0
1766
Газета Стиль жизни Печатная версия

31.07.2019 16:28:00

История о том, как хрупкая женщина попала в клуб моряков

Бар–Бари–Монополи–Бриндизи–Бар

Светлана Греза

Об авторе: Светлана Юрьевна Греза – литератор.

Тэги: путешествие, яхтинг, черногория


путешествие, яхтинг, черногория Тяготы морского путешествия скрашивали прелести посещаемых городов. Фото автора

Рокочет море, гремит 

и стонет,

А ты идешь

Подставить небу ковши 

ладоней

Под звездный дождь.

Борис Полтавский


Одна из профессий моего мужа – штурман дальнего плавания. Я подозревала, что прощаясь со штурманской деятельностью и превращаясь в специалиста по урегулированию морских убытков в страховой компании, он не сможет забыть про шторма, далекие переходы, экзотические страны и прочую морскую романтику.

Предчувствие меня не обмануло…

Не прошло и десяти лет, как на горизонте нашей счастливой семейной жизни появилось увлечение яхтингом.

Дорогостоящее обучение мужа на яхтенного капитана прошло для меня более‑менее незаметно. Но уже через год наш знакомый, Борис Владимирович, кстати, настоящий капитан дальнего плавания, президент Ассоциации капитанов и умелый руководитель сюрвейерской компании, сообщил моему мужу о приобретении небольшой парусной яхты. После его звонка стало понятно – отпуск мы будем проводить, не греясь на песчаном берегу, а рассекая просторы морских далей.

Черногория. Город Бар. Раннее майское утро.

В марине приветливо покачивались мачты яхт. Тишина, покой и солнце, играющее зайчиками на белоснежных бортах.

Яхта «Светлана», судно двенадцати с половиной метров, должно было стать нашим домом на целых шесть дней.

Мне было страшно. Нет, не из‑за морской болезни, которую я, слава богу, не испытываю. Просто я чувствую себя, мягко говоря, неуютно, когда теряю из вида линию берега, а мысль пересечь Адриатику и попасть из города Бар Черногории в город Бари Италии заставляла меня цепенеть от ужаса. Но, будучи последовательницей жен декабристов, я смело шагнула на сходню (узкую двухметровую доску‑мостик для перехода с яхты на причал). На борту меня уже ждала супруга нашего капитана, Светлана. Обнявшись и расцеловавшись, мы стали весело обсуждать предстоящее путешествие.

Мужчины смеялись – яхта «Светлана», жёны Светланы – загадывай желания сколько хочешь. Такого совпадения нарочно не придумаешь.

Отметки в документах были сделаны. Яхта медленно покидала родную марину.

Мой муж, с гордостью разложив штурманскую карту на столе в кают‑компании, занимался прокладкой курса. Мы не стали ставить паруса – ветра почти не было, а шли под мотором со скоростью 5 узлов – это примерно 10 км/ч – и примерно через 20 часов должны были достичь берегов Италии.

Я очень надеялась на святого Николая Чудотворца, покровителя мореплавателей, что он пошлет нам спокойное море и чистое небо. Ведь в городе Бари мы собирались посетить базилику Святого Николая, где по сей день находятся его мощи.

И как его только не величают в мире: и Святитель Николай, и Санта-Клаус, и Николай Мирликийский, и Николай Угодник. Для меня в данный момент он был надеждой и опорой – покровителем путешественников, ожидавшим нас в месте своего последнего пристанища.

Странная, почти пиратская, история связана с похищением мощей Святителя.

В конце VIII века арабский халиф послал флот для опустошения острова Родос. Разграбив остров, начальник флота решил отправиться в Миры Ликийские (современная Турция) для осквернения гробницы Святителя Николая, но, по легенде, поднялся страшный шторм, уничтоживший почти весь флот халифа.

Конечно же, преступление могло повториться. Поэтому западные христиане, а именно – купцы из города Бари, в XI веке решили похитить мощи Святителя Николая из Мир Ликийских и перевезти их в Италию. Это спасло мощи, сохранив их до наших дней, но, с другой стороны, получилось незаконное действие: ценность‑то чужая. Споры о правомерности владения мощами ведутся до сих пор.

А наше путешествие продолжалось.

За время пути я научилась штурманскому мастерству, следить за отклонением нашей яхты от проложенного курса. Сверяясь с приборами GPS, можно определить широту и долготу местоположения судна. Становится ясно, на сколько за час или два яхту снесло течением и ветром от проложенной на карте линии нашего пути. Рулевой делает поправку на автопилоте, и через какое‑то время снова проверяется отклонение.

Было интересно. Мужчины управляли яхтой и травили байки о былых походах, мы, женщины, готовили на газовой плите обед, ужин, варили кофе в турке. Когда стемнело, на небе высыпали сотни звезд. Луна бросала свой свет на рябь воды, и в ее серебристой дорожке резвились дельфины. Их было много. То вдалеке, то совсем перед носом яхты они играли с нами в догонялки, словно соревнуясь в скорости. Хотя куда нам до них? Скорость дельфина может достигать 50 км/ч – настоящие подводные торпеды.

