0
3248
Газета Экономика Печатная версия

01.06.2021 20:12:00

"Ковидный хвост" обойдется экономике в 1% ВВП

Готовы ли работодатели взять на себя реабилитацию переболевших сотрудников

Тэги: коронавирус, пандемия, covid 19, потери, ввп, постковидная реабилитация, страхование, омс

Все статьи по теме "Коронавирус COVID-19 - новая мировая проблема"

On-Line версия

коронавирус, пандемия, covid 19, потери, ввп, постковидная реабилитация, страхование, омс Восстановление в санатории после перенесенного COVID-19 может позволить себе не каждый пациент. Фото РИА Новости

Экономика вскоре может ощутить действие «ковидного хвоста», который чреват потерями 1% ВВП. Как сообщали врачи, в зависимости от тяжести болезни долечивание после COVID-19 требуется в среднем каждому второму пациенту. Но не каждый может рассчитывать на реабилитацию за счет государства. Должны ли работодатели финансировать постковидную реабилитацию? Вопрос требует внимания, считают в Федерации независимых профсоюзов России. В Ассоциации оздоровительного туризма сообщили «НГ» о растущем спросе на программы восстановления после COVID-19.

Второй год пандемии ставит перед государством новую задачу – возвращение к полноценной жизни тех, кто перенес COVID-19, восстановление их трудоспособности.

Как сообщала главный внештатный специалист по медицинской реабилитации Минздрава Галина Иванова, в дополнительном восстанавливающем лечении после COVID-19 нуждаются 100% пациентов, которые перенесли болезнь в тяжелой форме, 70% тех, у кого заболевание было средней степени тяжести, и даже 25–40% тех, кто переболел легко. Так что в среднем речь может идти примерно о каждом втором переболевшем.

«Медицинская реабилитация входит в программу государственных гарантий и покрывается за счет средств обязательного медицинского страхования (ОМС)», – сообщили «НГ» в пресс-службе Минздрава.

Опрошенные эксперты, ссылаясь на методические рекомендации Минздрава, однако, обратили внимание на то, что в реабилитации по ОМС нуждаются далеко не все пациенты с COVID-19, а те из них, которые перенесли длительную искусственную вентиляцию легких, экстракорпоральную мембранную оксигенацию, и другие пациенты исходя из клинических показаний, результатов инструментальных и лабораторных исследований.

Однако как быть тем, кто вне этого списка, но тоже столкнулся с отложенными последствиями? Одним из решений может стать привлечение работодателей к финансированию реабилитации таких сотрудников. Готовы ли они к этой новой задаче, да и должны ли в принципе участвовать в решении этой проблемы?

«По нашему мнению, вопрос требует внимания, – сообщили «НГ» в пресс-службе Федерации независимых профсоюзов России. – Конечно, мы заинтересованы, чтобы работник направлялся на реабилитацию после перенесенной им коронавирусной инфекции. Однако на текущий момент в законодательстве это не предусмотрено и является исключительно решением отдельных работодателей в соответствии с их финансовыми возможностями».

Как сообщила директор по продажам и маркетингу кадровой компании ANCOR Наталья Щербакова, такой массовой практики, чтобы российские компании закладывали расходы на реабилитацию переболевших ковидом работников, «точно не существует»: «Возможно, имеют место единичные случаи».

«Многие работодатели несли нагрузку в период изоляции и обеспечивали зарплату в полном размере. За прошедший год очень много работников уходило на больничный и не могло выполнять полноценно свои трудовые функции. Поэтому оплата постковидной реабилитации – это добровольное право работодателя», – пояснил юрист, основатель консалтинговой группы vvCube Вадим Ткаченко. Хотя, как добавил эксперт, если сотруднику показана реабилитация, то он ее проходит за счет средств ОМС, работодатель же оплачивает больничный за три дня.

Кстати, и в текущем законодательстве есть обязанности работодателя в ситуации временной или стойкой утраты нетрудоспособности работника в результате несчастного случая на производстве или профессионального заболевания, обратил внимание управляющий директор консультационной группы «ТИМ» Виктор Миронов.

«Эти меры предусматривают как гарантии от увольнения, так и компенсацию расходов на лечение и реабилитацию, если в заболевании есть вина работодателя», – пояснил эксперт. Если заболевание произошло на рабочем месте и работодатель не предоставил возможности соблюсти меры безопасности, то «ответственность работодателя за такое заболевание сотрудника и его последствия наступает и по действующему законодательству».

Попытки же распространить на работодателя ответственность за все случаи заболевания независимо от их причин, все-таки вызывают сомнения, следует из комментария эксперта.

