0
6901
Газета Культура Печатная версия

09.06.2024 18:54:00

Берите два: зачем московским худрукам дали еще по одному театру

Владимир Машков, Евгений Герасимов и Константин Богомолов обрели новые должности

Тэги: московские театры, смена руководства, кадровые перестановки, худруки, богомолов, машков, герасимов


московские театры, смена руководства, кадровые перестановки, худруки, богомолов, машков, герасимов Амбициям Константина Богомолова можно только позавидовать. Фото агентства «Москва»

Под конец сезона случилось беспрецедентное событие: в центральном ряду московских театров сменилось руководство. Владимир Машков назначен новым директором «Современника», место Сергея Газарова в Театре сатиры занял Евгений Герасимов, а Театр Романа Виктюка возглавил Константин Богомолов. При этом все трое сохранят текущие должности художественных руководителей: Машков – в Театре Олега Табакова, Герасимов – в Театре на Малой Ордынке (экс-Театре Луны), Богомолов – в Театре на Бронной.

Кучные кадровые перестановки в последние два года уже стали рутиной, но такой сложной математики наблюдать еще не приходилось. Впрочем, маэстро Валерий Гергиев уже задал планку, взявшись работать на два города: то есть в Мариинке и Большом театре (и это не считая их филиалов от Калининграда до Владивостока). Так почему бы подобную логистику не развить на локальном уровне: свежеиспеченные «двойные» худруки будут совмещать руководство структурами разных районов столицы. Начнем с «Современника»: его новый директор возглавляет «Табакерку» (причем одна из двух сцен на реконструкции), а также Театральную школу Табакова, помимо этого, Владимир Машков стал председателем Союза театральных деятелей России и президентом национальной премии «Золотая маска». Театр сатиры на сегодня имеет не только Основную и Камерные сцены на Триумфальной площади, но еще Малую (Детскую) на «Спортивной» и «Прогресс-сцену» на Ломоносовском проспекте (экс-Театр Джигарханяна). При этом Евгений Герасимов вкупе с «Малой Ордынкой» (театру явно не хватило двух сезонов на реальную перезагрузку после Сергея Проханова) еще и имеет занятость депутата Мосгордумы. Наконец, Константин Богомолов, который действительно «раскрутил» Театр на Бронной, перекидывается на Стромынку, к тому же режиссер набрал и свою режиссерскую магистратуру в ГИТИС.

Справедливости ради, суть рокировок имеет назревшие причины: и «Современник», и Театр сатиры, и Театр Виктюка переживают не лучшие времена. В «Современнике» режиссеру Виктору Рыжакову не дали воплотить в жизнь программу ребрендинга, а после его увольнения театр под руководством директора Юрия Кравца и номинального худсовета (в него входили, в частности, Владислав Ветров и Алена Бабенко) окончательно погрузился в творческий хаос – труппа редела, корифеи либо ушли сами, либо их «ушли», репертуар хромал. Театр сатиры подошел к будущему 100-летию в разобранном состоянии: труппа похоронила своих старейшин (Веру Васильеву, Александра Ширвиндта), многие актеры сидели без работы (из-за слияния труппа безмерно разрослась, а ведущие роли оказывались у приглашенных). Театр Романа Виктюка постигла болезнь любого авторского театра – без своего основоположника труппа жила на старых хитах, назначение режиссера Дениса Азарова спешно закончилось его увольнением (как и в случае с Рыжаковым, не «по собственному желанию»), и попытка обновления закончилась, едва начавшись.

