1
3973
Газета Телевидение Печатная версия

07.04.2017 00:01:00

Любовь и активизм

Сериал «Когда мы восстанем» рассказывает про историю ЛГБТ-движения в США

Тэги: сериал, анонс, премьера


сериал, анонс, премьера Клив Джонс в 1970-е (Остин П. Маккензи). Кадр из сериала

На канале abc стартовал сериал «Когда мы восстанем» – основанное на реальных событиях псевдодокументальное шоу от сценариста «Харви Милка», в котором идет речь об истории ЛГБТ-движения в США. В год, когда «Оскар» получил «Лунный свет» – искреннее и чувственное кино про афроамериканца, его самоидентификацию и осознание собственной гомосексуальности, это может показаться закономерным. Однако «Когда мы восстанем» ближе к другому участнику оскаровской гонки – «Скрытым фигурам», «правильному» фильму про афроамериканок в NASA в 60-е, выступающему за все хорошее и против всего плохого.

2006 год. Изможденный мужчина в больших очках и белой футболке, сжав в руке крест, рассказывает в интервью задумчивому юноше о заре ЛГБТ-движения. Мужчину зовут Клив Джонс (Гай Пирс), ему 52 года, он активист, гомосексуалист и основатель международного мемориала памяти жертв СПИДа «Квилт». Эти и другие подробности биографии (включающая ВИЧ-инфекцию) окажутся вписаны в исторический контекст, но Джонс не единственная важная фигура ЛГБТ-движения. В какой-то момент интервьюер очень сосредоточенно спросит: «Когда вы поняли, что нужно восстать?» (для пущего драматизма – в два вопроса), и Джонс сообщит, что 

Слезоточивый газ – лучший друг полиции.
Слезоточивый газ – лучший друг полиции.

многие люди одновременно услышали и почувствовали этот зов. Права женщин, права афроамериканцев – настал и их черед. Отправной точкой стали знаменитые стоунволлские бунты 1969 года, когда регулярные полицейские рейды в гей-кварталы встретили активное сопротивление (об этих событиях два года назад снял фильм «Стоунволл» Роджер Эммерих, постановщик «Дня независимости» и открытый гей).

1972 год. Монахиня застает молодого Клива Джонса (Остин П. Маккензи) с другим парнем, но не бросается ябедничать родителям юноши или широкой общественности, а спокойно предлагает ему поговорить с матерью и отцом самому. Джонс листает книгу по психиатрии, где гомосексуализм идет перед некрофилией с рекомендацией к лечению через лоботомию, и выбирает для разговора свой день рождения. 

Папа-врач расстраивается и предлагает решить проблему при помощи медицины, но Джонс предпочитает переехать в Сан-Франциско. Туда же командируют ветерана Вьетнама Кена Джонса (Джонатан Мейджерс), набожного афроамериканца, пережившего смерть возлюбленного на учениях. Во Фриско ему предстоит проводить разъяснительные беседы с офицерами-расистами. Здесь же оказывается Рома Гай (Эмили Скеггс), вернувшаяся в США из Того, где лесбийская любовь не вызывает ни у кого желание обратиться в полицию. Через года она организует центр искусств и образования, ратующий за гендерное и социальное равенство. Пока же ей предстоит столкнуться с тем, что движение за права женщин довольно прохладно относится к лесбиянкам. В финале первой серии все они встретятся в местном Сити-холле – месте, где ЛГБТ-сообщество может проводить время, не опасаясь полицейского произвола.

Выбор ключевых фигур, которые, вероятно, тоже дают интервью (взрослую Рому играет Мэри-Луиз Паркер, Кена Джонса – характерный афроамериканец Майкл Кеннет Уильямс), показателен. «Когда мы восстанем» не сводится к хронике ЛГБТ, это история о правах человека вообще – вне зависимости от расы и гендера. 

Кен Джонс (Джонатан Мейджерс, слева) в Сити-холле. 	Кадры из сериала
Кен Джонс (Джонатан Мейджерс, слева) в Сити-холле.  Кадры из сериала

Шоу написал Дастин Лэнс Блэк – оскароносный сценарист «Харви Милка» и «Дж. Эдгара», призвавший в соавторы, в частности, настоящего Клива Джонса, считающегося одним из учеников Милка. Фигура первого открытого гомосексуала, избранного на государственный пост в Калифорнии, продиктовала и имя постановщика пилотной серии: ее снял Гас Ван Сент, режиссер «Харви Милка» и серии культовых фильмов, затрагивающих тему гомосексуальности. Первый полуторачасовой эпизод проникнут экспрессией позднего Ван Сента: герои, когда не разговаривают сочными лозунгами, размышляют о любви, боге и полицейском произволе. Все позитивные сцены заливает солнечный свет, а редкое общение с полицией пронизано кокаиновым холодом. Фриско перестал быть добродушным городом и погрузился в наркотическую дрему: в 60-е мэр решил привлечь туристов и корпорации, что вылилось в охоту на «радикалов, хиппи и геев» (за год задержали 2800 гомосексуалов).

Цифры и факты в «Когда мы восстанем» производят наибольший эффект – будь кино документальным, правда жизни затмила бы драматизацию, гуманистический пафос и ощущение, что все происходящее стереотипизированно. Клив Джонс в исполнении болезненно худого Пирса напоминает классического персонажа с ВИЧ-инфекцией – ныне здравствующий активист никогда так не выглядел. 

С другой стороны, если бы такой фильм вышел в российский прокат, то сам сегодняшний контекст сделал бы его особенно важным. Блэк поднимает тему ВИЧ, замалчиваемую в России, и говорит о правах человека в самом широком смысле (в том числе и в том, который легким движением руки может подпасть под статью о пропаганде). Наконец, люди, выходящие на улицу, – снова звучит сегодня очень резонансно для российской повестки. И это совпадение порой оказывается важнее художественных ценностей проекта.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также


Всё, что есть

Всё, что есть

Григорий Заславский

О спектакле театра "Квартет И"  "...в Бореньке чего-то нет"

0
1719
Ревизор приходит дважды

Ревизор приходит дважды

Елизавета Авдошина

В театре Et Cetera играют "Версию" гоголевской комедии

0
1044
Ядерная зима 2017-го

Ядерная зима 2017-го

Марина Гайкович

Премьера оперы "Снегурочка" прошла в Большом театре

0
3373
"Олег" и Олег. Фестиваль "Красная Площадь" стал традицией

"Олег" и Олег. Фестиваль "Красная Площадь" стал традицией

0
149

Другие новости

Загрузка...
24smi.org
Рамблер/новости