0
43124
Газета Дипкурьер Печатная версия

26.04.2020 19:41:00

Россия и Узбекистан вступают в зону турбулентности

Повлияет ли "коронакризис" на взаимодействие Москвы и Ташкента?

Александр Воробьев

Об авторе: Александр Вячеславович Воробьев – кандидат исторических наук, научный сотрудник Центра изучения Центральной Азии и Кавказа Института востоковедения РАН.

Тэги: россия, узбекистан, экономика, инвестиции, пандемия, коронавирус

Все статьи по теме "Коронавирус COVID-19 - новая мировая проблема"

россия, узбекистан, экономика, инвестиции, пандемия, коронавирус Владимир Путин и Шавкат Мирзиёев могут встретиться в июне. Фото РИА Новости

За последние три-четыре года российско-узбекские отношения значительно интенсифицировались. И до этого неплохо понимавшие друг друга Москва и Ташкент после транзита власти в Узбекистане нашли взаимовыгодным делом расширение двустороннего экономического партнерства и политической кооперации. По итогам 2019 года Россия заняла второе место среди ключевых торговых партнеров Узбекистана: доля России во внешнеторговом обороте республики составила 15,7%. Узбекистан существенно нарастил поставки своей текстильной, продовольственной и иной продукции в различные регионы России. Специалисты по атомной энергетике начали осуществлять подготовительные работы по возведению первой в Центральной Азии атомной электростанции в Джизакской области Узбекистана: стоимость проекта оценивается в 11 млрд руб.

Для России развитие отношений с Узбекистаном означает укрепление собственных позиций в Центральной Азии и расширение рынков сбыта собственной несырьевой продукции. Для Узбекистана же значительную роль играет необходимость привлечения инвестиций в собственную экономику, развития промышленной кооперации и, конечно же, увеличения экономического присутствия на емком российском рынке. Политическое, военное и гуманитарное сотрудничество также находится в фокусе пристального внимания сторон.

Однако в прошлом месяце на развитие России и Узбекистана начала оказывать серьезное влияние пандемия. Порождаемые борьбой с ней экономические последствия уже повлияли на состояние экономик России и Узбекистана. Соответственно внутренние проблемы могут внести свои коррективы в дальнейшее сотрудничество двух государств.

Согласно прогнозам Всемирного банка, Узбекистан в результате распространения инфекции и принятых в стране ограничительных мер рискует растерять большую часть экономического роста: увеличение ВВП республики в 2020 году может составить лишь 1,6%. Впрочем, это далеко не самый плохой показатель на фоне прогнозов для других стран.

Узбекистан с большой долей вероятности понесет существенные потери от резкого сокращения объемов внешней торговли. В январе–марте 2020 года товарооборот уже сократился на 10% по сравнению с аналогичными показателями прошлого года. Республика столкнется с дефицитом текущего баланса. Почти на 50% могут сократиться поступления от трудовых мигрантов, работающих за границей. Дефицит бюджета может возрасти до 5,6% в 2020 году. Вероятно, увеличится уровень бедности населения. При этом поддержать экономику и внешнюю торговлю Узбекистана на плаву может экспорт золота и продовольствия. Спрос на них по-прежнему высок. Примечательно, что около 30% всего экспорта республики в первом квартале 2020 года составил именно экспорт золота.

Что касается России, то она сталкивается с не менее серьезными проблемами. Коллапс нефтяного экспорта страны вызывает эффект домино: нефтяная депрессия может быстро превратиться в депрессию банковского сектора, потребительского рынка. Также пострадает рынок труда: череда увольнений и сокращений уже прокатилась по ряду компаний. Однако за «тучные» годы Россия сумела накопить значительные резервы в свой Фонд национального благосостояния, а банковская система страны является устойчивой и обладает неплохим запасом прочности.

Последствиями экономических пертурбаций в России и Узбекистане, вероятно, станет то, что серьезным образом пострадают двусторонние экономические связи по линии малого и среднего бизнеса. В отличие от крупного окологосударственного бизнеса малый и средний бизнес не имеет большого запаса прочности и не пользуется широкой государственной поддержкой.

Причем сокращение связей может иметь достаточно массовый и долговременный характер, поскольку будет связано не только с краткосрочным шоком, но и с долговременным падением спроса ввиду падения доходов населения. Значительная часть производимой в Узбекистане и идущей на экспорт в Россию продукции – текстиль, кожевенная, плодоовощная продукция – рассчитана именно на массовый спрос со стороны средних и небогатых слоев населения. Но при этом она не относится к товарам первой необходимости. То же самое можно сказать и о рекреационном и деловом туризме, который в последние три-четыре года только-только начал набирать обороты в Узбекистане.

Можно предположить, что в такой ситуации под более серьезным ударом окажутся межрегиональные торгово-экономические связи, поскольку именно во взаимодействии регионов России и Узбекистана удельный вес малого и среднего бизнеса выше. Ввиду нехватки средств предприятия-контрагенты будут в лучшем случае сворачивать свою активность, ограничиваясь вопросами выживания, а в худшем – просто закрываться.