В то же время, как сказал «НГ» медицинский директор Ассоциации оздоровительного туризма и корпоративного здоровья Михаил Данилов, «безусловно, пандемия внесла серьезные коррективы в корпоративные программы многих организаций в России, да и в целом послужила толчком к изменению политики компаний по отношению к сотрудникам».

Причем, по его словам, к промышленным гигантам, которые всегда располагали серьезными ресурсами для заботы о здоровье своих работников, присоединились представители и менее крупного бизнеса.

«В самый разгар пандемии очень многие компании создавали специальные программы, направленные на поддержку сотрудников», – отметил Данилов. Кроме того, есть примеры, когда компании корректировали и свои соцпакеты в части оздоровления и реабилитации.

«Опираясь на опросы санаторно-курортных организаций, можно с уверенностью сказать, что спрос с начала 2021 года именно на программы восстановления после COVID-19 вырос, в том числе в корпоративном сегменте (то есть в санаториях, принадлежащих корпорациям. – «НГ»)», – сказал Данилов. Он пояснил: «Если в декабре-январе запросы были единичные, то сейчас в общем потоке отдыхающих в некоторых санаториях поток реабилитируемых составляет до 5–7%, и есть предпосылки к дальнейшему росту».

«Программы по здоровьесбережению сотрудников были приняты во многих крупных компаниях задолго до кризиса, – сообщил первый вице-президент «Опоры России» Павел Сигал. – Они предполагали регулярные осмотры у специалистов, возможность поправить здоровье в санаториях и т.п. Соответственно, и после пандемии компании продолжат реализовывать такую политику».

Если постковидная реабилитация разной степени сложности может потребоваться в среднем для 50% переболевших, то необходимы будут дополнительные социальные расходы, говорит государственный советник РФ второго класса, профессор РАНХиГС Людмила Пронина. «Это повлечет увеличение объема средств по некоторым госпрограммам в составе федерального бюджета по статьям «Здравоохранение», «Занятость населения» и другим», – поясняет экономист.

По мнению Прониной, работодателям важно включать в свой соцпакет для работников мероприятия, направленные на реабилитацию после ковида: оздоровительные программы, программы добровольного медицинского страхования, санаторно-курортного лечения.

Как говорит Пронина, «ковидный хвост» действительно может стать серьезной нагрузкой на экономику, но только при явном ухудшении ситуации: в этом случае потери могут составить более 1% ВВП, допускает эксперт. 

«Расходы государства и отдельных компаний выглядят весомыми. Но потеря ценных кадров окажется дороже, – продолжает аналитик компании «Финам» Алексей Коренев. – «Ковидный хвост» сказывается на экономике даже больше, чем сама заболеваемость: зачастую болезнь люди переносят за 2–3 недели, но последствия, от которых приходится лечиться, тянутся месяцами. «Ковидный хвост» может в итоге притормозить развитие мировой и национальных экономик на годы».

«В большинстве случаев граждане будут справляться со своими проблемами самостоятельно, а удар по экономике будет косвенный», – предположил руководитель департамента компании «Универ Капитал» Андрей Верников. И подсчитать этот ущерб пока затруднительно. Эксперт также ожидает, что скорее всего люди начнут чаще брать больничные – даже те, кто раньше переносил болезнь на ногах.

В пресс-службе Минздрава добавили, что к основным задачам медицинской реабилитации пациентов, перенесших COVID-19, относятся восстановление функции внешнего дыхания; восстановление толерантности к нагрузкам; коррекция нутритивных нарушений; повышение психоэмоциональной стабильности; профилактика осложнений заболевания, увеличение повседневной активности; восстановление способности к бытовым и профессиональным компетенциям.

Как пояснили в ведомстве, «формирование индивидуальных программ медицинской реабилитации зависит от тяжести заболевания, наличия коморбидных состояний, развития других острых состояний на фоне инфекции».


статьи по теме


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Пандемия – не тема для дискуссий

Пандемия – не тема для дискуссий

Почему власть ограничивает предвыборное обсуждение вопросов коронавируса и вакцинации

0
1136
Санитарной бюрократией лечат всех мигрантов

Санитарной бюрократией лечат всех мигрантов

Екатерина Трифонова

Медицинский досмотр по-разному сказывается на здоровье гастарбайтеров и переселенцев

0
1611
Где даже Пушкин не пролетал

Где даже Пушкин не пролетал

Наталия Ярославцева

На «Диалогах Клуба поэзии» выступил Юрий Михайлик

0
218
Спрос на "заразные деньги" в России стал рекордным

Спрос на "заразные деньги" в России стал рекордным

Анастасия Башкатова

Пандемия заставила предпринимателей убегать от налогов в кэш

0
2221

Другие новости

Загрузка...