0
0
9817

Владимир Орлов 13:42 13.05.2020

Прежде чем спасти экономику, нужно ее создать


30 апреля президент Владимир Путин публично провел совещание по развитию энергетики, в котором основными участниками стали нефтяники. Также в ходе большого совещания с губернаторами президент потребовал к 25 мая подготовить план восстановления экономики. А уже в середине следующей недели он ждет доклад о реализации принятых мер. Ранее в режиме видеоконференции президент провёл ещё одно совещание о мерах в части, касающейся банковского кредитования, автомобильной промышленности, военно-технического сотрудничества и освоения космического пространства, а также создания кластера радиоэлектронной промышленности.

Много, обширно, красиво. Звучит. Но вся прелесть момента спасения российской экономики заключается в том, что по большому счету спасать-то и нечего. Спасай ты её, не спасай – ровным счетом ни в худшую, ни в лучшую сторону ничего не изменится.

А вот информационного хайпа собрать на экономической спасательной операции можно много. Но куда больший хайп поднимется в том случае, если мы признаем – для начала российскую, подлинно российскую экономику нужно создать.
С точки зрения науки, экономика – это хозяйственная деятельность общества, а также совокупность отношений, складывающихся в системе производства, распределения, обмена и потребления. Но на практике все выглядит несколько иначе. Профессор Кембриджского университета, корейский экономист Ха Джун Чхан в своей книге «Как устроена экономика» утверждает, что она – лишь младшая сестра политики. И он в чем-то прав.

Уничтожение в 90-х годах прошлого века целых отраслей промышленности в нашем государстве – микроэлектроники, станко- и машиностроения, гражданского авиапрома, автомобильной отрасли – делалось не в угоду экономическим интересам общества, а из вполне конкретных конъюнктурных политических соображений.

Возьмём, к примеру, автопром. Российские СМИ очень любят рассказывать о великих достижениях отечественной автомобильной промышленности, показывая сборочные конвейеры Mercedes-Benz, Renault-Nissan или Volkswagen в Калуге. При этом единственный производящий легковые автомобили завод, который имеет российскую юрисдикцию – Ульяновский автомобильный завод группы «Соллерс».

Если посмотреть на структуру автомобильной промышленности в России, то можно увидеть, что российских производителей автомобильной техники в нашей стране осталось только три – Ростех, Группа ГАЗ и «Соллерс». Остальное – иностранцы. АвтоВАЗ – филиал Renault. АЗЛК и ЗИЛ убит. ГАЗ с горем пополам выпускает только коммерческий транспорт. УАЗ еще за счет военных и села как-то выживает. Ну и КамАЗ с УРАЛ в своем, достаточно узком секторе, и наполовину живут за счет армии. А все остальное – не наше. Оно тут только локализовано, а вся прибыль уходит в другие страны.

Конечно, на безрыбье и ГАЗ автопром. Но это не та экономика.
Коронакризис показал, что в Китае есть национальная экономика, которая работает в рамках общественного интереса. В Европе есть экономика, которая учитывает общественный интерес. Даже в Соединенных Штатах Америки с их либерально-демократическим взглядом на мир есть экономика, которая работает на национальный интерес.

Но только в России политика создала такие условия, когда национальная экономика обслуживает не интересы своего государства и его граждан, а политические манипуляции иностранного конкурента. И действия чиновников, создающих «системообразующие» списки из «Макдональдсов», «Бургер Кингов» и прочих «российских» компаний оказываются кошмарно, прагматично логичными.

Владимир Орлов - заместитель председателя Совета Межрегиональной общественной организации содействия сохранению отечественных традиций и культурного наследия «ВЕЧЕ»

Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции «Независимой газеты»;

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Другие записи автора