0
6087
Газета История Печатная версия

15.03.2022 16:58:00

«Селение Христа» на земле Поволжья

Как братство немцев-гернгутеров обустраивало уголок России

Владимир Попов

Об авторе: Владимир Александрович Попов – преподаватель Московского богословского института Российского союза евангельских христиан‑баптистов.

Тэги: христианство, протестантизм, лютеранство, баптизм, история, этнография, традиция, российская империя, сарепта, гернгутеры


христианство, протестантизм, лютеранство, баптизм, история, этнография, традиция, российская империя, сарепта, гернгутеры Кирху Сарепты закрыли в 1939 году, а в 1990-е она была восстановлена. Открытка XIX века с сайта www.sareptamuseum.ru

В южной части города Волгограда на плато Ергенинской возвышенности начиная с 1989 года действует уникальный историко-этнографический и архитектурный музей-заповедник «Старая Сарепта». Музей был создан на основе целого комплекса зданий и сооружений, построенных немцами-колонистами в XVIII столетии и принадлежащих в ту эпоху христианской общине братства гернгутеров.

Братья-христиане

Истоки этой общины возникли еще в XV веке и связаны с деятельностью Яна Гуса (1371–1415) – великого чешского поборника духовной свободы и обновления Церкви, ставшего одним из предшественников западноевропейской Реформации. Среди учеников и последователей Яна Гуса был Петр Хельчицкий (1390–1460). Из-под его пера вышел трактат «Сеть веры», содержавший призыв к современникам устраивать жизнь и служение Богу на примере первых христиан. В 1457 году Петр Хельчицкий создает общину под названием «Братство закона Христова». Сторонники идей Хельчицкого, вошедшие в общину, в широком обиходе именовались чешскими, богемскими или моравскими братьями.

Представляя одну из ветвей протестантизма, моравские братья постоянно становились объектом преследования со стороны католических верхов. Ян Амос Коменский (1592–1670), известный педагог и духовный лидер этого движения, вынужден был бежать из Чехии в Польшу, а затем скрываться в Голландии, где и умер в 1670 году. Только к середине XVIII века моравские братья нашли постоянное прибежище в Саксонской Германии. Приют гонимым дал разделявший их взгляды граф Николай Цинцендорф (1700–1760). Еще в ранней юности он пережил обращение, созерцая картину Доменико Фети «Распятый Христос» в Дюссельдорфской художественной галерее. Впечатление от картины дополняла характерная надпись под ней: «Я это сделал для тебя, а что ты сделал для Меня?» Переселенцы обосновались в одном из поместий графа, в местечке Гернгут. Здесь община переживает возрождение, возрастая количественно и расширяя сферы своей деятельности. К тому же и название за членами общины закрепилось новое – гернгутеры. В специальном уставе, разработанном Цинцендорфом, это сообщество было обозначено как Братский союз гернгутеров.

Общество гернгутеров направляет около 300 миссионеров в разные страны. По инициативе Цинцендорфа моравские братья – гернгутеры к середине XVIII века основали миссионерские поселения в Гренландии, Северной и Южной Америке, Лабрадоре. Миссионеры должны были трудиться на самообеспечении. Будучи людьми мастеровыми, обладавшими рабочими профессиями, они могли совмещать духовный труд с работой в сфере производства.

Первые попытки проникновения на территорию Российской империи гернгутеры предпринимают с 1729 года. Появление гернгутских проповедников в прибалтийских странах власть предержащие изначально рассматривали как шпионскую акцию. Их подвергали арестам и заключали в тюрьмы.

Начало царствования Екатерины II ознаменовалось изданием в 1763 году манифеста, разрешающего иностранцам любого вероисповедания селиться на свободных землях России. Новыми законоположениями не замедлили воспользоваться и гернгутеры. Уполномоченные представители Дирекции гернгутеров начали вести переговоры с высшими российскими чиновниками. В итоге в феврале 1764 года императрица подписывает именной указ «О дозволении селиться в России членам общества гернгутеров». В указе отмечалось, что гернгутеры могут свободно исповедовать свою веру, совершать религиозные обряды, получать освобождение от военной службы, строить церкви, общинные дома, иметь самоуправление, но в соответствии с российскими законами. Общине также было дано право открыть свое представительство в Петербурге, приобретая там собственность. Екатерина II лично распорядилась выделить гернгутерам землю между Царицыным и Астраханью, закрепив распоряжение жалованной грамотой.