Положение дел в государственном и окологосударственном секторах двустороннего взаимодействия выглядит гораздо лучше. ЛУКОЙЛ не свернет своего присутствия в Узбекистане, а Росатом продолжит строить АЭС в Джизакской области в соответствии с графиком. Вероятно, именно взаимодействие на уровне руководства государств, совместные межгосударственные проекты и взаимодействие крупного бизнеса выступят в роли того самого станового хребта, который не позволит экономическим отношениям двух стран серьезно просесть.

В текущем месяце министр промышленности и торговли России Денис Мантуров обсудил будущее двусторонних торгово-промышленных отношений с министром инвестиций и внешней торговли Узбекистана Сардором Умурзаковым. В ходе беседы Мантуров подчеркнул, что Москва отводит ключевую роль торгово-промышленному сотрудничеству со своими партнерами, а также предлагает создать хлопково-текстильный кластер на территории Узбекистана. Российская сторона также готова уделять особое внимание развитию автомобилестроения, сельскохозяйственного машиностроения, энергетического машиностроения.

Внимание российских промышленных властей к сотрудничеству в сфере машиностроения не случайно. По итогам 2019 года поставки машин, оборудования и транспортных средств в Узбекистан превысили сумму в 1 млрд руб. В ноябре 2019 года в Самарканде была запущена новая линия сборки шасси для автомобилей KамAЗ. Однако и Узбекистан заинтересован в развитии такого сотрудничества. Дело в том, что в последние годы узбекская экономика серьезно прибавляла за счет вложения средств в развитие различных секторов промышленности. Источником этих вложений зачастую выступало само государство, выдавая льготные кредиты, но часто источником средств были иностранные компании, инвестирующие в открывающийся миру Узбекистан. Сокращение темпов капиталовложений будет означать замедление темпов экономического роста республики, что в условиях непростой демографической ситуации будет приводить к повышению уровня бедности населения и росту безработицы.

В условиях нарастающей турбулентности важным вопросом в двусторонних отношениях России и Узбекистана будет являться вопрос трудовых мигрантов. Сегодня в России остается свыше 2 млн трудовых мигрантов из Узбекистана. Для Ташкента, разумеется, важно, чтобы граждане Узбекистана не были ущемлены в правах в период «коронакризиса» и экономической рецессии в России. Также власти Узбекистана заинтересованы в том, чтобы остающиеся в РФ мигранты своими переводами в Узбекистан обеспечивали приток денег в республику. Наконец, возможный отъезд дополнительного количества мигрантов на родину в текущих условиях лишь усилит безработицу и создаст почву для роста социальной напряженности в Узбекистане.

Показательно, что в середине апреля верхняя палата парламента Узбекистана обратилась к Совету Федерации с посланием, в котором попросила российскую сторону оказать содействие трудовым мигрантам из Узбекистана в условиях пандемии коронавируса. Сегодня вопрос отношения российской стороны к трудовым мигрантам из республики обретает не только гуманитарное, человеческое измерение, но и политическую значимость. Внимание российских властей к судьбе трудовых мигрантов и посильное содействие им может поспособствовать укреплению доверия в двусторонних отношениях России и Узбекистана.

На июнь нынешнего года запланирован визит президента Узбекистана Шавката Мирзиёева в Москву. В ходе визита стороны планируют подписать декларацию о всеобъемлющем и стратегическом партнерстве между Россией и Узбекистаном. Этот документ должен стать, с одной стороны, обобщением того, чего стороны достигли за прошедшие несколько лет. Декларация также должна стать рамочной основой того, как будет развиваться дальнейшее сотрудничество двух стран в краткосрочной и среднесрочной перспективе.

Распространение пандемии и экономические последствия борьбы с ней нанесут определенный ущерб отношениям двух стран в сфере экономики. Где-то этот ущерб будет весьма и весьма существенным: особенно на уровне предприятий, объединений, локальных территорий. Однако уровень политических взаимоотношений и стратегической заинтересованности России и Узбекистана во взаимодействии друг с другом остаются весьма высокими. Это позволяет рассчитывать на то, что совместными усилиями, реализацией крупных совместных проектов и восстановлением условий для работы малого и среднего бизнеса негативные последствия будут постепенно устранены. Со временем двустороннее взаимодействие снова обретет стабильность и продолжит поступательный рост. 


статьи по теме


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Иран усложнил снятие санкций своими же высокими требованиями

Иран усложнил снятие санкций своими же высокими требованиями

Данила Моисеев

Седьмой раунд переговоров по восстановлению "ядерной сделки" может стать не последним

0
1165
Новый штамм коронавируса снижает глобальный спрос на нефть

Новый штамм коронавируса снижает глобальный спрос на нефть

Ольга Соловьева

Участники соглашения ОПЕК+ взяли паузу для изучения опасности "омикрона"

0
1667
О ковидном Х-факторе для власти

О ковидном Х-факторе для власти

Программу вакцинации подрывают не либералы, а консерваторы

0
1100
ОАЭ хотят отбить аэропорт Кабула у Турции и Катара

ОАЭ хотят отбить аэропорт Кабула у Турции и Катара

Игорь Субботин

Абу-Даби уговаривает талибов доверить ему воздушную гавань

0
1305

Другие новости

Загрузка...