0
4463
Газета Главная тема Печатная версия

10.11.2016 00:01:05

Чижика, собаку, кошку-забияку

Об арт-деятелях из Британии и России в поездах на Транссибе

Тэги: британский совет, поезд, транссибирская магистраль, казань, екатеринбург, новосибирск, красноярск, джо данторн, эндрю диксон, шекспир, super furry animals, англия, уэльс, сибирь


британский совет, поезд, транссибирская магистраль, казань, екатеринбург, новосибирск, красноярск, джо данторн, эндрю диксон, шекспир, super furry animals, англия, уэльс, сибирь За две недели мы проехали пять городов и тысячи километров. Фото Максима Авдеева

В понедельник в Москве замкнулся длинный маршрут участников передвижной арт-резиденции «ТрансЛит». Четыре тысячи километров, пять городов, десятки встреч и событий. Организовал путешествие Британский совет, это одно из множества захватывающих мероприятий, которые проходят по всей стране в связи с Годом языка и литературы Великобритании и России. Две недели назад несколько британских и русских деятелей культуры сели в поезд и отправились по Транссибирской магистрали из Москвы в Красноярск. Мне повезло оказаться в этой команде. Кто же стал участником? Прозаик и поэт Джо Данторн вместе с женой Майей (нашим читателям, возможно, знаком перевод его дебютного романа «Субмарина» или смотрели экранизацию, сделанную Ричардом Айоади). Шекспировед, писатель, журналист Эндрю Диксон. Валлийский музыкант, лидер психоделической рок-группы Super Furry Animals Гриф Рис. Медиахудожница Франческа Панетта. Критик и журналист Константин Мильчин. А также фотограф Максим Авдеев и кинооператор Арсений Хачатурян. Вместе с нами путешествовали (кто-то буквально, а кто-то метафорически) неутомимые профессионалы, они же обаятельные девушки из Британского совета: Елизавета Розова, Вероника Комарова, Екатерина Архипова, Евгения Герасимова, Мария Авдеева и др. А еще – волшебная переводчица Надя Лебедева. В Новосибирске к «ТрансЛиту» примкнул и директор Британского совета Майкл Берд. Кроме того, две трети пути с нами проехал Даг Уоллос, куратор Года языка и литературы Британии и России. Почти как в песенке «Тра-та-та, тра-та-та, мы везем с собой кота». Кота, кстати, тоже везли и тоже в поезде. Только не в нашем, а в московском метро. В специальном поезде, организованном Британским советом к 400-летию со дня смерти «Вильяма нашего Шекспира». Котолихорадка не минула и нас, Костя Мильчин фотографировался с каким-нибудь усатым в каждом городе.

Выступать довелось в Казани (в центре современной культуры «Смена»), Екатеринбурге (в Ельцин-центре), Новосибирске (в баре Ruby Wine Bar), Красноярске (в культурном пространстве Каменка, а также на Красноярской ярмарке книжной культуры) и в Москве (в клубе Dewar's Powerhouse). Формат литературного кабаре задался как-то сразу, без всяких репетиций. Уоллос рассказывал о проекте, Диксон читал парадоксальную лекцию о путешествиях и Шекспире, Данторн раскачивал зал стихами, Гриф – песнями на двух языках, Мильчин не только вел публичную беседу с автором этих строк, но и зажигательно модерировал все встречи.

Изо дня в день от Москвы до самой Сибири мы мотались по заводам, деревням, лесам, арт-площадкам, музеям, архитектурным объектам, художественным мастерским, книжным магазинам, подвалам и чердакам, театрам и филармониям, холмам и островам, не забывая про бары и рестораны – средоточие кулинарного краеведения. Британцы знакомились с Россией взасос и нараспев, глазами и на ощупь, на слух и на глаз. Научились отвечать «Очень плохо» на вопрос «Как дела?» (абсолютный нонсенс для англичан, порядок вещей для нас). Закусывать строганину хреновухой. Нырять в ледяную купель и обтираться снегом. Под конец Эндрю Диксон превратился в Андрея Петровича и проникновенно произносил по-русски: «Шекспир – мой наркотик». А еще скачал себе Телеграм и оценил всю прелесть русских стикеров с Ельциным и Путиным. Мы с Грифом Рисом нашли фонетические созвучия в аварском и валлийском языках. Уоллос с отвращением попробовал гематоген (в екатеринбургском Музее современного искусства нам рассказывали про проект изготовления гематогена из крови художников, но проект провалился, ибо оказалось, что кровь граждан РФ принадлежит РФ).