Жизнь колонистов

В сентябре 1765 года первые переселенцы-гернгутеры в 28 верстах на юг от Царицына основали колонию Сарепта. Рядышком протекала река Сарпа. Но, несмотря на созвучие слов, не река определила название, а чудесная библейская история, когда пророк Илия, находясь в пустынной Сарепте Сидонской, совершил чудо в доме бедной вдовы – по слову пророка, масло в кувшине не иссякало и мука в кадке не убывала.

По архитектурному проекту поселение городского типа должно иметь крестообразную планировку. Во главе аккуратных построек гернгутеры соорудили кирху. Дом молитвы стал средоточием духовной жизни сарептян. Рождение, крещение, бракосочетание, проводы умерших – все сопровождалось устроением специальных богослужений. Духовная жизнь отличалась разнообразием: ежедневные молитвы в установленные часы, библейские, музыкально-певческие собрания, торжественная литургия по воскресными и праздничным дням, работа детской воскресной школы, молодежные кружки по интересам. Настольной книгой у сарептян была Библия, ее поучения служили повседневным руководством для каждого члена общины. Из библейских изречений составлялись «лозунги дня», которые зачитывались ежедневно на богослужениях. «Лозунги», по мнению гернгутеров, направляют судьбу человека и духовно укрепляют общину.

Общехристианские праздники сарептяне отмечали по старому и новому стилю. Следуя немецкой пословице «Нет гнезда выше орлиного и нет праздника больше Рождества», этот праздник ставился во главу угла. Рождеству предшествовал месяц адвента (пришествие). В домах и кирхе развешивали венки из сосновых веток. При наступлении сочельника, кануна Рождества, сарептяне не вкушали пищу до появления вечерней звезды. Специальные фонари и свечи излучали изобилие света. Начинались богослужения для детей и взрослых с ужином и подарками. Свечи адвента горели до конца рождественских праздников. Не менее ярко и продолжительно отмечался и праздник Пасхи. С восходом солнца после ночной службы начиналось торжественное шествие на кладбище под звуки духового оркестра и пение хоралов. Пастор многократно возглашал пасхальное приветствие: «Христос воскрес!»

Подростки, воспитанные верующими родителями и крещеные в младенчестве, становились полноправными членами общины только после прохождения обряда конфирмации (публичного подтверждения сознательной веры). Конфирмации предшествовала основательная духовная подготовка. В течение трех месяцев подростки занимались библейскими штудиями пять раз в неделю. Родителей, которые забирали детей с «библейских часов» на хозяйственные работы, могли подвергнуть штрафным санкциям. Торжественный обряд конфирмации обычно назначался на Вербное воскресенье. Накануне юные кандидаты сдавали экзамен пастору, проходили общую исповедь. После первого причастия успешно прошедшим все подготовительные этапы вручались памятное свидетельство и Евангелие.

Вся община состояла из так называемых корпораций: сообщества семейных, холостых мужчин, незамужних женщин, вдов. Специфический жизненный уклад включал в себя и брак по жребию. Процедуре самой жеребьевки предшествовала основательно продуманная руководителями общины подготовка. Возможные пары намечались заранее. Вступать в брак разрешалось довольно зрелым мужчинам, как правило, после 35 лет, у которых уже было свое дело, профессия, прочное экономическое положение. Процедура жеребьевки проводилась во время богослужения в кирхе, в установленные дни. Бумажки с именами мужчин и женщин закладывались в отдельные урны. Вынимали бумажки дети, мальчик и девочка не старше четырех лет. Пастор, не читая, совершал молитву благословения и только после молитвы оглашал имена жениха и невесты. Следующим шагом был обряд торжественного венчания. Брак по жребию не стал незыблемой традицией. Уже в начале XIX века в гернгутерских общинах европейских стран и Америки такая практика постепенно упразднялась. А в Сарепте ее отменили в 1823 году.

5-11-12480.jpg
По инициативе графа Цинцендорфа
гернгутеры к середине XVIII века основали
миссионерские поселения в Гренландии,
Северной и Южной Америке, Лабрадоре. 
Джон Валентайн Хайдт. Цинцендорф
проповедует людям из разных стран.
Раскрашенная гравюра XVIII века
Миссия в степях

Считая своим основным долгом духовно просвещать нехристианские племена и народы, гернгутеры в первую очередь стремились проповедовать Евангелие калмыкам. Но эти попытки оказались не столь успешными. Калмыки – народ кочевой, привыкший к своему укладу, исконным традициям, им трудно было воспринимать иные стандарты жизни и веры. Обращенные в христианство обычно становились изгоями, попадая в тяжелые затяжные конфликты со своими соплеменниками.

