0
3260
Газета Содружество Печатная версия

06.11.2001 00:00:00

Прощай, Камрань!

Тэги: военноморская, база, камрань


В целях экономии средств российское руководство приняло решение ликвидировать военно-морскую базу Камрань, находящуюся на побережье Вьетнама. Сохранение этого объекта ВМФ признано нецелесообразным в связи с изменением военно-политической обстановки и состоянием экономики страны. Причины как будто веские. Однако есть вещи, гораздо более важные, чем сегодняшние денежные расходы.

Начнем с того, что капитальное строительство требует вложения больших средств и военно-морская инфраструктура создается в течение длительного времени. Сооружение военно-морских баз (ВМБ) далеко не простое дело. Требуется строительство причалов, судоремонтных предприятий, пунктов управления и связи, подземных, котлованных и арочных защитных сооружений, ракетно-технических баз, учебных центров и тренировочных комплексов, жилых зданий и объектов культурного и бытового обслуживания. Насколько остро стоял вопрос с базированием сил флота в прошлом, лучше всего покажет небольшой обзор недавней истории отечественного ВМФ.

Флот выходит в океан

В ходе Карибского кризиса 1962 г. советское руководство наглядно убедилось, насколько далеко оно от возможности реализации своих военно-политических целей, - в который раз весьма болезненно сказалось отсутствие соответствующей статусу великой державы морской мощи. Однако уже в 1963 г. советский ВМФ имел в своем составе достаточно кораблей и самолетов, чтобы установить в морях и океанах практически глобальное присутствие. Военно-морской флот, развернув свои силы в Мировом океане, крайне нуждался в базах и пунктах маневренного базирования. Возник вопрос: как будет организовано материально-техническое обеспечение, а также другие виды боевого обеспечения кораблей в удаленных от имеющихся баз районах? В первую очередь разрабатывались различные планы с использованием аэродромов и инфраструктуры дружественных государств, с которыми могли быть заключены политические соглашения. Однако этого было явно недостаточно. У адмирала Сергея Горшкова существовали даже замыслы создания искусственных островов, где можно было бы размещать пункты базирования и тылового обеспечения. Над этими планами всерьез работал Морской научный комитет.

Были совершены рекогносцировочные походы и поездки для поиска новых бухт и заливов, наиболее отвечающих современным требованиям. На основе межправительственных соглашений были усовершенствованы действующие пункты материально-технического обеспечения (ПМТО) или развернуты новые. В разные времена это были: Дахлак (Эфиопия), Сокотра и Аден (Йемен), Камрань (Вьетнам), Луанда (Ангола), Конакри (Гвинея), Латакия и Тартус (Сирия), Сплит и Тиват (Югославия), Александрия и Мерса-Матрух (Египет), Триполи и Тобрук (Ливия), Бизерта и Сфакс (Тунис). Однако собственных ВМБ и пунктов базирования катастрофически не хватало. В разных районах Мирового океана руководство советского ВМФ пыталось решить проблемы базирования сообразно имеющимся обстоятельствам.

Средиземное море

Впервые крупные мероприятия по усилению сил флота в Средиземном море с базированием на албанские порты были спланированы еще в 1961 г. Однако советско-албанские отношения в тот период вконец разладились, и пришлось все корабли срочно выводить из портов этой страны.

К вопросу постоянного присутствия ВМФ СССР в этом регионе вернулись в 1967 г., когда была сформирована 5-я оперативная эскадра кораблей ВМФ с дислокацией в Средиземном море. На первом этапе пунктами базирования эскадры были Порт-Саид, Александрия, Тартус, Латакия. В отдельные периоды количество кораблей 5-й оперативной эскадры, находящихся в Средиземном море, доходило до 80 единиц. Тем не менее собственная система базирования как таковая отсутствовала.

На переход в Средиземное море и обратно затрачивались большие материальные средства и, главное, расходовались фактически невосполнимые моторесурсы кораблей. Вдобавок эти переходы были очень длительны. В связи с невозможностью частой замены кораблей в составе эскадры сроки несения боевой службы в Средиземном море были увеличены до немыслимой продолжительности. Личный состав эскадры практически не имел возможности схода на берег в целях отдыха и восстановления боеспособности.

Все, что могло позволить руководство ВМФ, - заходы одной-двух подводных лодок в порт Александрия (Египет) или в Тартус (Сирия) на срок 25-35 суток. Там корабли принимались сменными экипажами, а основные экипажи на посыльном судне "Кубань" убывали в порт Севастополь на отдых сроком от 14 до 24 суток. Туда же одновременно доставлялись семьи офицеров. В районе мыса Фиолент была создана база для отдыха подводников.

Фактически существование советской средиземноморской эскадры - не имеющий аналогов случай весьма продолжительной деятельности крупного оперативного соединения ВМФ в условиях отсутствия развитой системы базирования. Вряд ли он уже будет когда-либо повторен.

Индийский океан

Если советский ВМФ не имел собственных баз в Средиземном море, то тем более их не было в Индийском океане. В связи с этим в 1968 г. в Индийском океане была проведена экспедиция "Прилив-2". В экспедиции принимали участие подводные лодки Северного флота: Б-95 и Б-98. Весь индийский эксперимент с подводными лодками занял 22 месяца с трехмесячным межпоходовым ремонтом во Владивостоке. Лодки прошли 35 тысяч миль. В тяжелейших тропических условиях, когда порой температура в отсеках достигала 60 градусов, а установленные кондиционеры только увеличивали тепловыделение, подводники, буквально падая в обмороки от тепловых ударов, все же сумели успешно выполнить поставленные задачи и возвратились в Полярный.