фото
Критик Константин Мильчин – наш паровоз. 
Фото Максима Авдеева

Данторн по дороге сочинял новые стихи. В одном из них он сравнивал выход в сцепку между вагонами с попаданием в открытый космос. Рис успел сочинить в своем купе две новые песни, одну из них, «Селедку под шубой», они с Надей превратили в хардкорный переводной пост-рок перформанс. Франческа собирала звуки: стук железнодорожных колес, голоса и задушевные признания участников «ТрансЛита», шумы православной церкви в Новосибирске, певучее чтение Корана в казанской мечети и т.д. По итогам нашей арт-резиденции на колесах вскоре появится специальный медиапроект с фото-, видео- и аудио охватом всей дороги.

К концу второй недели казалось, что наше продвижение в глубь России длится не меньше месяца. Свияжские псы, советские игрушки в мастерской казанского художника Ильгизара Хасанова, бескрайняя гладь Обского водохранилища, дирижерская палочка Михаила Плетнева, закулисные лабиринты печально известного Новосибирского театра оперы и балета, «Мерседес» Бориса Ельцина, проходная Уралмаша, чекистский городок, авангардная водонапорная Белая башня и могилы бандитов 90-х в Екатеринбурге, гигантская дамба Дивногорской ГЭС, избы Овсянки, фуникулер Бобрового лога, огни городка айтишников Иннополис, книжные стенды КРЯКК, бегущие по платформам торговцы рыбой и пуховыми шалями, встречи дембелей на вокзалах, заполненные залы на наших вечерах, бесконечные и разнообразные памятники Ленину – все смешалось в сознании.

фото
На одной из станций валлийский рок-музыкант
Гриф Рис приобрел «Независимую газету».
Фото Максима Авдеева

Мы говорили о 90-х и перестройке, о скороговорках и фразеологизмах, о брекзите и американских выборах, о сибирских настойках и сыре чечил, об английских и русских свадьбах, о кавказских и шотландских горах, о лаптях и валенках, о конструктивизме и футуризме. Мы водили хороводы и целовались со студентами красноярского Института искусств, наблюдали за репетициями ансамбля Владимира Моисеева (внука) в Красноярске и за ведьмами на Хеллоуин-вечеринке в Ебурге (так называют родной город жители Екатеринбурга). Смотрели на реки и мумий, делились байками об издателях и литераторах, мужчинах и женщинах у них и у нас. Насмерть бились в снежки. Вспоминали лиса Антона из новосибирского академгородка. Это специальный неагрессивный, трусливый и грустный лис, продукт многолетней селекции, живущий в подвальном живом уголке. Во время выступления на КРЯККе британцы шутили, что продолжат путь до самого Владивостока. «Владивостока ума», как  печально пошутил Гриф Рис.

«ТрансЛит» завершился, но Год языка и литературы Великобритании и России идет полным ходом. Кинофестивали, оригинальные акции, фонтан креатива. На ярмарке Non/fiction Великобритания станет почетным гостем. Приедет несколько культовых британских писателей (их имена пока держат в секрете), а также более десяти книгоиздателей и литературных агентов. Маэстро, музыку! Банкет продолжается. 

Москва–Казань–Екатеринбург–Новосибирск– Красноярск–Москва


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Лондон проигрывает Брюсселю при любом сценарии с брекзитом

Лондон проигрывает Брюсселю при любом сценарии с брекзитом

Игорь Субботин

Британии предсказывают неконтролируемый "развод" с Евросоюзом

0
409
В образовательном центре № 25 в Екатеринбурге закрыли на месяц пищеблок из-за нарушений

В образовательном центре № 25 в Екатеринбурге закрыли на месяц пищеблок из-за нарушений

0
252
Трудные судьбы легкого жанра

Трудные судьбы легкого жанра

Владимир Дудин

История оперетты и мюзикла в России активно продолжается с очевидным акцентом в сторону последнего

0
2136
Кольцо Всевластья

Кольцо Всевластья

Сергей Шулаков

Десять статей о семействе Стюартов

0
505

Другие новости

Загрузка...
24smi.org