Хоть и с большой натяжкой, но в каждой связке можно найти свою логику. Так, Машков – ученик Олега Табакова, который также служил в свое время директором «Современника» и стоял у его истоков вместе с Галиной Волчек и Олегом Ефремовым. Машков придерживается идеи верховенства русского психологического театра, который и ассоциирует с «Современником», о чем он сказал на установочном сборе труппы в выходные. Остается добавить, что в свое время «Современник» создавался как свободная, самостоятельная инициатива в противовес господствующей идеологии. В то время как «Табакерка» сегодня – это флагманский театр госполитики. На первый взгляд абсурдную передачу Театра Виктюка Богомолову можно объяснить тем, что такое специфическое здание, которое сейчас имеет труппа (его добился Роман Григорьевич в последние годы жизни), под силу всерьез освоить только режиссеру-экспериментатору. Об этом пишет и сам Богомолов в своем блоге: «Моя задача – сделать так, чтобы это уникальное пространство, созданное в начале ХХ века выдающимся русским архитектором (Константином Мельниковым. – «НГ») и замечательно отреставрированное городом, стало бы новой точкой притяжения». В экс-Театре Луны Герасимов революции не совершил, не будет ее, видимо, и в «Сатире», народный артист уже объявил, что восстановит «визитную карточку» театра – «Женитьбу Фигаро» (причем планируется приглашение французского режиссера).

Сосредоточение театрального хозяйства в одних и тех же руках наталкивает на мысль об оптимизации бюджета, но данные театры сохранят автономию. Кроме того, очевидна нехватка кадров. Другой вопрос – не создается ли таким образом их искусственный дефицит? Ведь театральная индустрия не равняется только вышеозначенным персонам, но именно им учредитель всецело доверяет, от них не ждут досадных сюрпризов. Если и раньше получить свой театр было непросто достойному режиссеру без аппаратного веса, то сегодня критерии сужаются. Худрук театра сегодня лицо не столько творческое, сколько идеологическое. При этом есть театры, скажем так, «неприкасаемые»: так, попытка «Ленкома» поработать с главным режиссером провалилась. Алексей Франдетти на год раньше расторг контракт с директором Марком Варшавером и ушел из «Ленкома» в Театр эстрады по приглашению Геннадия Хазанова (тонкое стратегическое решение народного артиста). Однако «Ленком» снова остается без творческого лидера, и его никто не спешит никому перепоручить.

И все-таки театры – это не заводы, которые можно объединить в единый холдинг (а именно так получается, например, с Московским театром кукол, ранее к нему уже присоединяли Камерный театр кукол, теперь добавили еще и областной). У каждого театра должно быть свое лицо, его «продукт» – уникален, его сотрудники – это творческие единицы, которые требуют ежечасного живого сотрудничества, а количество сцен совсем не гарантирует качества выпущенных премьер. Театр нельзя запустить и передать на аутсорсинг, им нельзя заниматься «между» или «заодно»; театр – это дело, которому посвящают жизнь, а не только свободные слоты рабочего графика.

Видимо, чтобы подсластить пилюлю, однозначно позитивное решение в это «комбо» все же добавили. Центр им. Мейерхольда (ЦИМ), который ранее слили со Школой драматического искусства (ШДИ), вновь отсоединяют, чтобы, в свою очередь, отдать театру «Шалом». И это лучшее решение из возможных. Наконец признана несостоятельность политики директора ШДИ Ольги Соколовой и, наоборот, оценен потенциал «Шалома», которому после блестящего нового старта стало тесно на его маленькой площадке на Варшавском шоссе. Так что у ЦИМа есть шанс снова стать востребованным местом. 


Читайте также


"Золотая маска" продлила заявочную кампанию...

"Золотая маска" продлила заявочную кампанию...

Марина Гайкович

Премия "Музыкальное сердце театра 2024" объявила список номинантов, новую сцену "Табакерки" закрывают на ремонт

0
670
Россию атакуют в международных судах

Россию атакуют в международных судах

Геннадий Петров

В Страсбурге удовлетворен иск Украины по Крыму, в Гааге выписан ордер на арест Шойгу и Герасимова

0
2660
Театр Армии в будущем сезоне хочет открыть новую страницу

Театр Армии в будущем сезоне хочет открыть новую страницу

Елизавета Авдошина

Его здание станет доступно для свободного посещения, а главной премьерой будет "Мастер и Маргарита"

0
4025
О переходе губернаторов в правительство

О переходе губернаторов в правительство

Ответственные должности в регионах станут привлекательнее для чиновников

0
6749

Другие новости