Атлантика

Атлантический океан в "золотом двадцатилетии" советского Военно-морского флота (середина 60-х - середина 80-х гг.) был фактически вторым домом для боевых кораблей Северного и Балтийского флотов. В частности, отряды советских кораблей после 1970 г. 29 раз совершали походы только к Кубе с заходами в Гавану и Сьенфуэгос. Отрабатывались действия даже в Мексиканском заливе. Почти в половине всех походов в составе отрядов действовали 1-2 подводные лодки. Средняя продолжительность пребывания в Карибском бассейне составляла 40 суток, самым длительным был поход в 91 сутки. Однако с базами на Атлантике тоже было весьма трудно. В порту Сьенфуэгос советскому ВМФ был выделен причальный фронт, где были сосредоточены необходимые запасы материальных средств. Туда же удалось перебазировать плавмастерские.

В порту Конакри (Гвинея) существовал пункт материально-технического обеспечения (ПМТО), поддерживаемый силами судов обеспечения Северного флота. В Южной Атлантике советские военные корабли использовали в качестве основного пункта базирования Луанду (Ангола).

Тем не менее говорить о наличии собственной системы базирования в Атлантическом океане было бы тоже слишком оптимистично. Что же касается всего перечисленного выше, то ныне и оно фактически безвозвратно утрачено.

В создавшемся положении как-то было надо выкручиваться. Для тылового обеспечения кораблей советского ВМФ непосредственно в океанской зоне была создана специальная система, основу которой составлял так называемый маневренный тыл, организационно включавший дивизионы эскадренных судов снабжения, дивизионы судов хранения и дивизионы судов технического обеспечения.

Такое решение проблем тылового обеспечения сил флота позволило советским кораблям надолго отрываться от баз, месяцами находиться в море, получая там все необходимое для поддержания постоянной боевой готовности. Своеобразный тыл развивался достаточно быстро. Если в начале 60-х годов ВМФ СССР имел лишь семь судов обеспечения суммарным водоизмещением 48 тыс. тонн, то в начале 70-х он располагал 38 судами водоизмещением 332 тыс. тонн. Создание даже такого тыла следует расценить как крупное достижение в развитии флота, благодаря которому значительно возросла автономность его сил и их мобильность.

Выводы

В советском ВМФ было своеобразной нормой, когда в течение года на боевой службе постоянно находилось до 45 подводных лодок, свыше 60 надводных кораблей, 40 вспомогательных судов. Авиация флотов для решения задач боевой службы ежегодно совершала более 2500 самолето-вылетов. Боевую службу на десантных кораблях в Атлантике, Средиземном море, Индийском океане постоянно несли и подразделения морской пехоты. Морские разведывательные и противолодочные самолеты регулярно совершали посадки на Кубе, во Вьетнаме, Ливии и Сирии. Базируясь в Адене, самолеты советской морской авиации могли достигать такой удаленной точки к юго-востоку, как ВМБ США Диего-Гарсия. В той же ВМБ Камрань постоянно присутствовало 20-25 кораблей и судов ВМФ, около 40 истребителей, ракетоносцев, противолодочных и разведывательных самолетов. Все это при необходимости могло создать реальную угрозу недружественным флотам других стран - от Гонконга до Малайзии. Тем более удивительно, что такая активность демонстрировалась советским Военно-морским флотом фактически без развитой системы базирования.

От былой мощи не осталось и следа. Сегодня встретить корабль российского ВМФ в удаленных регионах Мирового океана практически невозможно. С учетом перечисленных обстоятельств добровольный отказ от последней военно-морской базы более чем странен. Исторический опыт свидетельствует, а нынешняя международная обстановка убедительно подтверждает, что дипломатия бывает эффективной лишь в тех случаях, когда она опирается на реальную военную и финансово-экономическую мощь.

Поэтому при определенных условиях, невзирая на огромные расстояния, может возникнуть необходимость развертывания группировок сил Военно-морского флота, а иногда и группировок морских десантных сил с мобильными силами поддержки и обеспечения. Необходимость-то возникнуть может, а базы уже нет. Придется возвращаться к уже забытому опыту "бочек" на океанских отмелях.

Рано или поздно перед государством встанет задача восстановления морской мощи державы, и сегодняшняя "сдача" этой ВМБ окажется практически невосполнимой утратой.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Наука может спасти ВПК, но спасет ли это страну

Наука может спасти ВПК, но спасет ли это страну

Андрей Ваганов

Высокие технологии в России рассматриваются прежде всего в плане создания новых типов вооружений

0
299
Президент Белоруссии призвал серьезно готовиться ко второй волне эпидемии COVID-19

Президент Белоруссии призвал серьезно готовиться ко второй волне эпидемии COVID-19

0
141
Транзит газа по газопроводу «Ямал–Европа» упал до десятой части от пропускной мощности

Транзит газа по газопроводу «Ямал–Европа» упал до десятой части от пропускной мощности

0
575
Минэнерго оценивает профицит на мировом рынке нефти в 7–12 млн барр. в сутки

Минэнерго оценивает профицит на мировом рынке нефти в 7–12 млн барр. в сутки

0
175

Другие новости

Загрузка...
24smi.org