К тому же у гернгутеров не было официального разрешения на непосредственную устную проповедь среди калмыков. На запрос уполномоченного общины в Петербурге пастора Мортимера по этому делу, отправленный в адрес императора Александра I и министра духовных дел князя Александра Голицына, реакция была отрицательной. Голицын счел удовлетворение прошения «нравственно неудобоисполнительным», приведя специфические обоснования: «Ввиду того, что калмыки народ воинственный, привычный к оружию и доставляющий государству в нужном случае вспомогательные войска; напротив того, гернгутеры только по принуждению и из покорности идут в солдаты, учение их секты запрещает им всякую вражду, и велит им почитать войну и кровопролитие во всех случаях беззаконным и предосудительным».

Несмотря на трудности и препоны, связанные с устным христианским просветительством, гернгутеры в целом оказывали благотворное влияние на калмыков. Калмыки обращались к колонистам за медицинской помощью, вели торговые дела. Гернгутеры, изучая калмыцкий язык, переводили на него книги Священного Писания. Открыв школу для калмыцких детей, раздавали тексты из Библии. Калмыцкая миссия сарептской общины включала в себя основательное изучение культуры и быта калмыков. На основе исследований составлялись карты степи, накапливались и систематизировались сведения о флоре и фауне края.

Миссия гернгутеров простиралась и на другие иностранные колонии Нижнего Поволжья, где проживали лютеране и реформаты. Гернгутеры являлись туда как проповедники покаяния и духовного обновления. В результате в колониях Поволжья стали появляться группы так называемых пробужденных христиан, которые вошли в духовное родство с гернгутерами. «Пробужденные» стремились перебраться на жительство в Сарепту, но получали отказ. Сарептяне убеждали «пробужденных» оставаться по месту проживания, чтобы подавать пример активной христианской жизни соседям.

Гернгутеры развивали научную и активную предпринимательскую деятельность. Будущие ученые получали качественное базовое образование в учебных заведениях Сарепты и затем учились в университетах. Гернгутеры рассматривали научную деятельность как неотъемлемую часть миссионерства. Еще Николай Цинцендорф, основатель и духовный лидер братства, ориентировал миссионеров на труды по всестороннему изучению районов их деятельности. Миссионерам вменялось в обязанность освоение языков народов, изучение местных традиций, обрядов, быта, культуры. Гернгутеры имели свои научные центры в Германии. Туда отовсюду стекались собранные миссионерами этнографические, археологические, естественно-научные коллекции. Все эти материалы, таким образом, вводились в мировой научный оборот и служили фактическим наглядным подспорьем для подготовки последующих миссионеров.

Воспитанник сарептской общины Хайнрих Цвик – автор многих научных трудов по археологии, этнографии и лингвистике. Он первым начал археологические изыскания в Нижнем Поволжье. Карл Гамель стал физиком, химиком, доктором медицины, академиком Императорской академии наук по кафедре технологии. Иоганн Иериг, также сотрудник академии, занимался научными исследованиями в Калмыкии, Забайкалье, Бурятии и Монголии. Александр Глич написал «Историю братской общины Сарепты». Доктор Иоганн Вир основал первую в регионе аптеку, открыл на Ергенинских высотах 32 источника минеральной воды, организовал в 1775 году курорт минеральных вод и лечебных грязей. Сарептский бальзам, изобретенный Лангерфельдом, пользовался широким спросом как лечебно-профилактическое средство.

Водопровод, устроенный сарептянами, спасал жителей от многих смертоносных эпидемий, так как подавал воду из родников и имел совершенную систему очистки. Предприниматели и мастера общины наладили текстильное производство. К 1780 году уже работало 15 ткацких предприятий. В начале XIX столетия Сарепта стала центром горчичной промышленности. Горчичное масло поставлялось не только в российские города, но и в Европу.

