

Михаил Сергеев

0
877
Испания позовет на помощь технократов

Испания позовет на помощь технократов

Алексей Забродин

Лидеры партий вряд ли смогут положить конец затянувшемуся политическому кризису

0
925
Инвестиционный спад разрушает целые отрасли

Инвестиционный спад разрушает целые отрасли

Михаил Сергеев

Майские указы президента не обеспечиваются капиталовложениями

0
4014
"Траст по-русски" разоряет богатых россиян

"Траст по-русски" разоряет богатых россиян

Анастасия Башкатова

Устойчивее всех к кризису оказались топ-менеджеры госкорпораций

2
5856

Другие новости

24smi.org