0
1453
Газета Стиль жизни Печатная версия

03.07.2009

Политические краски

Тэги: грозный, выставка, кадыров


грозный, выставка, кадыров Ритуальный танец зикр в Чечне обычно исполняют перед боем.
Из серии «Хадж Ахмад-Хаджи», 2009.

Выставка посвящена жизненному пути Ахмада Кадырова. Кадырова как государственного мужа, политического лидера, деда, отца и просто гражданина запечатлел художник Алексей Беляев-Гинтовт. Гинтовт – стилист Евразийского союза молодежи, обладатель Премии Кандинского 2008 года за проект «Родина-дочь». В чем только его не обвиняли – и в пропаганде насилия, и в гламурном ультранационализме, и даже в фашизме. Предлагали перестать спекулировать кумачом и сусальным золотом. Галеристу Емельяну Захарову (галерея «Триумф»), работающему с художником, в свою очередь, советовали «украшать кабинеты олигархов и не лезть в большое искусство». Однако ни первый, ни второй советам не вняли и не успокоились.

Очередной экстравагантный шаг – открытие первой в истории Чечни выставки современного искусства в Грозном. Вернисаж прошел 1 июля в недавно отреставрированном Государственном театре. На открытии побывал президент Чеченской Республики Рамзан Кадыров.

Обозреватель «НГ» связался по телефону с участниками и инициаторами мероприятия. Российские собеседники утверждают, что в Чечню с культурными инициативами отправились по доброй воле.

Алексей Беляев-Гинтовт, художник

– Был ли проект «Хадж Ахмад-Хаджи» кем-то заказан? Или это чистый порыв души?

– Это чистый порыв души. Я обращался к чеченской теме трижды. И был удивлен, как быстро чеченцы на это откликаются. Мне хотелось сделать что-то значительное. Последние полгода я был занят работой над выставкой «Хадж Ахмад-Хаджи». Я приехал в Грозный и увидел, что город полностью восстановлен. Это новый город. Вечерами зажигаются фонари, включаются фонтаны. Чеченские женщины идут гулять с детьми. Мужчины охраняют их покой. Все это противоречит той информации, которую мы слышим. И которая, кстати, весьма задевает чеченцев. Здесь мир. Абсолютно новый мир.

– Как вы оцениваете личность Ахмада Кадырова?

– Я считаю, что это личность не просто континентального, а почти планетарного масштаба. Мне как евразийцу очевидно, что Чечня была той опасной точкой на планете, где воевали православные с мусульманами – речь шла о расчленении России. 68 стран посылали в Чечню своих боевиков. Ахмаду Кадырову удалось все это прекратить.

– Чем вообще обусловлен ваш интерес как художника к правящей власти?

– Я не политический художник. Я – художник-метафизик. Поэтому власть интересна мне в своей метафизической ипостаси. В России, как и в любом другом традиционном обществе, власть – это пирамида. Основа всего. Любые вопросы власти в метафизическом смысле – это вопросы жизни и смерти. Правителя, при котором страна распадается на 15 воюющих между собой осколков, сменяет правитель, который постепенно собирает эти кровоточащие обрубки и вновь соединяет их в живое тело.


Грозненское фотоателье, 1968. Перед принятием решения о поступлении в медресе.

– Как был встречен ваш проект в Чечне?

– С восторгом. Я подписал множество каталогов. Написал на них почти сотню чеченских имен.

– Кого из ныне действующих российских политических лидеров вы хотели бы изобразить?

– У меня нет такой задачи. Повторю – тема власти занимает меня лишь постольку, поскольку – это вертикаль, один конец которой упирается в небо.

– Улегся ли скандал с вручением вам Премии Кандинского, когда вас обвиняли в фашизме? Знают ли об этом что-нибудь в Чечне?

– Лично я мнением московской арт-тусовки программно не интересуюсь, а в Чечне о нем не знают ничего и подавно. Скандалистами пусть занимаются юристы, я буду заниматься искусством.

Емельян Захаров, владелец галереи «Триумф»

– Кому принадлежала идея реализации проекта?

– Мне.