В ночном переходе мне пришлось освоить еще одну науку. Необходимо было определять направление появляющихся на горизонте судов, дабы вовремя избежать столкновения. Все по правилам. Ночью включают топовые огни, слева – зеленый, справа – красный, ну и еще кормовой. В бинокль легко их различить и вовремя понять, есть ли опасность столкновения.

Стало светать. Я очень ждала момента появления над горизонтом солнца. Это означало приближение конца нашего перехода. Прибытие в Бари было намечено на девять утра.

И он появился, долгожданный берег. Радостное чувство человека, привыкшего ходить по твердой земле, и странное чувство первых шагов по бетону пристани. Тебя словно все еще покачивает, а асфальт немного будто проваливается под ступней. Но это не надолго. Ура! Мы на берегу! Мы в Бари!

В Италии штормило. Приходящие в марину яхты с юга делились новостями и рассказывали, что на Сицилии был небывалый ураган. Я тихо радовалась, что нам туда не надо. Но здесь тоже было не сладко. Мне предстояло узнать, как это – спать в каюте, когда за бортом все грохочет и скрипит, – выспаться не получалось.

В Бари из‑за циклона мы провели двое суток. Но зато вдоволь погуляли по исторической части города, посетив базилику и поблагодарив Святого Николая. Итальянские магазины тоже не были обделены вниманием. Сувениры, подарки, одежда – девочки остались довольны…

Покидая марину Бари на рассвете третьего дня, я усиленно пыталась найти глазами базилику Святого Николая. Но многочисленные шпили храмов древнего города были похожи один на другой.

Наш путь лежал вдоль восточного берега Италии на юг. Следующим пунктом значился город Монополи, в который мы попали через шесть часов, преодолев небольшую качку. Ледяные брызги морской волны и холодный пронизывающий ветер заставили натянуть на себя штормовки и термобелье. Где же ты, жаркая итальянская весна?

Но стоило нам повернуть за мол, как море превратилось в мурлыкающего котенка, ветер стих, и солнце стало припекать так сильно, что куртки и кофты были немедленно низвергнуты.

Я влюбилась в пустынную, будто из параллельного мира пристань Монополи. Крепость защищала гавань от холодных морских ветров. Солнце нагревало камни, и, казалось, крепостная стена сама была ярким солнцем. Хотелось прижаться и впитать накопившееся за столетия тепло.

А за стеной кипела жизнь туристического города. Средневековые двух‑трехэтажные белые дома с деревянными ставнями, плотно стоявшие плечом к плечу. Множество древних католических храмов, каждый из которых, казалось, хотел превзойти другие богатством внутреннего убранства.

Вечером весь городок гудел в многочисленных тавернах и ресторанчиках. Мне запомнилось кафе на набережной. Недалеко от столиков, прямо под открытым небом, стояло фортепиано, и милый пожилой итальянец играл такие романтичные красивые мелодии, что нельзя было просто пройти мимо. Мы остановились у парапета набережной и слушали. Море шуршало в унисон, волны врезались в огромные валуны и обдавали нас мелкими брызгами.

Утром наше судно покинуло город солнца. За бортом вновь штормило. Магия закончилась. Впереди ждал Бриндизи. Или не ждал? В общем, мне там совсем не понравилось. Скомкано, тревожно, недружелюбно.

Мы пополнили запасы топлива, воды, продуктов. Прогулялись по широкой набережной с пальмами и яхтами. Всё как везде. Магии не было. А тревога усиливалась от стоявших на каждом углу кучкой молодых подростков‑африканцев. Они громко выражали радость своего общения и скользко косились на нас, на туристов. Мне захотелось быстрее покинуть этот город.

В этот раз море решило показать себя не с лучшей стороны. В полной темноте яхту швыряло огромными волнами и постоянно сносило с курса.

Стихло лишь на рассвете. Тучи рассеялись, и, к своему огромному удовольствию, я увидела далекие вершины гор Черногории.

Потягивая из чашки горячий кофе, любезно сваренный Светланой, я размышляла о море. Люблю ли я его настолько, чтобы проводить вот так каждый отпуск? Наверное, нет…

Но тысячи людей готовы тратить немалые средства на покупку и обслуживание или аренду яхты. Приобретать специальную одежду, дорогостоящие приборы, облегчающие жизнь в море. Готовы вновь и вновь встречаться со стихией рассерженного моря. Они испытывают щемящий восторг, покидая порт, и нежную глубокую радость от возвращения в родную марину.

Да, странно, да, одиноко среди бесконечного водного простора. Но то ощущение победы над ветром, над волнами и над собой дает им силу и радость свободы, которую невозможно испытать в душном безумном городе.



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Чиновники во Вселенной

Чиновники во Вселенной

Алкей

Повесть о руководителе общественной приемной "Единой России" в Челябинске и кругосветных путешествиях

0
1763
Запах зреющей сливы

Запах зреющей сливы

Евгений Чигрин

Ручей кириллицы на балканской земле не сметен подвижниками глобализации

0
845
Вино, еда и красота

Вино, еда и красота

Вера Цветкова

Как сказал нам Эмир Кустурица, путешествуйте там, где вас любят

0
3068
Кто в Вашингтоне  в ответе за Балканы

Кто в Вашингтоне в ответе за Балканы

Никита Бондарев

Зачем госсекретарь США приезжал в регион накануне выборов в Косово

0
1824

Другие новости

Загрузка...
24smi.org