Искусный мастер Готлиб Мюке конструировал музыкальные инструменты – клавесины и клавикорды (предшественники фортепьяно). Гернгутеры изначально были поющим и музицирующим сообществом. Не ограничиваясь музыкально-певческими духовными собраниями в кирхе, они регулярно организовывали концерты классической музыки под открытым небом на площади. Среди сарептян было немало художников – любителей и профессионалов. Работы Алекса Брандта «Портрет миссионера», «Воскресший Христос и ученица» сохранились в музее города Гернгута. Пастор и ученый-естествоиспытатель Густав Туст занимался рисованием. Во время путешествия на Кавказ написал картины «Вид Дарьяльского ущелья», «Вид Пасанаура», «Вид Ларса». Миссионер, пастор и ученый Хайнрих Цвик также увлекался изобразительным искусством. Сохранились его акварели «Сарепта», «Хутор Гезундбрунен».

Времена потрясений

«Сарепта тихая, селение Христа! Цветущая, как крин, под сению Креста» – так обрисовал колонию русский поэт Александр Воейков. Однако не всегда жизнь текла благостно и плодотворно. В 1774 году мирную жизнь сарептян расстроили отряды Пугачева. Получив тревожное известие о том, что пугачевцы намерены осадить и разграбить Сарепту, обитатели колонии начали спешную эвакуацию. Женщин и детей по Волге на лодках отправили в Астрахань, мужчины двинулись туда же по берегу. Орды Пугачева учинили полнейший разгром в Сарепте: изломали орган и другие инструменты, сожгли ценнейшую библиотеку, разграбили подчистую имущество постоялого двора. В кирхе все было перевернуто вверх дном. Разбойничьи отряды Пугачева нанесли громадный ущерб. По указу императрицы Екатерины убытки были возмещены из государственной казны и до 1806 года колония освобождалась от уплаты налогов. Немало страданий и потерь пришлось пережить гернгутерам и от стихийных бедствий, от наводнений, опустошительных пожаров. Но Сарепта вновь отстраивалась и воскресала.

Со второй половины XIX века в Сарепте нарастает духовный и социальный кризис. Рабочие и служащие, привлеченные на жительство в Сарепту, далекие от стремления к духовным идеалам и благочестию, вносили атмосферу, ослабляющую веру и возвышенные жизненные стандарты коренных обитателей. Российские власти начинают издавать законы, направленные на утрату независимости общины от государственных структур, на отрыв колонии гернгутеров от центральной Дирекции их Братского союза в Германии. В эпоху правления Александра III всяческие ограничения и притеснения неправославных христиан резко усиливаются. Стечение таких неблагоприятных обстоятельств привело к тому, что 20 февраля 1892 года Дирекция принимает решение об упразднении общины гернгутеров в Сарепте. Наибольшая часть гернгутеров возвращается на исконную родину, а Сарепта получает статус обычного немецкого поселения, где в 1894 году сформировалась небольшая община немцев-лютеран.

Советская власть на волне жесточайших массовых репрессий в 1939 году закрывает кирху. Два последних пастора, отец и сын Райхерты, были арестованы и расстреляны в 1937 году. Бывший дом молитвы стали использовать под клуб, кинотеатр, склад. А в здании рядом даже разместили отдел НКВД. Неистовая борьба с религией, репрессии, депортация немцев в Сибирь привели Сарепту в крайнее запустение.

И только в 1991 году возрождается лютеранская община. Начинается реставрация здания кирхи, а в 1996 году состоялось ее освящение и официальное открытие. В октябре 2005 года в богослужебном зале зазвучал «король музыкальных инструментов» – орган. Духовную миссию гернгутеров в меру сил и возможностей продолжают местные лютеране, баптисты и другие протестанты, организуя различные общения, концерты духовной и классической музыки. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


"Историю румын" требуют убрать из молдавских школ

"Историю румын" требуют убрать из молдавских школ

Светлана Гамова

Власти могут не поддержать инициативу граждан

0
1521
Лукашенко всех запутал

Лукашенко всех запутал

Дмитрий Тараторин

Президент Белоруссии отметил День независимости страны крайне противоречивыми заявлениями

0
3169
Расшифровка пророчества. Истории о больших художниках, которые еще и большие люди

Расшифровка пророчества. Истории о больших художниках, которые еще и большие люди

Вардван Варжапетян

  

0
1184
Александр Федотов – испытатель, герой, рекордсмен

Александр Федотов – испытатель, герой, рекордсмен

Валерий Агеев

История человека, который взлетел выше всех

0
1048

Другие новости