– Насколько мне известно, это первая выставка современного искусства в Чечне. Почему вы вдруг решили продвигать contamporary art здесь?

– А почему нет? Это такая же часть России, как и многие другие. Пока шла война, тут сменилось два поколения людей, воспитанных на ней. Сейчас здесь мир. А искусство – это всегда дверь в мир, окно в душу. Душа каждого человека хочет мира. И здесь искусство нужнее, чем где бы то ни было. Пока в этом смысле тут довольно пустынно. Но мы будем работать. Тем более что местное население восприняло нашу инициативу восторженно. На открытии был президент республики Рамзан Кадыров.

– Хорошо, а как повлияет чеченский проект на вашу репутацию как галериста и имидж художника Беляева-Гинтовта, которого в Москве по-прежнему считают весьма одиозной фигурой?

Вы же понимаете, что это не может не носить политического оттенка?

– Меня так все достали. Галерея «Триумф» на свои деньги делает шикарные проекты. И ото всюду слышно только шипение. Вон, в Венеции на биеннале выставили видео «АЕS+F», а Катя Деготь (арт-критик Екатерина Деготь. – «НГ») пишет: «Политическая советская тягомотина». Да плевать я на это хотел. Пошли все на х┘ И даже еще дальше. Так и напишите.

Рамзан Кадыров, президент Чеченской Республики


Ахмад Кадыров во время инаугурации.
Иллюстрации предоставлены галереей «Триумф»

– Не является ли выставка Беляева-Гинтовта кремлевским проектом?

– Слышу об этом впервые от вас. Мы вышли за рамки стереотипов и выставили работы Гинтовта, не стали оглядываться на все, что связано с его политической деятельностью и взглядами, потому что он действительно талантливый художник. Он точно отразил все проблемы истории Чечни последних лет через личность Ахмада Кадырова. Никакого кремлевского следа я здесь не вижу. Но если это так, то нам только приятно. Выставку мы эту не планировали и не заказывали. У Гинтовта были готовы эти полотна, и мы с радостью откликнулись на его предложение об организации выставки. Нас это ни к чему не обязывает. Хотя у нас есть и другие картины, изображающие Ахмада Кадырова. Мы выставили работы Гинтовта в зале, где вернисажи проходят регулярно. Здесь рядом много кафе, фонтанов, неподалеку проспект Путина, гуляет молодежь. Народ проявляет интерес к экспозиции.

– Поддерживаете ли вы искусство? Коллекционируете что-то сами? Посещаете ли выставки?

– Искусство поддерживаем, оказываем ту помощь, которая возможна в наших условиях: все – от закупки картин в Государственный музей до проведения благотворительных аукционов, строим здание Национального музея. Выставки, которые проходят в Грозном, я посещаю, в Москве мне это удается крайне редко. Сам не коллекционирую, но мне дарят много картин.

– Если бы вы заказывали собственный портрет, то кому?

– Знаю много российских портретистов, картины кисти которых украсили бы любой музей, но называть кого-то конкретно считаю не совсем этичным.

– Удался ли Гинтовту образ вашего отца?

– Безусловно. Он подошел к работе скрупулезно и ответственно. Стремился передать не внешнее сходство, но внутренний мир. И это понятно каждому, кто видит эти картины.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


"ВДНХ в моде. 1939–2019"

"ВДНХ в моде. 1939–2019"

0
264
Родовое село Кадыровых переименуют в честь отца нынешнего главы Чечни

Родовое село Кадыровых переименуют в честь отца нынешнего главы Чечни

Андрей Серенко

0
422
Нынешняя реставрация "Ивана Грозного..." кроме новых проблем должна решить те, что появились после реставрации 1913 года

Нынешняя реставрация "Ивана Грозного..." кроме новых проблем должна решить те, что появились после реставрации 1913 года

Дарья Курдюкова

В Третьяковской галерее рассказали о ходе работ, связанных с подвергшимся вандализму полотном Репина

0
557
Храмовость и балаганчик

Храмовость и балаганчик

Дарья Курдюкова

0
868

Другие новости

Загрузка...
24smi.org